Кто и в чем может каяться от лица народа?

14 ноября 2016
О традиции соборного покаяния рассказывает Юлия Балакшина, ученый секретарь СФИ, член экспертного совета ВАК по теологии
Рембрандт Харменс ван Рейн. Возвращение блудного сына (1636)
Рембрандт Харменс ван Рейн. Возвращение блудного сына (1636)

Неожиданно развернулась дискуссия о том, возможно ли общенародное, общенациональное покаяние – или покаяние сугубо личное дело каждого кающегося человека. У людей, которые знакомы с традицией Священного писания, с традицией Русской церкви, эта дискуссия вызывает даже некоторое недоумение. Библейские тексты изобилуют примерами того, что грех осознается не просто как личная вина человека, а как вина целого народа, за которую требуется покаяние всего народа, согрешившего этой общей виной.

В Библии неоднократно описаны обряды общенародного покаяния.

Пророки призывают к покаянию не отдельного человека, а целый народ. Есть псалмы, которые являются такими покаянными плачами целого народа: 59 псалом, 78 псалом. В 78 псалме звучит мысль о том, что дети могут и должны каяться за вину своих отцов: «Не помяни нам грехов наших предков; скоро да предварят нас щедроты Твои, ибо мы весьма истощены» (Пс 78:8). И в книге пророка Иеремии читаем, как народ признает и исповедует свою общую вину перед Господом: «Хотя беззакония наши свидетельствуют против нас, но Ты, Господи, твори с нами ради имени Твоего; отступничество наше велико, согрешили мы пред Тобою» (Иер 14:7).

Нужно различать личную исповедь, восходящую к монашеской аскетической традиции, и покаяние как изменение ума и исправления пути жизни. Если с пути жизни свернул целый народ (отказался от Бога, попрал святыни, стал служить идолам), то такой грех требует общенародного признания и общенародного покаяния.

В Библейской традиции покаяние народа имело определенные формы: пост, молитва, посыпание головы пеплом, раздирание одежд.

История Русской церкви тоже дает нам примеры совершения общенародного покаяния. Обычно вспоминают покаяние, которое приносилось после Смуты по инициативе царя и патриарха Гермогена. В Москву был специально вызван бывший патриарх Иов, чтобы «он простил и разрешил всех православных христиан за совершенные ими нарушения крестного целования и измены» [1]. Перед ним в Успенском соборе Кремля была прочитана покаянная грамота, в которой исчислялись грехи народа: его клятвопреступление, предательство царской власти. После этого патриархи Иов и Гермоген прочитали разрешительную грамоту.

Можно вспомнить, как в 1652 году царь Алексей Михайлович привез в Москву с Соловков мощи святителя Филиппа (Колычева), который был убит по приказу Ивана Грозного. В гроб Филиппа была положена покаянная грамота царя Московского Алексея Михайловича, в которой он каялся за грехи, совершенные его прадедом: «Молю тебя, приди сюда и разреши прегрешение прадеда нашего, царя и великого князя Иоанна, совершенное против тебя неразсудно, завистию и несдержанною яростию. Хотя я и неповинен в досаждении тебе, но гроб прадеда приводит меня в жалость, что ты со времени изгнания твоего и доселе пребываешь вдали от твоей святительской паствы». Подчеркну, что царь прямо констатирует, что его личной вины нет, но грех, совершенный прадедом, он берет на себя и этим актом пытается его искупить, загладить, испросить за него прощения.

Конечно, когда мы переносим вопрос об общенародном покаянии на ситуацию современной России, возникают серьезные вопросы, требующие разрешения. Известно, что в 1998 году, в 80-летие годовщины убийства царской семьи, прозвучал призыв к покаянию от патриарха Алексия II. Патриарх не говорил о том, что покаяние должно быть совершено в определенной форме. Тем не менее, возник чин всенародного покаяния. Оно совершалось под Москвой и в некоторых других местах России. Чин был составлен по примеру покаянной грамоты 1607 года. Я специально посмотрела этот чин, в нем приводится огромный список национальных грехов, начиная с нарушения клятвы Дому Романовых в 1613 году до «ИНН, паспортов, карточек и прочих сатанинских документов». Конечно, сам характер этого чина вызывает вопросы, во-первых, своей политической ангажированностью, а во-вторых, тем, что в один ряд поставлены вещи не равнозначные и среди них слишком много вещей откровенно мракобесных. Все-таки в чем каяться народу – это должно быть очень точно названо и сформулировано.

Важно понимать, кто и от чьего лица может приносить покаяние. Когда был какой-то собранный единый народ, от его лица могли каяться патриарх, царь, император. Кто сейчас может совершить такое покаяние? Это, мне кажется, очень большой вопрос, и в силу того, что народ не собран, и в силу того, что признанных, безусловных духовных лидеров в нем сейчас мы тоже не видим.

Может быть, сегодня важно вспомнить, что в XIX веке призыв к покаянию мог исходить не только от церкви, но и от людей живой действенной совести, то есть от людей, которые чувствовали свою ответственность, свою боль за судьбу России и эту свою ответственность как-то являли – от Алексея Степановича Хомякова, Федора Михайловича Достоевского, Николая Николаевича Неплюева. Это могли быть представители дворянства, интеллигенции. В ситуации XXI века, мне кажется, хорошо, если церковь этот призыв поддержит, но, может быть, сам он должен исходить именно от людей, которые на этой земле за что-то отвечают и, соответственно, отвечают за эту землю. И они должны первыми это слово покаяния сказать и этот пример подать.

И конечно, вопрос о форме, в которой может быть принесено такое покаяние. Мы вряд ли сегодня будем посыпать головы пеплом (хотя попоститься и не мешало бы). Никто не соберется в Успенском соборе, чтобы прочитать общенародную покаянную грамоту. В нашу постмодернистскую эпоху любые внешние формы легко опустошаются, становятся предметом игры или стилизации. Но, тем не менее, у нас остается возможность и необходимость признания совершенного греха (а значит, серьезного разговора о катастрофе, которая постигла Россию 100 лет назад), личная и соборная молитва и, конечно, возможность «сотворить плоды, достойные покаяния» (Лк 3:8).

Юлия Балакшина


www.sfi.ru

 [1] Макарий (Булгаков), Митрополит Московский и Коломенский. История Русской Церкви. Т. 10. Кн.. 6. М., 1996. С. 91-92.

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку