Цена примирения?

29 августа 2017 13. На пути к единству  
«Стремясь простить зло, забыли и добро», – историк Сантьяго Мата рассказал о прославлении и почитании христианских мучеников, погибших во время Гражданской войны (1936-1939) в Испании
Сантьяго Мата
Сантьяго Мата
В работе фестиваля «Преображенские встречи. Время новой соборности» принял участие Сантьяго Мата – известный испанский историк и журналист, заведующий кафедрой католической религии Института среднего образования им. Нарсиса Монтуриола (Парла, Мадрид), автор книг «Католический холокост»*, «Поезд смерти» и др.

Одно из событий фестивальной площадки «На пути к единству» было посвящено осмыслению агрессии зла в ХХ веке и опыту его преодоления. У церквей разных стран есть огромный опыт свидетельства о Христе перед лицом агрессии зла, есть опыт исповедничества и мученичества, и есть опыт противостояния злу. Сантьяго Мата представил участникам встречи доклад на тему «Совместное послание испанских епископов и религиозное преследование в XX веке», в котором рассказал об испанской революции, которая менее известна, чем другие большие европейские революции, возможно, потому, что, по сравнению с французской и русской революциями, она завершилась в относительно короткий срок. Ее бурный всплеск пришелся на 1934 г., а поражение – на время Гражданской войны в Испании (1936-1939)**. Как отметил Сантьяго Мата, испанская революция отличается масштабным религиозным преследованием и, по сути, ее главными жертвами стали священники: революция и Гражданская война в Испании явили много мучеников.

Гражданская война на десятилетия разделила испанцев. Примирение не могло быть достигнуто, пока правил Франко, потому что он олицетворял собой победу одной половины Испании над другой. После смерти Франко в 1975 г. и перехода к демократии в 1977 г., сочли, что если не выносить никаких суждений о войне – не требовать ни от кого покаяния и не побуждать никого к прощению, то это принесет примирение

Но этого не случилось. Через 30 лет непреодоленная ненависть проявилась в Законе об исторической памяти (2007 г.), в основе которого лежит убеждение, что лишь одна сторона – национальное движение – виновна во зле Гражданской войны.

Католическая церковь не хотела, чтобы мучеников, которые предпочитают умереть, нежели сделать зло (будь то отречься от веры или возненавидеть тех, кто их убивал), смешивали с теми, кто воевал на войне, пусть даже защищая свободу церкви. Папа Иоанн Павел II распорядился начать процесс прославления мучеников, и первые беатификации прошли в 1987 г. На сегодняшний день беатифицированы 1706 мучеников. Этот процесс подтолкнуло понимание, что пример прощения, который явили мученики, – лучшее противоядие от ненависти в обществе. Для прощения мученикам не потребовалось 80 лет: оно проживалось ими в тот самый момент, когда над ними совершалось насилие.

Сантьяго Мата говорил об истории этих мучеников как о католическом холокосте, поскольку, они были жертвами революции, которая хотела сжечь всё, что имело отношение к религии (греческое слово ὁλόκαυστος означает «сжигаемый целиком»). Также они добровольно принесли свою жизнь в жертву (то, что в религиозной жизни называется «принести себя в жертву всесожжения», и некоторые мученики употребляли это выражение в своих письмах).

Беатификация мучеников воспринимается Католической церковью в Испании как путь к укреплению веры. Но это восстановление памяти мучеников было сделано с большой осторожностью, чтобы избежать малейшего желания обвинить убийц или отомстить им. При этом прошло столько времени, что в практике церковной жизни память о мучениках была потеряна – стремясь простить зло, забыли и добро, – поэтому их мало почитают в народе. И, возможно, как следствие этого, только 11 из 1706 мучеников прошли вторую стадию процесса прославления (канонизацию).

Выступление Сантьяго Мата показало, насколько сложной является для церкви ситуация гражданской войны. Не утихают споры о том, кто прав в этой войне: доводы в доказательство своей правоты приводят и республиканцы, и национальное движение, которое традиционно связывается с именем Франко. И тот, кого оправдывает история сегодня, мог быть злейшим врагом церкви и богоборцем в то время. Бесспорно одно – очень важно, чтобы люди знали свою историю, помнили о ней, чтобы правда была той живой силой, которая действует в народе.

***

Общение с Сантьяго Мата не ограничилось рамками фестивальной площадки: он рассказал о своем деде, который еженедельно ходил на мессу за 25 км в одну сторону. Когда ему задавали вопрос «как вы не устаете?», он отвечал: «Я не устаю, потому что у меня есть вера». Эти слова стали жизненным кредо самого Сантьяго Мата.

За пять дней, проведенных в Москве, он встретился со многими людьми, познакомился со Свято-Филаретовским институтом, с Преображенским братством и с Акцией национального покаяния, которую инициировало братство. Гуляя по городу, Сантьяго замечал много символов советского прошлого – памятники Ленину и революционерам, коммунистические знаки и символы. Это стало для него одним из сильных впечатлений: тот факт, что в стране, которая пережила в ХХ веке антропологическую катастрофу, люди молчат и не обращают внимания на зловещие знаки прошлого. Сантьяго Мата не промолчал. Письмо, адресованное в компанию «Аэрофлот» об использовании в ее эмблеме советских символов – изображения серпа и молота***, может служить вкладом испанца Сантьяго Мата в Акцию национального покаяния в России.


Виктория Осипова


Фото Бориса Левицкого


*Книга «Католический холокост» посвящена испанским новомученикам 1934 и 1936 гг., т.е. времени испанской революции и начала гражданской войны. Цель этой книги – дать читателям услышать голоса людей, умерших за веру, что они думали в последние моменты своей жизни, как относились к своему мученичеству. Книга представляет собой собрание историй о епископах, священниках, монахах, монахинях и мирянах, пострадавших за свою веру. После этой публикации были беатифицированы 1523 новомученика.

 

**Гражданская война в Испании (1936-1939)  – вооруженный конфликт на основе социально-политических противоречий между лево-социалистическим (республиканским) правительством страны, поддерживаемым коммунистами, и поднявшими вооруженный мятеж право-монархическими силами, на сторону которых встала большая часть испанской армии во главе с генералиссимусом Франсиско Франко. Последних поддержали фашистская Италия и нацистская Германия, на стороне республиканцев выступил СССР и добровольцы-антифашисты из многих стран мира. Война закончилась установлением военной диктатуры Франко.

27 февраля 1939 года режим Франко с временной столицей в Бургосе официально признали Франция и Англия. В конце марта пали Гвадалахара, Мадрид, Валенсия и Картахена, и 1 апреля 1939 года Франко объявил по радио об окончании войны. В тот же день его признали США. Франсиско Франко был провозглашен пожизненным главой государства, но пообещал, что после его смерти Испания снова станет монархией. Своим преемником каудильо назвал внука короля Альфонса XIII, принца Хуана Карлоса де Бурбона, который после кончины Франко 20 ноября 1975 года и вступил на престол.

По приблизительным оценкам, во время гражданской войны в Испании погибло до полумиллиона человек (с преобладанием потерь республиканцев), причем каждый пятый погибший стал жертвой политических репрессий по обе стороны фронта. Страну покинули более 600 тысяч испанцев. 34 тысячи «детей войны» было вывезено в разные страны. Около трех тысяч (главным образом, из Астурии, Страны Басков и Кантабрии) оказались в 1937 году в СССР.

Испания стала местом испытания новых видов вооружения и проверки новых методов ведения войны в преддверии Второй мировой войны. Одним из первых примеров тотальной войны считается бомбардировка баскского города Герника легионом «Кондор» 26 апреля 1937 года.

Через Испанию прошло 30 тысяч солдат и офицеров вермахта, 150 тысяч итальянцев, около трех тысяч советских военных советников и добровольцев.

Отличительной чертой войны в Испании стали интербригады, основу которых составляли антифашисты из 54 стран мира. По разным оценкам, через интербригады прошло от 35 до 60 тысяч человек. Освещали их жизнь и разделяли их позиции Эрнест Хемингуэй, Антуан де Сент-Экзюпери, будущий канцлер ФРГ Вилли Брандт.
По материалам РИА Новости и открытых источников сети Интернет

 

***Письмо генеральному директору компании «Аэрофлот» Виталию Савельеву.
Амстердам, 22.08.2017

Уважаемый господин Савельев!

Я только что прилетел самолетом компании «Аэрофлот» из Москвы (SU2694Q, вылет в 14:45, как Вы можете видеть на прикрепленном фото моего билета) и спешу поблагодарить Вас за высокое качество полета.

В то же время хочу попросить Вас, чтобы Вы осознали необходимость изменить эмблему, представляющую Вашу компанию. Изображением серпа и молота на форме Ваших сотрудников и даже на упаковке пирожных Ваша компания продлевает в умах и жизни присутствие диктатуры, которая ввергла Вашу страну в ужасные страдания. Не может служить оправданием, что под знаком серпа и молота были совершены также такие подвиги, как победа над нацистами, поскольку Россия победила нацистов не благодаря коммунизму, а как раз несмотря на то, что ею управляли коммунисты. Будьте последовательны, ведь я не думаю, что Вы хотите снова страдать от коммунистической власти. А если захотели бы, Вы не имеете права навязывать это другим.

Если же Вы считаете, что, не трогая коммунистические символы, Вы лишь сохраняете изначальную символику, подумайте, хотите ли Вы оказаться в числе недальновидных людей, которые ничего не привнесут в историю, или Вы хотите, чтобы уважались права сотрудников, о которых Вы должны печься. Потому что я думаю, что многие Ваши сотрудники пережили коммунизм на своей шкуре или через своих родителей, а Вы не даете им освободиться от этой метки, которая как номер на руке у зэка в концлагере. Вы заставляете людей носить серп и молот на фуражках, на груди и на рукавах униформы и тем самым в голове, в сердце и руках, как будто Вы хотите все время напоминать им, что они были рабами, не интересуясь, будут ли они свободными. Надеюсь, что я ошибаюсь. Но, по крайней мере, дайте нам - тем, кто пользуется вашими услугами, - возможность съесть пирожное без серпа и молота, потому что то, которое я съел, думаю, не переварится у меня в желудке.

Бог будет судить нас всех, но еще есть история вашего народа, которая может включить Вас в число тех, кто сделал что-то для уважения достоинства своих граждан, или стереть Ваше имя с презрением, если Вы ничего не сделаете.

Искренне Ваш,
Сантьяго Мата,
клиент Аэрофлота.

Перевод Ирины Сушковой

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку