Софья Андросенко
Софья Андросенко

О чём написал Лев

Недавно случилось событие, которое поразило меня и ещё многих людей. Об отце Георгии и Льве Шипмане, принёсших в присутствии нескольких тысяч человек покаяние за русский и за еврейский народы, даже написали в газетах. В одной из публикаций, правда, была странная (без авторства) редакционная приписка – мол как можно каяться за других. Лев (а надо знать Льва!) не удержался и написал ответ и попросил меня его обнародовать, что я и делаю, т.к. никакой обратной связи «Новые Известия» не предлагают.

Вот что написал Лев:

«Уважаемая редакция, я благодарю вас за публикацию наших с о. Георгием Кочетковым двух выступлений на Преображенском Фестивале и за вашу реплику на них и хочу немножко восполнить сейчас недостаток, неизбежный в них в силу жанра: тогда надо было сказать очень кратко и главное, невозможно было объяснять подробно все детали и аспекты.
В вашем резюме высказано недоумение, как один человек может каяться за других, если этот человек не наделен властными полномочиями. Скажу свой взгляд на этот вопрос.
Каждый человек несет в себе всю наследственную информацию не только о своих прямых предках, т. е. о семье, но и обо всей своей своей нации. Если мы продумаем этот вопрос до конца, то мы придем к выводу, что в каждом человеке запечатлелся весь мир, п. ч. на самом деле все и всё связаны со всеми и со всем. Т. е. мир представляет единое целое, поэтому Достоевский и написал: "Все за всех виноваты". Но реально можно размышлять и действовать только в пределах своей нации или страны, в которой я живу. Меня с моими родными по крови и по месту проживания связывает бесчисленное множество связей в силу всей сложности и многообразия человеческой жизни. Я очень сильно осознал это за всю свою не маленькую жизнь, а с особенной силой - за последние 17 лет с момента обретения веры в триединого Бога - в процессе оглашения, которое я прошел за 1,5 года в Преображенском Братстве и последующих 15,5 лет церковной жизни. Но эта глубинная связь всех со всеми накладывает на человека также и особую очень серьезную ответственность за семью, за нацию, а по самому большому счету и за весь мир. Именно об этом - гениальное высказывание Достоевского. При этом, безусловно, надо всегда сохранять трезвенность и отдавать себе отчёт во всех существенных аспектах темы размышления и действия. Я очень четко отдаю себе отчет в том, какую огромную и больную тему я затронул в своём выступлении, но несмотря на эту огромную ответственность я не мог не взять ее на себя, п. ч. эту проблему я выносил в себе за всю свою жизнь и к середине этого года, наконец, понял, что больше не могу молчать, п. ч. дело касается судьбы двух народов, которые для меня дороже моей маленькой жизни. В этой проблеме речь идет не только о сегодняшнем и обо всех предыдущих днях жизни еврейского и русского народов, но, что сейчас самое главное, об их будущем. Вопрос сейчас для России и для еврейской нации стоит, как нож к горлу: жить или не жить, спасение и жизнь в Свете или аннигиляция. Этот вопрос для России и для всех ее жителей поставлен так еще в 20-м веке и до сих пор он еще не решен. И позитивно он может быть решен только через общенародное покаяние, и никаким другим образом. И я уверен, что мы сейчас уже подошли "к краю платформы". Вот почему я ни мгновения не сомневался в своем выступлении».

***

После покаяния отца Георгия и Льва я тоже много думала – и об их молитве, и о реакции на нее.

И русский и еврейский народы очень сильно пострадали в XX веке. Украинский народ, который я не могу отделить от русского и с которым кровно связана, тоже страдал. Но часто почему-то сама мысль о том, что ты или твой народ – жертва, не дает увидеть, что тебе и твоим тоже есть в чем каяться. И если ты любишь свой народ, то тебе не может не быть стыдно за его грехи и промахи, а значит за них нужно и можно извиняться, стараться от них очиститься и насколько возможно – искупить.

Люди хотят нормальной жизни: хорошую семью, машину, приятное общество, красиво одеваться и ходить в кафе. Кто-то хочет просто благочестивой жизни: храм по воскресеньям и кофе после причастия, сделать мир чуточку лучше и спать спокойно. Но почему-то даже эти последние часто боятся слова «покаяние», будто оно непременно значит, что кто-то будет их «виноватить». Еще на фоне всей этой моды на психологию, психотерапию и духовный феншуй вообще чувство вины считается чем-то неприличным (а Бердяев называл его аристократическим).

Странно не видеть, что не на любой почве счастье или хотя бы нормальная жизнь может вырасти. В земле, политой кровью миллионов невинно убитых и закопанных в безымянных рвах, оскверненной ложью, предательством, клеветой, завистью и недоверием – без покаяния просто нет оснований для нормальной жизни. Никто же не пытается растить ананасы в тундре.

Другие записи автора:

Святые дни – лучшее время, чтобы поддержать святое дело

Про русское

Евангельский купец и «Майбах»

Год назад мы "подружились" с Алексеем Жуковым

В поисках обновления люди меняют профессию, машину, место жительства...

Самое ценное в жизни

Вера - исключительный и чрезвычайный вопрос человеческой свободы

Вот кто по-настоящему любит родину

Жертва Христа

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку