священник Георгий Кочетков
священник Георгий Кочетков

«Воспоминания о войне»

В этот день особенно хочется вспомнить и порекомендовать прочитать (или перечитать) книгу «Воспоминания о войне» Николая Николаевича Никулина.
Когда-то, во второй половине 60-х годов, я очень интересовался Великой отечественной войной и читал много книг. Тогда выпускались многочисленные толстые воспоминания, начиная с Жукова, шли споры о Сталине и проч. Но потом я надолго совсем оставил эту тематику и сознательно ничего не читал о войне. Ничего! Не слушал, не читал, не смотрел. И не мог, и не хотел. Наверное, по той причине, что Отечественная война – это область молчания, как и вся область советских репрессий. Люди, которые побывали в той мясорубке с 17 года до 41-го, об этом всегда молчали. И потом эта мясорубка всё продолжалась и продолжалась. Она была и во время войны, параллельно с ней, и на войне. Заградотряды из этой же серии. Это была зона, зона и ничего другого. И поэтому об этом нельзя было говорить. Поэтому и нам нельзя праздновать победу, хотя победа была. Но и нельзя превращать этот день в панихиду, хотя там погибло несметное количество людей, которых даже не знаешь, как назвать. Они были жертвами – и своей собственной близорукости, и советской системы, и судьбы, и истории, и Русской катастрофы XX в. Но не только жертвами, но и активными участниками всего этого, по-разному смотрящими на происходившее.
Войну можно осознавать только в контексте всего XX в., и отношение к ней может вырабатываться только так, и конечно никакого ура-патриотизма здесь быть не может. В принципе. Это не то, чем гордятся, это не то, чего стыдятся. Так же как освобождение захваченных немцами территорий. Это и освобождение, это часто и порабощение. Одни говорят «интервенты», другие говорят «освободители». В какой-то степени и те, и те правы, и в то же время это ни то и ни другое.
Книга Н.Н. Никулина «Воспоминания о войне» может быть камертоном для понимания этой тяжелейшей, страшнейшей и сложнейшей страницы истории. Нашей истории. Я не думаю, что будут много говорить о войне. Ее могут использовать в пропагандистских целях бесконечно, но это другое дело, это все шелуха, она уйдет, забудется. Книжка Николая Николаевича – та крупица, из которой можно развернуть целое. Он действительно человек из другого теста, из другого племени, из другой эпохи, из другой страны, другого народа, которого теперь нет – нет страны, нет народа. Есть отдельные люди, от которых ожидается что-то новое, но оно же и преемственное. И я всегда надеюсь только на это – что родится нечто новое, в церкви, в народе, в стране, в культуре, преемственное по отношению к таким людям, как Николай Николаевич, как Сергей Сергеевич Аверинцев. Есть кого вспомнить, в том числе и из ныне живущих, хотя их так мало. Тема событий ХХ века для всех нас ещё долго будет горячей, пока мы не почувствуем себя преемниками в полной мере вот этой бывшей на нашей территории страны, этого жившего в той стране народа, той бывшей культуры и той церкви, которая должна быть сердцем этой страны, этого народа, этой культуры. В этом деле значение таких людей, как Николай Николаевич Никулин, и таких книг, как та, которая нами сейчас обсуждается, неоценимо.

Другие записи автора:

Стремления жить благочестиво недостаточно

Богослужебная традиция служения литургии апостола Иакова

И за всех, и за вся

Церковь всегда больше, чем она кажется

Русский язык. Что дальше?

Мать Мария (Скобцова) человек знаковый

Удовольствие или жертва

Праздник избранничества Божьей матери

Зашифрованная ведомость

Что такое агапа?

Если всё это убрать из православия, что в нем останется?

О православии на Украине

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку