Александр Королев
Александр Королев

Трагедия в Анкаре

В Анкаре убили российского посла Андрея Карлова чуть ли не в прямом эфире. Когда я посмотрел видеозапись, то испытал некоторое оцепенение. Понятно, что количество убийств, просмотренных в фильмах не поддается исчислению, но когда видишь настоящее, то впадаешь в некий ступор, хотя внешне все очень напоминало какой-то фильм, особенно этот молодой человек, Мевлют Мерт Алтынташ, убийца, в хорошем костюме, который громко говорил с пистолетом в руках.

С его слов мотивом убийства были действия российских войск в Сирии, в частности бомбежки, жертвы, связанные с этими операциями. То есть, главным мотивом были жалость и сострадание к погибшим мирным сирийцам. Но я думаю, что эта страшная ложь. Нет, думаю, что Мевлют был искренен в своих действиях. Ложь заключается в том, и тут он обманывал сам себя, что все это осуществляется как бы из-за сочувствия другим людям. Это ложь, дьявольская ложь. Нельзя из сочувствия и сострадания к одним убивать других.

Бердяев Н.А. как-то заметил, что современная война потеряла всякое благородство и превратилась в выстрелы из-за угла. Тут еще можно добавить из-за спины. Мевлюта нельзя назвать трусом, он шел на верную смерть, но разве не позор стрелять в спину пожилому человеку, который по сути ни в чем не виноват? Разве это не подлость? Может, я говорю какие смешные по наивности вещи, но стрелять в спину безоружному человеку, который тебе в отцы годиться – это что-то очень низкое и недостойное.

И еще, что на мой взгляд тут очевидно. Мевлюта на самом деле, хотя он сам об этом не догадывался, нисколько не интересовали жертвы среди сирийского населения. Я в этом убежден. Хотя если бы он был жив, и я смог бы с ним сейчас говорить, то он искренне убеждал бы меня в обратном. Но он врал бы и себе и мне. В Коране есть замечательные слова, что убивший одного человека, как бы убил все человечество. Прекрасные слова. Поэтому я убежден, что человек, способный хладнокровно убить другого человека, в глубине не может быть движим состраданием и сочувствием. Сентиментальным он быть может, умиляться при виде детишек и котиков, но жизнь показывает, что сентиментальные люди бывают очень жестоки. Солженицын писал, что уголовники порою бывали очень сентиментальны, очень любили, когда политические репрессированные рассказывали им литературные произведения, при этом они могли даже чуть ли не плакать. Но после этого ничто не мешало им спокойно топить в параше, проигравшего в карты зэка.

Человек, убивающий другого во имя какой-то идеи, находится под властью идола. Его сознание захвачено идеологемами, и он служит им. Как отличить идеологизированного человека от человека, действительно радеющего за благо других? Способностью приносить человеческие жертвы. Если человек ради блага семьи, народа, человечества готов кого-то «замочить», значит, в глубине ему плевать на эту семью, народ, человечество. Он никогда в этом не признается, никому, даже себе. Но такой человек служит своему идолу, а за каждым идолом стоит своего эго, самость – самый страшный идол и который требует больше всего жертв.

Я думаю, самый верный критерий подлинности намерений человека, который позиционирует себя как борец за кого-то – это его отношение к другому человеку. Если сегодня он готов ради блага одних убить других, то завтра он может спокойно убить тех, ради кого боролся и сражался. Это прекрасно было видно в русской революции, а потом и в октябрьском перевороте. Революционное движение, которое началось ради блага всех угнетенных, закончилось одним из самых страшных режимов, который угнетал так, как предыдущему и не снилось. Хотя все эти революционеры, я убежден, были вполне искренне в своих убеждениях, самоотвержены не менее, чем Мевлют Мерт Алтынташ.

Я не хочу касаться политической стороны этого страшного события. Об этом уже много пишут те, кто в политике гораздо лучше, чем я разбирается. Меня интересует момент не политический, а антропологический, сам феномен терроризма – это страшное явление современности, которое кстати зародилось в России. Первые бомбисты, по-крайней мере в Европе, появились у нас еще в XIX веке.

Самым верным ответом мирового сообщества, на мой взгляд, тут будет все большее и большее утверждение всего того, что написано в декларации о правах человека. Принцип бесценности человеческой личности, который в основе своей есть христианский принцип, должен быть противопоставлен всякому макиавеллизму, которого хватает и в европейском сообществе, куда я отношу и Россию, а не только среди радикалов-исламистов. Главное, чтобы мы не стали думать, что для блага нашего сообщества главное – это убить того-то и того-то. Конечно, силовые структуры должны защищать людей, и если для этого придется убивать, то, конечно, нужно выбирать меньшее зло. Но убийство всегда должно быть убийством, злом, не должно возводиться в ранг благодеяния.

Выражаю соболезнования близким Андрея Карлова. Пусть Господь упокоит его в своих обителях, утешит родных и друзей. Соболезнования и родным Мевлюта. Они тоже потеряли близкого человека, только они потеряли его не в день его гибели, а в день, когда он встал на путь экстремизма. Пусть Господь простит и его заблудшую и потерянную душу.

Андрей Карлов
Андрей Карлов

Другие записи автора:

Автокефалия: раскол либерального сознания

Что значит быть русским человеком?

Easter is coming

О национальном и личном покаянии

Адский позитив моей вселенной

Притча о блудном сыне в новой интерпретации

Два урока от Господа

Какие все они потрясающие!

Со священником Виктором Дунаевым я знаком несколько лет

Ожидающий Царствия

О таинствоцентричности церковной жизни

О том как сбываются мечты. Фестиваль Преображенского братства "Имеющие надежду"

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку