Марианна Чмыхалова
Марианна Чмыхалова

Зимбабвийские дети и баба Маня

Глухие зимбабвийские дети, показав свой спектакль на каком-то фестивале, вдруг выбежали к зрителям и подарили всем азбуку для глухих, приглашая в свой мир. На следующий день многие общались на языке жестов. Добро пожаловать в мир неэгоцентриков.

Такое бескорыстное дарение - всегда процесс отдавания самого дорогого, выстраданного, неважно чего и сколько. Фёдор Сухов припомнил известную вдову, отдавшую последнюю лепту, всё своё пропитание, не ожидая ничего взамен. Женщина в Евангелии говорит, мне достаточно того, что у меня осталось, я свободна. Иначе не дарение, сделка.

Бездарный - это невовлеченный в процесс дарения. У него может быть куча даров, но он не дарит, значит бездарь. Дар всегда от избытка сердца, даже если это последнее.

Фёдор Сухов, известный режиссёр, многими любимый актёр, сценарист, педагог, бессменный худрук театра «На набережной», где вот уже 40 лет играют, спорят, шутят, творят вместе простые школьники и профессиональные актёры. Темы спектаклей взрослые: память, ответственность, путь взросления, обретения себя, познание мира...

Лейтмотив всех каверзных вопросов Фёдору Сухову - как удаётся сотрудничать с детьми, которые не знают, когда была Гражданская война, на что Фёдор надеется, на что опирается в жизни, в работе и в каждом ребёнке, и что из этого получается.

Федор Владимирович рассказал о четырёх «у» и четырёх «о».

Четыре «у» - угадать, угодить, урвать и уцелеть - так, например, подростку можно интегрироваться в мир взрослых. Другая крайность - уйти в полный отрыв от прежних авторитетов, повторяя при этом по сути их же социальные модели.

А есть правило четырёх «о» - открытость, осознанность, ответственность, отрешенность (в последнем «о» имеется ввиду, напр, не фанатеть от результатов своего труда).

Фёдор Сухов строит жизнь и сотрудничество с детьми на 4-х «О», самое интересное для педагога - это диалог с детьми, «когда слушаю их или стараюсь сказать им просто о сложных вещах». И всегда будут несколько детей, которые захотят искать свой путь, вырастут мыслящими людьми, не будут легко поддаваться на манипуляции, когда приказ быстро падает в ноги, и ноги бегут оголтело воплощать чью-то идею. Мир от этого точно не станет хуже, возможно, станет лучше, свободней, здоровее.

Если к этому «нехитрому правилу четырёх «о» присоединить любовь и бережное отношение к русскому языку. Если беречь язык, не упрощать его, то есть надежда воспринимать через него тоньше внутренний мир другого человека; любовь к русской поэзии, русский язык в метафорах и недрах своих рождающей; со-дружество между детьми, когда очевидно, что вместе они могут лучше... Тогда педагог отходит в тень, не погребая под своим фундаментом и авторитетом, помогая вырасти розам, регулярно выпалывая подросшие баобабы. Тогда появляется возможность ухватить какое-то слово, жест, мысль, взгляд, которые направят на то самое дарение как путь жизни.

Важно для Фёдора, чтобы это дарение не закончилось и после твоего ухода, чтобы связи, которые были между тобой и людьми перезацепить, увязать, тихо уйти, чтоб дело твоё осталось, чтоб всё работало и без тебя.

Он вспомнил свою бабу Маню, она много молилась, жила тихо и радостно. Зять в партии. Баба Маня умирая, просила его, чтоб на похороны её не ходил, свои же побьют. И от бабы Мани остались радость, тишина, забота о других.

Лучший способ вдохновения и найти себя - заботиться о других. И это заразно. Первые, кто заразил Фёдора жизнью для других и самыми ценными книгами, с которыми идёт по жизни - родители, а книги Януша Корчака и Экзюпери. О Януше Корчаке режиссер сделал спектакль в возрасте 20 лет, учась тогда ещё в техническом вузе.

Фёдор сказал на прощанье: Христос идёт по воде, за ним пошли некоторые, для этого нужно доверие и нужно рисковать. Но нельзя пройти след в след, на воде следов не видно, нужно найти свою тропинку.

От общения с Фёдором Суховым остались 3 образа: дарение - зимбабвийские дети, баба Маня - забота о других, которая прорастает через твою жизнь, оставаясь жить без тебя, и выбор пути - идти по воде за Христом, понимая, что следов на воде не видно - искать, рисковать и верить.

Спектакль вышел, он уже не принадлежит тебе, ребёнок вырос и ушёл по своему пути. И ты, возможно, смог что-то сказать ему, может быть похожее на завещание Януша Корчака:

«Мы не даем вам Бога, ибо каждый из вас должен сам найти его в своей душе, не даем Родины, ибо её вы должны обрести трудом своего сердца и ума. Не даем любви к человеку, ибо нет любви без прощения, а прощение есть тяжкий труд, и каждый должен взять его на себя. Мы даем вам одно, даем стремление к лучшей жизни, которой нет, но которая когда-то будет, к жизни по правде и справедливости. И может быть, это стремление приведет вас к Богу, Родине и любви».

Разговор состоялся в стенах Свято-Филаретовского православного института.

Другие записи автора:

Я снова про любовь

Крестовоздвиженское братство вновь побывало в хосписе Веры Миллионщиковой

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку