Революции 1917-го года на Урале

02 мая 2017
О «человеке массы» на Урале в период революций размышляли на круглом столе в Екатеринбурге*
Демонстрация в честь Февральской революции, 1917 г.
Демонстрация в честь Февральской революции, 1917 г.

30 апреля в Екатеринбурге отмечали столетие революции. В преддверии официального городского события, а также в продолжение уже проведенных в течении 2016-2017 гг. встреч о революции члены Свято-Екатерининского малого православного братства организовали круглый стол, на который были приглашены историки, краеведы, искусствоведы, журналисты, богословы, верующие люди, студенты – все, кто так или иначе интересуется этой темой. Тема круглого стола – «Феномен человека массы в период революций 1917 г.: специфика уральской провинции».

Встреча была построена как совместное размышление о роли массового сознания в событиях 1917 года, учитывая особенности революционных действий в провинции, в частности – на Урале и в Екатеринбурге.

По вырезкам из газет столетней давности, книгам, воспоминаниям очевидцев участники пытались ответить на вопросы: какие черты массового человека стали в тот момент решающими для истории России ХХ века? какие новые социальные и общественные институты появились в связи с этим? чем руководствуется человек массы, когда делает свой выбор и может ли «человек в толпе» делать свой выбор? можно ли говорить о рождении нового типа человека?

Начали встречу с небольшой хроники первых дней революции 1917 г. на Урале: «Солдаты болтаются по городу без дела. Они щелкают семечки, и по слою лузги можно отслеживать их перемещение. Огромные очереди военных скапливаются у домов терпимости. Городское хозяйство не справляется с такой оравой военных. Из города вывозят меньше половины нечистот. Рабочим не платят жалованье по три-четыре месяца. Не хватает топлива и сырья для работы заводов. Железнодорожное сообщение в анархии. Солдаты, возвращающиеся с фронта, захватывают составы, громят поезда. Не желая подолгу ожидать отправления, они угрожают оружием машинистам – и те самовольно трогаются с путей. Повсюду аварии и столкновения. Горожане питаются в основном картошкой. Городские мельницы встали. Женщины переговариваются в очередях: "Муки, слышь, вовсе скоро не будет. Везли ее для нас из Сибири, но продовольственники ее продали, а деньги между собой поделили". Между ними снуют подозрительные личности и подогревают настрой обозленной толпы разговорами о том, что чиновники прячут хлеб. Начинается голодный бунт. Толпа женщин бросается громить и разбивать стекла городской управы. Избивают начальника, переворачивают столы. По улицам ползут слухи, что вот-вот начнутся массовые погромы. Магазины закрываются — хозяева боятся беспорядков. Ходить по улицам стало опасно. Шайки хулиганов грабят прохожих. Городовых не видно» («Владивосток-Екатеринбург. 1917-1922»).

По мнению одного из гостей круглого стола Сергея Белякова, российского писателя, биографа Льва Гумилева, заместителя главного редактора журнала «Урал», что «революция в нашей стране имела под собой реальные основания и причины: кризис монархии, участие России в мировой войне, продовольственный кризис, классовое расслоение и т.д. А большевики обещали все это решить, и решить довольно быстро; меньшевики же решения подобных вопросов не предлагали». Историк сравнил уральскую революционную ситуацию с первыми днями гражданской войны и революции на Украине, процитировав книгу Валерия Солдатенко «Гражданская война в Украине. 1917-1920 гг.».

Через рождение новых праздников в общественной жизни Урала взглянул на революционную провинцию Дмитрий Каштанов, директор «Бюро исторических исследований». «И 8 марта, и 23 февраля, и 1 мая, и 7 ноября – все эти праздники дала нашей стране новая послереволюционная реальность. И в этом смысле на Урале не было никаких особенностей. Есть инструкция о том, как проводить праздник, она должна быть исполнена. Посмотрим на лозунги праздников, демонстрации с их кульминацией, близкой к поклонению культу: любая демонстрация заканчивалась воздаванием хвалы действующей власти около партийных трибун. Мы сейчас проводим встречи о восстановлении памяти через собирание истории семьи, так вот, я всегда спрашиваю, какие люди помнят праздники, которые собирали семью за одним столом. Всегда звучит Пасха, Новый год, часто Рождество. И практически ни разу не звучало 1 мая или 7 ноября,» – рассказал Дмитрий Каштанов.

Прочли еще немного уральской революционной хроники: «Революционеры объявляют себя единственной властью в городе и ставят свою охрану на почту, телеграф, железную дорогу. Ждут официального сообщения, но правительственный телеграф молчит. Никто не знает пока, но революционная столица отрезана от всей страны: сообщения не доходят в провинцию, потому что служащие Центрального телеграфа не приняли переворот и не пересылают сообщения. Пропагандисты бегут в казармы, чтобы правильно объяснить солдатам, что произошло в Петрограде. От настроения вооруженных людей зависит судьба города. На улицах, в казармах, на заводах необыкновенное возбуждение. Люди не понимают, кому верить. По городу расклеены объявления о том, что вся власть перешла Совдепу. Рядом с ними висят сообщения, что Временное правительство и Керенский вернули власть себе…Закрываются все банки. Вслед за ними запирают двери оставшиеся магазины, конторы, учреждения. Учащихся распускают по домам. Городская жизнь останавливается. Вот-вот начнутся контрреволюционные выступления. Революционеры боятся, что солдаты начнут громить водочный завод, и решают ночью слить весь спирт в речку Мельковку. План не срабатывает. Спирт из баков спускают в канаву, но он с водой не смешивается — всплывает и появляется поверх льда на Городском пруду. Утром запах спирта распространяется по всей набережной. Люди толпами валят к реке, пьют спирт пригоршнями из канав, черпают ведрами из прорубей…» («Владивосток-Екатеринбург. 1917-1922»).

Причины, которые в конечном итоге привели Россию к исторической катастрофе, были, по мнению участников встречи, различны. Отвечая на вопросы, гости из зала назвали такие черты человека массы, повлиявшие на то, что, словами Солженицына, «революция победила Россию»: эголитарность; страх; с одной стороны желание все решить быстро, не прилагая усилий, а с другой, неготовность к переменам; классовая зависть; поиск виноватых; стремление к уравниловке; массовая безграмотность; эйфория от свободы и надежда на демократическое переустройство общества и т.д. На вопрос, как преодолевать эти черты «советского и постсоветского человека», который, по мнению исследователей «Левада-центра», воспроизводится, назвали такие: личное неравнодушие к истории своей страны; просвещение себя и других; дисциплина, которая в итоге может дать силы воспринять свободу.

Екатерина Недзельская, руководитель иконописной мастерской Храма-на-Крови, директор детской художественной школы им. Андрея Рублева, отметила: «Не так ли и сейчас наше советское прошлое мешает нам воспринять ценность свободы и ответственности, святыню другого человека? Мы потеряли способность слышать и понимать друг друга; и это то, что нам предстоит восстановить в себе и воспитать в наших детях».

В конце вспомнились слова русского религиозного философа Николая Бердяева, который летом 1918 года писал в своей статье «Духи русской революции»: «С Россией произошла страшная катастрофа. Она ниспала в темную бездну. И многим начинает казаться, что единая и великая Россия была лишь призраком, что не было в ней подлинной реальности… в России образовался особенный культ революционной святости. Культ этот имеет своих святых, свое священное предание, свои догматы. И долгое время всякое сомнение в этом священном предании, всякая критика этих догматов, всякое непочтительное отношение к этим святым вело к отлучению не только со стороны революционного общественного, но и со стороны радикального и либерального общественного мнения».

Насколько этот культ остается актуальным в наши дни, спустя сто лет, покажет «юбилейный» 2017 год.

Хочется продолжить и личное, и совместное размышление над этой темой, имея надежду и ища пути исправления. Может быть, именно поэтому в конце встречи вспомнилась молитва А.И. Солженицына о России: 
Отче наш Всемилостивый! Россиюшку Твою многострадную не покинь в ошеломлении нынешнем, в ее израненности, обнищании и в смутности духа! Господи Вседержитель! Не дай ей, не дай пресечься: не стать больше быть. Сколько прямодушных сердец и сколько талантов Ты поселил в русских людях. Не дай им загинуть, погрузиться во тьму, – не послуживши во имя Твое! Из глубин Беды – вызволи народ Свой неукладный.

Елена Каштанова

*При подготовке статьи были использованы материалы изданий  «Большевики Екатеринбурга во главе масс», «Октябрьские дни в Екатеринбурге», «Большевики Урала в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции», «Владивосток-Екатеринбург. 1917-1922».

Акция национального покаяния

еще
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку