Наталья Кушнир
Наталья Кушнир

Уроки митрополита Филиппа

Вчера, 21 января, в канун дня памяти святителя Филиппа (Колычева), митрополита Московского Свято-Филипповское малое православное братство собралось для того, чтобы поразмышлять об историческом и духовном уроке, который преподает нам митрополит Филипп. О том, чему пример его жизни и смерти учит нас сегодня в первую очередь.

В своем размышлении мы не смогли обойти и фигуру царя Ивана Грозного, отношения с которым сыграли решающую роль в судьбе митрополита. В наше время существует большое количество различных исследований с попыткой оценить деятельность царя Иоанна IV, которую отважно и стойко обличал митрополит Филипп. 

Разброс оценок очень велик: от крайне отрицательных до восхваления и признания его не только славным монархом, но и великим святым. Мы пытались понять, существуют ли причины, которыми можно оправдать то кровопролитие и те ужасы, в которых обвинял царя святитель Филипп? 

Могущество и величие царя и страны? А что такое могущество? И в чем заключается величие? Каковы критерии? Было ли это в действительности достигнуто? Завоевание множества земель? Постройка большого количества монастырей и храмов? Проведение реформ государственного и церковного устроения? Можно ли этим оправдать опричнину и другие зверства царя? 

В знаменитом фильме С.М. Эйзенштейна «Иван Грозный» герой Николая Черкасова говорит о том, что Россия – это человек «с отрубленными руками и ногами», что цель царя – объединить Россию, сделать большое, великое государство, «третий Рим». Он называет себя христианским монархом, которому власть дана от Бога, и утверждает, что эту власть он должен употребить для создания новой великой державы. Судя по всему, именно это и должно оправдать жестокость царя. Но так ли это получилось? Что было итогом этого царствования? 

Страшные и темные времена смуты оказались основным итогом правления Ивана IV. Он будто открыл ящик Пандоры, как будто бы сказал: «Так можно!» Можно убивать, можно доносить, лжесвидетельствовать, можно все, что угодно ради великой цели. И именно этому примеру последовали люди, что и ввело страну в Смутное время.

Не только митрополит Филипп предвидел, к чему приведет такая стратегия. Были и другие, кто понимал, что подобная подмена идеи теократии губительна как для монарха, так и для всей страны. Но именно святитель Филипп не отступал в своих попытках остановить царя, прекрасно понимая, какую цену ему придется за это заплатить. В фильме Эйзенштейна, призванного отразить позицию советского государства, большевистской идеологии, нет самого главного в образе митрополита Филиппа, того, за что он и был проставлен: правды! Он обнажает главный нерв, говоря о высшей, Божьей правде и Божьем суде. Г.П. Федотов пишет в своем труде «Святой Филипп, митрополит Московский»:

«Правда, о которой учит святитель, не только право и справедливость, но и любовь. Заповедь прощения, очевидно, может относиться только к виновным – по терминологии Грозного, к злым. Даже злым, вместо ярости, царь должен показать лик любви. Между царем и святителем мы видим противоречие в понимании самых задач государственной власти. 

Не менее решительно отрицает святитель и мнимую неподсудность царя наказующему голосу церкви. В этом весь смысл его исповедничества. Об этом он говорит с потрясающей силой. «Наше молчание налагает грех на твою душу и всенародную наносит смерть». На требование царя быть единомышленным с ним, отказавшись от обличения, святой восклицает: “Тогда, о государь, тщетна будет для нас вера наша, – и самое вочеловечение Господа… Я имею попечение о твоем спасении… Если умолчу о истине, да не почтуся в чине епископа”. 

…Cамый подвиг Филиппа свидетельствует о нераздельности для него царства правды: в государстве, как и в церкви, осуществляется та же правда Христова, и на страже ее поставлен он, епископ, который не смеет «молчать об истине». Так во всех трех основных пунктах оригинальные идеи Грозного осуждены св. Филиппом, как грех, как неправда, как теократическая ересь».

По-христиански невозможно оправдать убийство хотя бы одного человека никакими возвышенными целями. 

Уже в Ветхом завете есть заповеди: «Не убий. Не лжесвидетельствуй.» А в Новом завете они поднимаются на еще большую высоту, когда Христос говорит: «Вы слышали, что было сказано древним: “не убий”, - а если кто убьет, даст ответ перед судом. Но Я говорю вам, что всякий, кто гневается на брата своего, даст ответ перед судом; а если кто скажет брату своему: ”рака!” - даст ответ перед Синедрионом; а если кто скажет брату своему: ”безумный!” - даст ответ в огне Геенны». (Мф 5:21-22)
И когда мы начинаем предпринимать попытки оценить те или иные события, те или иные «исторические фигуры» исключительно с точки зрения истории, только лишь с позиции фактов, свидетельств, доказательств, мы можем сразу же потеряться в обилии разных интерпретаций, точек зрения и проч. И тогда важно не сбиться с ориентира, увидеть тот маяк, что поможет нам не утонуть в этом море. И этот маяк – Евангелие и Сам Христос. 

Когда к Господу пришел человек и сказал: «Учитель, скажи моему брату, чтобы он поделился со мной наследством!» - Он ему ответил: «Любезный, разве Я поставлен у вас судить и делить между вами ваше добро?» И дальше Иисус добавляет: «Смотрите, берегитесь стяжательства, потому что даже при изобилии благ не от них зависит жизнь человека» (Лк 12:13-14). 

Господь судит не по мирским законам, Его критерии неизменны и вечны, а значит беспроигрышны. И мы, если будем следовать им, по примеру святителя Филиппа, не когда не потеряем верного направления и безошибочно будем различать единственно верную правду и истину.

Другие записи автора:

О кремации

Умберто Эко: Мудр, кто отбирает и сочетает проблески света

Православная безопасность

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку