Молитвенное стояние и движение сердец

07 ноября 2016
Более шестисот имен жителей Коломны и района, более шести часов…
Акция «Молитва памяти» в Коломне

Третий год подряд 30 октября в Коломне совершалась «Молитва памяти». Не просто воспоминание, но труд памяти, молитвенное поминовение, которое позволяет людям освободить себя от прежних страхов, позволяет быть открытым в разговоре с человеком, которого видишь в первый раз здесь, на чтении имен, позволяет преодолевать непогоду, преодолевать границы собственного горя…

Молитва собирает людей.

Акция «Молитва памяти» в Коломне

Молодой человек, но уже с тяжелым опытом сиротства, поразил, пожалуй, всех, кто стоял со списками в Мемориальном парке. Он прочитывал каждое имя так горячо, что было очевидно, что эта часть нашей истории стала его историей, эти имена стали ему родными.

Люди шли… Останавливались… Кто-то удерживался от возникавшей тут же мысли пойти дальше и сделать все, что намечено сегодня по плану, подходил и читал имена учителей, слесарей, конюхов, мастеров, кустарей, священников, конструкторов, монахинь, бухгалтеров, продавцов, счетоводов, токарей, фельдшеров, механиков, агрономов, лесников, поваров, инженеров, сторожей, заведующих магазинов, безработных, кочегаров, рыбаков, руководителей предприятий, плотников, садовников, диспетчеров, псаломщиков, зоотехников, кондукторов, служащих, юристов, мельников, маляров, крестьян, начальников отделов… Люди, которые впервые узнали о Дне памяти жертв советского террора, впервые произнесли вслух эти имена, уходили с некоторой растерянностью. Что с этим делать?

Акция «Молитва памяти» в Коломне

Ирина смогла прочитать только одно имя. Не было больше сил сдерживать слез.

Наташа привела папу. Дети приводили родителей, чтобы вспомнить о дедах.

– Вот я из села Пески, это недалеко от Коломны. А как мы можем у себя в селе вспомнить наших жителей? Сможете ли нам дать списки?, – интересовался Денис.

Ольга Константиновна принесла икону своего дедушки мученика Дмитрия Вдовина, который в 1922-1929 гг. был церковным старостой Успенского собора.

– Но я, к сожалению, ничего не смогу рассказать о нем. Просто не смогу – сразу заплачу, – ответила Ольга Константиновна.

Маргарита Евгеньевна рассказала о своем родственнике, заключенном лагеря, от которого остались письма. И память. И это уже очень много.

Приехал на нашу общую молитву и Андрей из соседнего города Воскресенска и рассказал, что и в их городе люди вспоминают своих родных, пострадавших от репрессий.

Зоя Михайловна рассказала историю репрессированного дальнего родственника, который выжил в лагере только благодаря тому, что священник, бывший с ним рядом, отдавал ему часть своего пайка.

Пожилая пара подошла к нашему аналою, где рядом с ликом Христа мы поставили икону мученика Дмитрия Вдовина. Мужчина и женщина долго стояли, а потом, тихо поблагодарив, ушли.

Память, покаяние и надежда предполагают ясность человеческого сознания, его свободу. Стало понятно, что мы можем молиться о наших соотечественниках не только 30 октября, что мы можем находить свидетелей и живые воспоминания о темных временах и светлых людях не только один день в году: составлять сборники таких воспоминаний, создавать небольшие выставки, устанавливать памятные знаки. Именно сейчас, может быть, больше, чем прежде, проявилась человеческая потребность войти в труд деятельного покаяния и надежды.

Виталий Черкасов


Фото Марины Злуницыной

конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку