«Самая упорная борьба всей моей жизни была за свободу церкви – дорогая душе моей идея»

О служении отца Павла Адельгейма под Ригой и о том, как он впервые услышал там чтение Апостола на русском языке, вспоминали в Риге на вечере памяти убиенного священника

На встречу 1 августа – в день его рождения – собрались самые разные люди – те, кто знал его лично, и те, кто о нем услышал впервые. Вечер был задуман таким образом, чтобы сам о. Павел через прочитанные цитаты из его блога и стихи рассказывал о своих духовных учителях, свидетельствовал об исповеднической жизни. Прозвучало живое слово отца Павла – фрагмент его последней проповеди, произнесенной 3 августа в храме Жен Мироносиц города Пскова незадолго до его мученической кончины.

Из автобиографии отца Павла гости узнали о том, что его дед и отец были репрессированы и расстреляны советской властью. Мать также была арестована и осуждена на несколько лет лагеря. В это время будущий отец Павел был в детдоме. Затем вместе с матерью они оказались на принудительном поселении в Караганде. Там Павел и нашел православную общину старца Севастиана, встреча с которой помогла ему сделать осознанный духовный выбор – принять решение стать священником, что в тот момент означало подвергнуть свою жизнь реальной опасности. На этот выбор повлияло и общение с духовными учителями и наставниками – архиереями, многие из которых в это время находились в ссылке в Ташкентской епархии.

«Было у кого учиться, и я учился»

«Это был целый мир исповедников в Ташкенте. Ташкент собрал удивительных людей… при мне служили архиепископы: Ермоген (Голубев), Гавриил (Огородников), епископ Стефан (Никитин), архимандрит Борис (Холчев), Клавдиан (Моденов), Серафим (Суторихин), протоиереи Федор Семененко, Георгий Тревогин, Василий Евдокимов, а какие монахини! – всех не перечесть. Это были исторические фигуры и праведники, в святости многих из них трудно усомниться. Это была духовная аристократия и люди подвига. Каждому слову их можно было верить. В них не было лукавства и корысти. Они отдавали себя Богу и пастве».

Духовенство Ташкентского собора 1958–1959 гг.: первый ряд, в центре — архиепископ Ермоген (Голубев) и архимандрит Борис (Холчев), слева направо — Серафим (Суторихин), прот. Федор (Семененко), архимандрит Клавдиан (Моденов)
Духовенство Ташкентского собора 1958–1959 гг.: первый ряд, в центре — архиепископ Ермоген (Голубев) и архимандрит Борис (Холчев), слева направо — Серафим (Суторихин), прот. Федор (Семененко), архимандрит Клавдиан (Моденов)

Под их влиянием отец Павел сформировался духовно, обрел опыт бескомпромиссного самостояния в борьбе за Церковь: «Самая упорная борьба всей моей жизни была за свободу церкви – светлая, дорогая душе моей идея. Церковное творчество есть высший показатель церковной жизни, ее развития, расцвета. Вне церковной свободы нет ни живой церковной жизни, ни доброго пастырства».

Духовенство Ташкентской епархии. В центре архим. Борис (Холчев), справа от него - дьякон Павел Адельгейм, крайний справа - дьякон Василий Куликов. Ташкент. 1960
Духовенство Ташкентской епархии. В центре архим. Борис (Холчев), справа от него - дьякон Павел Адельгейм, крайний справа - дьякон Василий Куликов. Ташкент. 1960

Восстановление человека

Отец Павел обладал даром пастырства, который питается из одного источника – Сам Христос положил начало этим отношениям: «Пастырь добрый душу свою полагает за овец. И овцы голос его слышат. И своих овец зовет он по имени. И овцы идут за ним, ибо знают его голос. Исходя из этих отношений, можно правильно понимать смысл подлинного пастырства. Сан зовет к подвигу и ответственности» (из блога отца Павла).

Личный подвиг и ответственность отца Павла выражались в том, что где бы он ни оказывался, он везде собирал церковь: строил и восстанавливал храмы, привлекал людей. «Заброшенные храмы свидетельствуют о духовной опустошенности и культурном одичании людей. Душа народа веками собирает свои духовные ценности, как храм хранит свои святыни. Так происходит становление культуры и национального духа», – писал отец Павел в своем блоге.

Так в Кагане, получив от властей разрешение на частичную замену стен, он вместе с общиной верующих построил новый храм. В одной только Псковской епархии, где о. Павел служил с 1976 года до своей кончины, он восстановил храм Святого Апостола Матфея в деревне Писковичи и храм Святых Жен Мироносиц в Пскове, построил храм Святого Великомученика Пантелиймона на территории Псковской психиатрической больницы в деревне Богданово.

При этом отец Павел хорошо понимал, что главная задача церкви – восстановление человека. Участники вечера делились своим опытом общения с отцом Павлом, как он ценил и уважал каждого, с кем ему доводилось общаться. «Главное в общении – чтобы состоялась встреча человека с человеком, главная задача которой: понять друг друга, стать интересными и нужными друг другу. Если получилось, значит, встреча состоялась. Общение расширяет видение и заостряет внимание к человеку, расположение к человеку и заботу о человеке. Каждый в это включен, и для всех это важно» (из блога отца Павла).

Как отец Павел служил на латышском языке

Большой интерес у гостей вечера вызвал мало кому известный факт из жизни отца Павла – его служение в храме города Алуксне (бывшего Мариенбурга) Рижской епархии, куда его пригласил митрополит Леонид (Поляков). После осуждения по статье 190 «Клевета на Советскую власть» и отбывания 3-х лет тюремного заключения в ИТ поселка Кызыл-Тепа отец Павла нигде не принимали. «Объехав десяток епархий, я везде встречал доброе отношение и категорический отказ. Всё упиралось в уполномоченного по делам религий при СМ СССР в соответствующей области», – вспоминал он в блоге. В трудное для церкви время митрополиту Леониду удавалось собирать в епархии подлинных исповедников веры. Так в Спасо-Преображенской пустыни служил духовником архимандрит Таврион (Батозский).

Об этом периоде своей жизни отец Павел записал в своем блоге: «В рижском соборе я впервые услышал чтение Апостола на русском языке. Владыка объяснил, что апостольские послания важно читать по-русски для облегчения понимания смысла: «Ведь мы читаем Священное Писание, чтобы понимать, любить и исполнять Слово Божие».

Справа ведущая вечера - Иоанна-Яна Калниня
Справа ведущая вечера - Иоанна-Яна Калниня

У отца Павла с владыкой оказалось много общих знакомых, друзей и наставников: отец Никон и отец Нектарий Оптинские,  отец Сергий и отец Алексий Мечёвы, отец Борис (Холчев), их маросейские чада. Владыка был в дружеских отношениях с Надеждой Александровной Павлович, с которой отец Павел тоже встречался и переписывался.

Служение в Алуксне отец Павел начал с ремонта и восстановления храма, собирания приходской общины. Там вышел курьезный случай: «Владыка просил меня служить частично на латышском языке. Мне понравилось предложение, и я с жаром начал овладевать чтением Евангелия и служебника по-латышски. Кажется, с латышским языком я переборщил. Владыка сказал мне с улыбкой: «Жалуются на тебя, что много по-латышски служишь. Говорят, что Вы Владыка, нам латыша прислали? Мы ничего не понимаем, у нас в приходе одни русские».

Отец Павел с благодарностью вспоминал, владыку Леонида, который при его переходе в Псковскую епархию снабдил его средствами на покупку дома. Этот дом остается светлой памятью о митр. Леониде и по сей день.

***

После просмотра фильма «Взрастут хлеба так солнечно и щедро» Ольга Борисова – исследователь жизни и служения отца Павла во время его пребывания в Ташкентской епархии – рассказала о личном общении с отцом Павлом, о том, насколько он был честным, мужественным и смелым. Ища правды Божьей, он никогда не кривил душой и не шел против совести. Стояние за свободу церкви было для него делом естественным, он не видел в этом никакого подвига.

Ольга Борисова
Ольга Борисова

За чаем устроители вечера памяти вместе с гостями размышляли над тем, что нам особенно близко в опыте о. Павла – нашего старшего современника. Что в его жизни может нас вдохновлять на пути ученичества у Христа? Многие отмечали его внимательное отношение к людям, дар собирания со Христом, ведь он привлекал самых разных людей. Отмечали его скромность, бескомпромиссную стойкость во всех испытаниях, умение до конца прощать своих гонителей.

Иоанна-Яна Калниня


Фото Светланы Горбуновой

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку