Как все исправить

07 ноября 2015
Историк, футболист, общественный деятель, священники рассказали, что каждый из нас может сделать для улучшения жизни в нашей стране
Акция «Молитва памяти» на Трубной площади
Акция «Молитва памяти» на Трубной площади

Всего неделю назад, 30 октября, во многих городах молились о жертвах советских репрессий, а уже сегодня, 7 ноября, в Москве проходят митинги партий «Коммунисты России» и КПРФ, посвященные годовщине Октябрьского переворота 1917 года. Как сообщает РИА «Новости», на митингах говорят о «возвращении к социалистическому государству и воссоздании советской родины».

Мы спросили участников акции «Молитва памяти» о том, зачем вспоминать о жертвах советского режима и нужно ли нам каяться в его преступлениях.

1. Почему для Вас важно то, что происходит на акции «Молитва памяти»?

Кирилл Михайлович Александров, историк и журналист:

Потому что в нашей стране 7 ноября 1917 года произошла национальная катастрофа. За период с момента большевистского переворота и до смерти Сталина в нашей стране погибло более 50 миллионов человек. Больше половины – это, конечно, жертвы Второй мировой войны, но вся остальная часть – это жертвы советской власти. А если учитывать, что и Вторая мировая война в значительной степени – это результат Сталинской политики, не только, конечно, но в значительной степени, понятно, что мы можем говорить о национальной, социальной, демографической, религиозной катастрофе. Предположить, что за тридцать пять лет в одной стране погибло больше 50 миллионов человек, невозможно, не вмещает сознание, но это так. Еще полтора миллиона оказались в эмиграции. Это катастрофа, которая по масштабам превышает холокост: например, если взять предвоенное десятилетие, то за период с 1930 по 1940 год погибло более 8,5 миллионов человек в Советском союзе в мирное время. Это страшно.

И вот эта дата – 30 октября – она, конечно, носит во многом условный характер. Эта дата отмечалась в 1970-е годы заключенными политических советских лагерей как день политзаключенного... Дата эта условная, она уже после 1989-1990 годов стала Днем памяти жертв политических репрессий. И конечно, с моей точки зрения, таким днем должно быть 7 ноября… И 7 ноября мы в Петербурге будем проводить День скорби и нетерпимости – митрополит Антоний (Храповицкий) благословлял на это русскую эмиграцию еще в конце 1920-х годов. Это традиция.

Священник Георгий Кочетков, ректор СФИ и духовный попечитель Преображенского братства:

 Каждый год 30 октября – это и молитва памяти, и усилие воспоминания, и свеча памяти, это то, что заставляет нас вспомнить людей, вспомнить тех, кого некому вспомнить, кого часто расстреливали без всякой вины, перед кем просто есть долг у всего человечества. Все человечество должно вспоминать, как вспоминают жертв холокоста, так же надо вспоминать и жертв русской катастрофы XX века – самой крупной, самой страшной катастрофы в человеческой истории. Важно вспоминать события, важно вспоминать весь этот век-волкодав, но важно вспоминать и конкретных людей, чтобы понять, что эта катастрофа коснулась всех и вся, всех слоев общества. Конечно, известно, что преимущественно это были или священнослужители и деятели церкви, или люди из высших слоев общества, или военные чины, но это был и простой народ. Вот это важно всегда помнить – что весь народ, во всех своих слоях пострадал. В основном это имена мужчин. Не случайно сейчас такой крен отсутствия мужского начала в жизни, мужского начала в обществе, в стране, в первую очередь в русском народе. Это совершенно не случайно, потому что выбиты были в этих расстрельных делах и войнах практически все более-менее адекватные люди мужского пола. И, конечно, надо вспоминать всё и всех, потому что без исправления памяти, без соединения старых дореволюционных времен с нашими временами невозможно строить будущее.

Сергей Богданович Семак, футболист, тренер петербургского «Зенита» и национальной сборной России

Это важно для того, чтобы люди помнили и знали нашу историю. Для того, чтобы не допустить повторения такого рода событий в будущем. У меня семеро детей, и я им рассказываю об этом. Старшие запоминают более внимательно, младшие начинают более осознанно все понимать, когда становятся чуть постарше. Они должны знать и помнить об этом.

Сергей Семак, акция «Молитва памяти» в Санкт-Петербурге
Сергей Семак, акция «Молитва памяти» в Санкт-Петербурге

Священник Сергий Матюшин, настоятель храма Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище, ответственный секретарь Совета православных общественных организаций при Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви и общества:

Для меня как для клирика Ваганьковского храма 30 октября – день особенный. Помимо того, что это День памяти жертв политических репрессий, это еще и день памяти настоятеля нашего храма, который служил здесь десять лет в начале XX века и который в этот же день – 30 октября 1918 года – пострадал за веру. То есть для нас это как малый престол. Кровь мучеников – это семя христианства и поэтому благодаря их страданиям в те времена мы сейчас можем наслаждаться относительной свободой, вновь открытыми храмами, мы здесь молимся. Сколько людей пострадало, сколько прошло через это горнило. Мой прадед был псаломщиком в маленьком сельском храме в Нижегородчине. И дедушка мне рассказывал, что они жили в 1930-е годы в ожидании, что за ними придут и куда-то отправят… И я верю и всегда чувствовал, хотя никогда даже фотографий прадеда не видел, что мой приход в церковь был по его молитвам, так как мои родители были нерелигиозными.

Иеромонах Гермоген (Семин), настоятель храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской в Коммунарке:

Потому что Коммунарка – особое место, где находятся массовые захоронения, где реально погребены репрессированные люди. И в этот день, особенный День памяти репрессированных, очень важно, что сюда приехали люди по зову своего сердца, выражая свою гражданскую позицию, свои христианские убеждения. Приехали помолиться об этих людях, вспомнить о них. И очень важно то, что память, несмотря на долгие годы забвения, в нас живёт и передается. И вот приехало много молодежи, и память об этих людях жива.

Священник Димитрий Третьяков, клирик Троицкого собора г. Щелково:

Для меня оказалось это очень важно потому, что я вижу то, что происходит в кругу верующих людей. Потому что я много общаюсь с людьми, и меня поразило, что среди верующих людей находятся такие, которые каким-то образом оправдывают то зло, которое происходило в советское время. Некоторые люди и, что самое страшное, некоторые верующие каким-то образом оправдывают и как-то в себе это примиряют. Это, конечно, чудовищно, потому что таким образом мы снова приходим к тому, что человек теряет всякую ценность, становится средством, какой-то вещью, и если нужно достичь какой-то цели, то можно кого-то расстрелять, кого-то убить, от кого-то избавиться. Поэтому я понял для себя, что очень важно восстанавливать память об этих событиях, чтобы люди знали правду о том, что происходило. Я пытался заговаривать с некоторыми об этом: у людей вообще никаких эмоций, никаких чувств, то есть они как будто не слышат. Слово «репрессии» люди уже абсолютно забыли, не знают, что это такое. А если это все забылось, то значит, все это может повториться. Поэтому очень важно эту память восстанавливать.

Священник Димитрий Третьяков, акция «Молитва памяти» на Покровке
Священник Димитрий Третьяков, акция «Молитва памяти» на Покровке

Елена Борисовна Жемкова, исполнительный директор, член правления Международного общества «Мемориал»:

Очень важно возвращение имен тех людей, которых тайно убивали, и не просто тайно убивали, но и информацию о которых хранили в тайне, обманывали родственников. И действительно хотели стереть память об этих людях. И их как бы нет. И я в «Мемориале» очень часто сталкиваюсь с родственниками, которые говорят: «А я не знал, что у меня есть дедушка расстрелянный. Мне мама ничего не рассказывала, она нас берегла». Не только государство, к сожалению, даже родные, близкие из страха, опасения, из жалости к своим собственным детям не рассказывали им о родственниках. Понимаете, этих людей из нас как бы изъяли. А мы их возвращаем. Поэтому это очень важно. Я считаю, это важно и справедливо, и правильно.

2. Как Вы считаете, нужно ли нашему обществу покаяние?

Священник Сергий Матюшин:

Покаяние нужно, конечно, и каждому человеку, и обществу. Важно, что понимать под этим термином покаяние, да? Если мы вернемся к его историческому значению «метанойя» – это с греческого «изменение образа жизни, изменение мыслей». В этом отношении покаяние необходимо. Необходимо меняться в лучшую сторону. И обществу, конечно, есть к чему идти. Если говорить о всенародном покаянии, подразумевая под этим некое подобие исповеди, когда люди сообща начинают говорить о грехах, которые не совершали, –например, убийство царской семьи, – брать на себя этот грех, то это не то, что нам нужно. Я не считаю, что именно такой обряд, который не соответствует традициям православия, нам необходим. А изменение и покаяние общества, конечно, необходимо.

Сергей Богданович Семак:

Конечно, нужно покаяние. Оно нужно всегда. За себя и за предыдущие поколения – безусловно. Потому что многих, наверное, в той или иной степени в любом случае касались репрессии: родственники не родственники – это целая история. Из тех, кто выжил – через поколение, через два, через три – мы начинаем забывать, и, наверное, это горе нашего всего народа. Поэтому, наверное, весь народ должен в этом каяться, не разделяя на правых и неправых.

Иеромонах Гермоген (Семин):

Во-первых, как говорят святые отцы, покаяние – это второе крещение. Все мы, как говорится, крещены: любой человек, любой христианин. И конечно, покаяние должно быть, прежде всего, личным. Это первое необходимое условие. Потому что нет ни одного человека, который был бы без греха. Все мы перед Богом грешны. А когда будет личное покаяние, тогда будут и дела благие. Тогда мы сможем и совершать какие-то мероприятия, способствующие улучшению общественной жизни. Тогда мы сможем и светить миру как христиане. И никакое дело не будет трудно. Вернее, любое дело нам будет по плечу в рамках законодательства, в рамках того, что разрешено. То, что часто мы по какой-то немощи, по лености, по каким-то другим причинам не совершаем, хотя все возможности для этого есть.

Елена Борисовна Жемкова:

Я думаю, что очень важно, чтобы было как можно больше людей, у которых есть не чувство покаяния, а чувство ответственности за себя, за свою семью, за свое настоящее и за свое прошлое. Покаяние – это очень индивидуальное, личное чувство. Пусть каждый сам выбирает, нужно ему покаяние или не нужно, совершал он какие-то грехи или нет. Это личное. И я не тот человек, который кого-то к этому будет призывать. Вот чувство ответственности за себя, за свою семью, за свой город, за своих детей, за свое настоящее, за свое прошлое – это, я думаю, очень важно.

Священник Димитрий Третьяков:

Раньше я думал, что не нужно, когда был еще молод. Как-то я этого не понимал даже сам для себя. Думал: кто-то там нагрешил, а при чем здесь я? Они там каких-то ошибок наделали, это их дело. Думал, что это меня не касается. А сейчас все больше и больше понимаю, что здесь, конечно, есть определенная связь и от этого не уйдешь. И Сам Христос в Евангелии тоже об этом говорит – что если мы отрекаемся от прошлого, от того, что делали наши предки, мы, наоборот, под их делами «подписываемся».

Священник Георгий Кочетков:

Конечно, эти воспоминания носят покаянный характер. Это не только взывание к Богу о Его милосердии, но это и покаяние пред Богом, потому что все наше общество загрязнено тем, что произошло, оно осквернено всем тем, что происходило в XX веке, а иногда происходит в наше время. И все люди должны чувствовать эту ответственность, а значит, и нужду в покаянии. Без покаяния, без исправления, без возвращения к Богу, без изменения самих себя также невозможно думать о достойном будущем.

Священник Георгий Кочетков, акция «Молитва памяти» в поселке Глебовский
Священник Георгий Кочетков, акция «Молитва памяти» в поселке Глебовский

3. Как мы можем покаяться, что мы можем для этого сделать?

Сергей Богданович Семак:

То, что мы можем, – это каяться, помнить, не забывать, молиться и за наше отечество, и за наших людей, которые безвинно убиты. Я думаю, это получится. Раз приходят люди, с готовностью участвуют [в акции «Молитва памяти»] – наверное, не так быстро, как хотелось бы, но, я думаю, становится лучше.

Иеромонах Гермоген (Семин):

В первую очередь, необходимо личное покаяние. Это необходимейшее условие, исполнение заповедей Христовых. И на этом основании созидается общественная жизнь. Почему произошли вот эти все репрессии? Главная причина в том, что люди забыли Бога и захотели построить на земле царство, коммунизм так называемый. И что из этого вышло, когда люди отринули Бога, веру в Бога, забыли о своих грехах, забыли о личном покаянии, и начали без Бога строить какие-то общественные блага, общественное благополучие? Это привело к ненависти, к злобе, гражданской войне, репрессиям. Вот что значит жизнь без Бога. И Святейший патриарх много раз отмечал, что наша задача не в том, чтобы построить на земле идеальное какое-то общество, где все были бы довольны, где не было бы никаких проблем. Это просто нереально и противоречит Божьему замыслу. А наша задача, во-первых, спасти свои души, и, во-вторых, создать благоприятную обстановку в нашей стране, то есть сделать в нашей стране то, к чему мы призваны Богом. Вот это самое важное.

Иеромонах Гермоген (Семин), Коммунарка
Иеромонах Гермоген (Семин), Коммунарка

Кирилл Михайлович Александров:

Вы понимаете, покаяние, во-первых, это такое частное дело, интимное даже, я бы сказал. Представить себе, что десять миллионов жителей Москвы выйдут на Красную площадь, бухнутся на колени и начнут бить головами о камни, и говорить: «Прости нас Господи!» – в это, честно говоря, мне верится с трудом. О том, что нам нужно покаяние, нам говорят уже с 1990-1991 годов. Но, по-моему, это слово уже выхолостилось за эти 25 лет и потеряло свой смысл. Но слово «покаяние» означает перемену ума в первую очередь. И это покаяние не должно быть словесным. Мы должны осознать, что большевизм – это страшно…

Нужно говорить о преодолении большевизма, а не сталинизма, который охватывает практически весь советский период от большевистских эксов [ограбления частных лиц и госучреждений, проводимые большевиками и другими революционными партиями до революции 1917 года для финансирования своей подпольной деятельности] и вплоть до перестройки. Это огромный период… Преодоление – это значит осознание. Покаяние будет заключаться в том, что общество переменит свое отношение к этим событиям. То есть не должно быть имен палачей, убийц в топонимах Российской федерации; не должен обсуждаться вопрос, надо ли возвращать памятник Дзержинскому и Ленину; должны быть дни памяти жертв Голодомора, коллективизации, Большого террора, Красного террора и т.д. Каждый школьник и студент должны знать, что такое коллективизация, что такое ГУЛАГ, что такое раскулачивание, что такое НКВД. Понимаете? Вот это будет покаяние. И такое покаяние нашему обществу, конечно, нужно, потому что без этого мы ничего не создадим, мы ничего не построим, и никакой богатой, свободной, сильной, умной России не будет…

А пока мы этого всего не сделаем, у нас будет постоянная угроза рецидива, что это может повториться в той или иной форме. Тем более что, к сожалению, поводов, причин, оснований для этого очень много.

Священник Сергий Матюшин:

Это вопрос, который стоит перед каждым христианином, его духовником, его совестью. Если каждый будет идти этим путем, то и само общество будет двигаться в этом направлении.

Священник Сергий Матюшин, акция «Молитва памяти» на Ваганьковском кладбище
Священник Сергий Матюшин, акция «Молитва памяти» на Ваганьковском кладбище

Священник Георгий Кочетков:

Конечно, покаяние касается всех сторон нашей жизни. Мы должны понимать, что нужно начинать восстанавливать жизнь, начинать с себя, прежде всего с себя, независимо от того каются ли окружающие люди или нет, понимают они тебя или нет. Это сейчас неважно. Важно чтоб, начиная с единиц, начиная с небольшого числа, это покаяние происходило в нашем обществе, чтобы действительно прийти к Богу, чтобы действительно изменить себя, чтобы ни страхи, ни преступления, ни нечестие советских времен никогда не вернулись.

Беседовали Софья Андросенко, Татьяна Скрабанская, Сергей Бурлака, Анжелика Корнеева, Анастасия Наконечная, Анна Платанова
Материал подготовила Дарья Макеева
Фото Александра Волкова, Евгения Фоминых, Бориса Левицкого, Марии Кайковой
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку