Мария Орлова
Мария Орлова

Впечатления от встречи с новым митрополитом Тверским и Кашинским Саввой

Написала в послезавтрашний «Караван+я» свои впечатления от встречи с новым митрополитом Тверским и Кашинским Саввой.  

12 октября в жизни Тверской митрополии произошел эпохальный перелом. Новый митрополит Тверской и Кашинский Савва встретился с Преображенским братством – чтобы обсудить деяния Поместного собора 1918 года, а также взаимодействие Церкви и активных мирян. И выразил готовность встречаться с тверской интеллигенцией раз в месяц – для обсуждения вопросов церковной истории, богословия, и актуальных морально-этических проблем. Модератором этих встреч митрополит предложил сделать главного редактора медиапроекта «Стол» Андрея Васенева. 
Митрополит Савва, будучи наместником московского Новоспасского монастыря, возглавлял научно-редакционный совет по публикации трудов Поместного Собора 1918 года, того самого, что возродил в России патриаршество, и избрал главой российской Церкви святого патриарха Тихона. Участники собора, проходившего на фоне кровавых расправ со священнослужителями в разных частях России, пытались заложить правила, по которым должна жить православная Церковь, освободившаяся от синодального гнета. Задуманному не было суждено реализоваться, но сегодня, когда появился запрос на новые отношения между Церковью и обществом, труды Поместного собора 1918 года могут подсказать пути выхода из кризиса. 
Православная интеллигенция: друг или враг? 
Предшественник Саввы, митрополит Виктор, посвятил борьбе с Преображенским братством 30 лет своего правления на Тверской кафедре. Содружество православных братств, созданное отцом Георгием Кочетковым, в разные период он называл то «сектой», то «раскольниками». И едва терпел в тверских храмах этих странных интеллигентов, которые стараются понимать, что в данный момент происходит на церковной службе, следящих за ходом богослужения по книжкам с русским текстом.  
Увы, 22 года назад со скандала вокруг Преображенского братства в Твери, основатель которого Владимир Лавренов работал тогда в «Караван+я», начались и отношения владыки Виктора с нашей газетой. Помнится, посреди храма св. Екатерины тогда еще епископ Виктор изобличал наше только-только появившееся издание в ереси, и призывал церковных старушек не покупать его – из-за какой-то статьи Лавренова. Ересь, повторяю, заключалась в том, что люди хотели больше знать о том, что происходит в храме, более вдумчиво относились к церковным таинствам, а также старались общаться вне церкви, поддерживать друг друга в духовной жизни. Не являясь членом Преображенского братства, я с большим уважением наблюдаю за ними со стороны все эти постсоветские годы. Это очень важно: преодолеть нашу взаимную отчужденность, а также отношение к православию как к бытовой магии, и к священникам – как к шаманам, бормочущим непонятные заклинания «чтобы детки не болели».  
Именно в Екатерининском монастыре сейчас находится резиденция нового тверского митрополита Саввы (Михеева). А Преображенское братство, которое, для их регулярных встреч и обсуждений вопросов церковной истории и богословия, боялись пускать к себе в храмы даже либерально настроенные тверские настоятели, собирается не где-нибудь, а в храме Тверской митрополии. 
Острые вопросы, забытые ценности 
Признаться, мне казалось, что это во сне происходит. Митрополит, который способен к диалогу, с удовольствие отвечает на умные вопросы, поднимает злободневные проблемы… В стенах Тверской митрополии удивительно было слышать, например, о том, возможны ли выборы епископата и духовенства. Митрополит Савва считает, что пока, в силу того, что большинство прихожан мало интересуется жизнью общины, такие выборы невозможны, но когда-нибудь Дух Святой управит нашу Церковь так, что мы к этому придем. Или вопрос о богослужебном языке. По словам митрополита Саввы, сам он очень любит церковнославянскую службу, и мало представляет себе некоторые возгласы по-русски, но часть вечернего богослужения, например, каноны святым или праздникам, было бы полезно читать на русском языке, равно как и уместно чтение по-русски посланий апостолов и евангелия за литургией. Он считает, что если община какого-то храма захочет, чтобы служба шла на русском языке – то так тому и быть.  
Я 30 лет слушала проповеди бывшего владыки Виктора, и сейчас, на контрасте, меня приятно поразило, что нынешний митрополит спокойно говорит слова, которые мы, нынешние православные, даже как-то подзабыли. Спасение. Любовь. Христос. Евангелие. Именно изучение Евангелия, в разных аспектах – от археологического и географического до филологического и философского – митрополит Савва считает тем, что привлечет в Церковь молодежь. 
На кафедре святого Фаддея 
Историк Игорь Корпусов вспомнил, что в Медновском мемориале есть удивительный экспонат: письмо церковной общины, написанное в 1930-м году в защиту своего священника. 
– А способны ли нынешние прихожане на такое: подвергаясь опасности, вступиться за своего пастыря?  
Митрополит Савва сказал, что каждый раз, когда в 4-ю субботу после Пасхи на Бутовском полигоне, где были расстреляны тысячи новомучеников, совершается богослужение в память о мучениках, там пострадавших, он в душе завидует этим людям, которые уже сделали самый главный выбор, и теперь находятся с Богом. И не знает, как сам бы себя повел под дулом пистолета. Владыка посетовал, что в нашем православном обиходе плохо приживается почитание священномучеников. «Люди не знают, от чего им молится», – грустно пошутил митрополит Савва.  
Хотя это очевидно: новомученикам надо молится о защите от глупости и произвола. Лично я об этом всегда прошу владыку Фаддея, тверского архиерея, расстрелянного 31 декабря 1937 года. Мощи владыки Фаддея покоятся сейчас в центральном Вознесенском соборе Твери, я ставлю перед ними свечу перед выпуском каждого номера нашей газеты. Кстати, 26 октября мы будем отмечать 25 лет обретения мощей святого Фаддея, в Тверь приедет крупнейший исследователь житий новомучеников о. Дамаскин (Орловский), состоится большая конференция в Горьковской библиотеке. 
*** 
Так получилось, что ситуация в Тверской епархии не менялась с конца 80-х. Тогда священники и архиереи, вышедшие из советских времен, не были способны принять вызов нового времени, и ответить на духовные чаяния людей, устремившихся в Церковь как к последней надежде. Многих это не отпугнуло, часть таких людей даже приняли духовный сан. Но дух позднего застоя продолжал витать над тверским православием. Сегодня мы видим, как началась новая эпоха. Конечно, у митрополита Саввы сейчас очень большая нагрузка. За ним остались его обязанности в Москве (он является заместителем управделами патриархии), а в Тверской митрополии за 30 лет накопилось столько проблем, что хоть экскаватором разгребай. Но тем не менее, владыка Савва согласился дать большое интервью нашей газете. Причем договорились мы с ним об этом в фейсбуке – что тоже характеризует новые времена. 
Мария Орлова 
 

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку