«Не противиться злу злом значит: не противопоставляй злу голое сопротивление, а дело добра»

05 февраля 2016 Священник Михаил Шик  
Дон Кихотом ХХ века назвали отца Михаила Шика на читательской конференции в Москве
Ольга Борисова, Игорь Власенко, Ксения Сергиенко
Ольга Борисова, Игорь Власенко, Ксения Сергиенко

В преддверии Дня памяти новомучеников и исповедников Российских Свято-Георгиевское и Свято-Троицкое малые православные братства провели читательскую конференцию по книге «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века»: письма М. В. Шика (свящ. Михаила) и Н. Д. Шаховской (Шаховской-Шик).

Открывая встречу, редактор книги Ольга Борисова отметила, что издание этой книги – в первую очередь, собирание опыта жизни новомучеников и исповедников российских. Отец Михаил отдал свою жизнь за веру и был расстрелян на Бутовском полигоне в день Воздвижения Креста Господня в 1937 г. Его священнический путь был недолгим, всего 10 лет. Хотя о. Михаил Шик официально не канонизирован, размышляя о судьбе, служении и крестном пути о. Михаила, мы в его лице чтим память всех новомучеников и исповедников Российских,— и тех, кто прославлен, и тех, чьи имена пока еще не узнаны.

Виктор Жижирин, основатель музея истории Свято-Екатерининского монастыря
Виктор Жижирин, основатель музея истории Свято-Екатерининского монастыря

Михаил Шик был современником событий начала XX века, перевернувших всю мировую историю. В сохранившихся письмах мы находим живое свидетельство об этих событиях, его размышления, переживания, поиск выхода.

Участники встречи попытались представить исторический и духовный контекст того времени, опираясь на взгляд русских религиозных философов: Н. А. Бердяева, С. Франка, Н. Е. Трубецкого, Ф. А. Степуна.

Татьяна Головина в своем сообщении выразила взгляд Ф. А. Степуна - историка, верующего человека и непосредственного участника гражданской войны, который видел прямую связь между Первой мировой войной 1914 года и происшедшей затем революцией 1917 года: «После объявления пробной мобилизации в 1912–м году стало страшно. Показавшийся на горизонте призрак войны сразу же приблизил революцию. <…> Зародившийся после крушения 1905–го года дух уныния с каждым днем все шире и шире расползался по России душным, ядовитым туманом»[1].

В тяжелое, сумбурное революционное время люди не находили ответов. Философы, к чьим трудам мы обратились, видели только один выход – через духовное возрождение человека.

Александра Ошарина подчеркнула, что, по мнению Е. Н. Трубецкого, безверие народа было религиозным, или иным словами была вера в атеизм. Трубецкой писал, что причиной большевизма стало духовное падение народа. Поэтому избавление от большевизма Е. Н. Трубецкой видел в духовном исцелении.

Александра Ошарина
Александра Ошарина

Н. А. Бердяев верил в исцеление и возрождение русского народа, но считал, что это может произойти только после покаяния: «Русский народ низко пал, но в нем скрыты великие возможности и ему могут раскрыться великие дали. <…> Путь к возрождению лежит через покаяние, через сознание своих грехов, через очищение духа народного от духов бесовских»[2].

Михаил Шик с 1913 года по 1917 год проводит в армии – то на фронте, то в запасе, но все эти годы, будучи в армии, он изнутри видит ситуацию, пытается осознать события, происходящие в стране, понять причины наступающей катастрофы и противостоять ей хотя бы в силу своих возможностей.

Михаил Шик, 1913 г.
Михаил Шик, 1913 г.

Михаил Владимирович ищет пути противостояния распаду России, наступающей смуте. В 1917 году он пишет: «Мне по-новому стало понятно учение о непротивлении. Не противиться злу злом значит: не противопоставляй злу голое сопротивление, а дело добра. В переводе на язык текущей жизни это будет значить: против большевика бери не ружье, а школьную книжку. Разве это средство не действительнее и не радикальнее?»[3].

Причиной происходящего в стране М. Шик считает «темноту народа и духовное варварство интеллигенции». Он отмечает, что «при таком культурном капитале мы все равно оказались бы бессильны наполнить содержанием и самые совершенные формы государственного устройства, и не об них, а о самовоспитании интеллигенции и воспитании народа следует нам думать в первую очередь»[4].

Находясь в армии, Михаил Владимирович трезвенно оценивает ситуацию, видит, в каком плачевном состоянии находятся солдаты. «У нас в роте, да и в батальоне, положение довольно трудное. Внешних эксцессов нет, но есть, пожалуй, то, что не лучше: мало сознательности, никакого гражданского чувства, никакой мысли об общем положении; поглощают свои местные дрязги»[5]. 

Но он не опускает руки, проводит с солдатами беседы: «Вы спрашиваете — не взял ли я слишком крутое направление в беседах с солдатами. Нет, не в этом дело. Пропаганда моя, если можно это так назвать, не имеет никакого партийного флага, и задача ее, казалось бы, крайне элементарна, но, тем не менее, — почти недостижима. Задача эта — пробуждение чувства гражданской ответственности перед родиной за свое поведение. Иначе: внесение в солдатскую среду хоть какой-нибудь сознательной идеологии»[6].

Михаил Владимирович пытается читать просветительские лекции в солдатской среде, но часто безуспешно. Его никто не слышит, даже те солдаты, которые к нему «хорошо относятся в повседневном быту» не принимают его мыслей, взглядов, настроений на происходящие события. Михаил ощущает свое одиночество: «мне было мучительно отсутствие единомышленников и друзей, с которыми можно было бы работать рука об руку»[7].

«Фон ушедшего века», действительно, очень сложный. По мнению Романа-Чингиза Бахадова, из сложившейся ситуации было два выхода, два пути – путь жизни и путь смерти. Михаил Шик на фоне всех ужасных событий делает духовный выбор – он принимает крещение и становится священником. Парадоксально, но именно это дает ему силы и возможность сопротивляться и до конца сохранять свое достоинство. Отец Михаил выбирает путь следования за Христом. Что в такой ситуации зависит от одного человека, если мы говорим о такой махине, как государство? Читая письма о. Михаила, мы видим, что он оценивал ситуацию очень трезвенно: он пишет и о разложении в армии, и о том, что происходит обман рабочих, вплоть до убийства, о бездеятельной жизни в армии, что приводит к разложению и от чего он приходит в ужас, видит несостоятельность политических программ. Тем не менее, он не впадает в уныние, выбирает путь действенный, старается делать на своем месте то, что может как-то менять жизнь вокруг. Будучи еще совсем молодым человеком, он писал в 1913 году: «Облик жизни надо изменять, делать его чище, благороднее, духовнее, лучше. <…> Это равно обязанность перед собой, перед людьми и перед Богом»[8].

Гость читательской конференции Виктор Анатольевич Жижирин (основатель музея истории Свято-Екатерининского монастыря) подчеркнул, что о. Михаил Шик сумел в одиночку противостоять напору хорошо организованной агитации большевиков. Это было настоящим подвигом и геройством Дон Кихота.

Виктор Жижирин
Виктор Жижирин

Завершая встречу, Ольга Борисова привела цитату из письма о. Михаила, в котором он касается ситуации в армии. Однако эти слова можно отнести ко всей жизни о. Михаила: «Я знаю с самою большою несомненностью, что мое место там, где люди мучаются и гибнут, и торжествуют над муками и гибелью, и что я уж слишком промедлил быть там. Знаю это хотя бы потому, что не могу найти душевного покоя вне этого; и знаю, что никакой покой не возвратится мне в будущем, если я там не буду»[9]. Эти горячие точки, где гибнут люди, есть в жизни всегда, и о. Михаил всегда их знал, всегда их искал и в них находился. Эти точки, где люди мучаются и гибнут, есть и сегодня. Нам, как христианам, важно эти точки находить, важно в этих точках быть. Это всегда связано с жертвой, без которой невозможно следовать за Христом.

[1] Степун Ф.А. Бывшее и несбывшееся.
[2] Бердяев Н.А. Духи русской революции.
[3] Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века : Письма М. В. Шика (свящ. Михаила) и Н. Д. Шаховской (Шаховской-Шик) : В 2 т. М. : Культурно-просветительский фонд "Преображение", 2015. Т. 1. С. 287.
[4] Там же. С. 287.
[5] Там же. С. 186.
[6] Там же. С. 201.
[7] Там же. С. 246.
[8] Там же. С. 122.
[9] Там же. С. 176.

Сергей Чусов
Сергей Чусов
Елена Майзиль
Елена Майзиль
Виктория Осипова
Ольга Борисова
Фото Анны Платановой
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку