Почему от греческих шедевров захватывает дух

17 декабря 2015
Мы пережили настоящее потрясение от явленной возможности соединения натуры и идеала. То, что античная классика на мгновение осуществила в искусстве, стало нормой жизни для христианства
Гестия, Диона и Афродита. Восточный фронтон Парфенона. V в.до н.э.
Гестия, Диона и Афродита. Восточный фронтон Парфенона. V в.до н.э.

Уже четвертый месяц в Петербурге действует культурно-просветительский центр «Покровский остров», открытый силами Свято-Петровского малого православного братства. В нем любой желающий может не только поучиться на Просветительских богословских курсах, выбрав интересный для себя предмет, но и побывать на ежемесячных открытых лекциях. Их читают лучшие специалисты Петербурга. Одна из таких лекций об «Античном искусстве в пространстве современной культуры» была прочитана в минувшую среду 9 декабря.

Людмила Ивановна Давыдова, ведущий специалист Эрмитажа по античной скульптуре
Людмила Ивановна Давыдова, ведущий специалист Эрмитажа по античной скульптуре

Людмила Ивановна Давыдова, доцент, кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа (история античного искусства, искусство древнего мира), рассказала о великом наследии людей, живших давным-давно на берегах Средиземного моря, достижения которых так высоко ценятся до сих пор. С искусством Древней Греции – мира высокой гармонии, идеала калокагатии (соединения прекрасного и доброго), Людмила Ивановна знакомила гостей на примере архитектуры и скульптуры 6-5 вв. до н.э.  Она показывала древние храмы дорического ордера, который характеризуют как наиболее лаконичный, мужественный и строгий из архитектурных стилей.

Храм девы Афины Парфенон. Афины. 447—438 гг. до н. э.
Храм девы Афины Парфенон. Афины. 447—438 гг. до н. э.

Для православного уха в необычном контексте прозвучало слово «калокагатия», которое на церковнославянский язык переводится как «добрОта» - соединение красоты и добра, доброты вместе. В христианстве это означает, что Бог творит не только добро, но и подлинную красоту, являясь источником того и другого. Для древних греков понятие единства красоты и добра также было основополагающим. Этим термином Платон обозначил идеал воспитания у греков: сочетание благородства, богатства, физических и духовных способностей. Идеал калокагатии –  человек красивый и внешне, и внутренне. Все увиденные на лекции скульптуры, а это были лучшие шедевры из разных музеев мира, являют собой этот идеал.

Кора с острова Хиос. Скульптор Архерм, ок. 520-510 до н.э. Афины, музей Акрополя
Кора с острова Хиос. Скульптор Архерм, ок. 520-510 до н.э. Афины, музей Акрополя

Кстати, Людмила Ивановна поспорила с распространенным в течение многих десятилетий мнением немецкого искусствоведа, специалиста по  античному искусству, жившего в 18 веке, Иоганна Винкельмана о том, что греческая классика – это благородная простота и спокойное величие. В этой воздушности, легкости, свободе она видит скорее не спокойствие, а огромную, захватывающую зрителя энергию. Поэтому Людмиле Ивановне ближе другая формула греческой классики, о которой она сказала словами молодого английского живописца Роберта Хайдена. В XIX веке, когда скульптуры с фронтонов Парфенона были перевезены из солнечной Эллады в Лондон, молодой человек по имени Роберт Хайден увидел привезенные скульптуры в грязном сыром бараке в парке Лейн, где они были выставлены напоказ, и был поражен: «То соединение натуры и идеала, необходимость которого я так сильно ожидал от высокого искусства, были представлены мне воочию. Мое сердце забилось! Если бы я ничего более не увидел, этого было бы достаточно, чтобы всю оставшуюся мне жизнь держаться натуры».

Рождение Афродиты. Так называемый Трон Людовизи. Мрамор. Ок. 460 г. до н.э. Рим, палаццо Альтемпс
Рождение Афродиты. Так называемый Трон Людовизи. Мрамор. Ок. 460 г. до н.э. Рим, палаццо Альтемпс

Мы спросили Юлию Балакшину, председателя Свято-Петровского братства, почему в христианском просветительском центре говорят об античности:

Юлия Балакшина: Как вы знаете, мы говорим не только об античности: предыдущие лекции были посвящены поэту В.А.Жуковскому и священнику Григорию Петрову. Однако любому культурному человеку, безусловно, важно знать шедевры мирового уровня, принадлежащие к разным эпохам. Людмила Ивановна сегодня буквально открывала нам глаза на греческую скульптуру. Многие из нас впервые узнали о том, что древнегреческие статуи были не мраморными и белоснежными (такими были только их римские копии) - они были раскрашенными! Для современного утонченного вкуса это совершенный китч, напоминающий скорее дымковскую игрушку, чем прекрасные древности. Но так все оказалось мудро устроено, что краски, призванные передать натуру, быстро потускнели и облетели, и осталась лишь совершенная форма - чудесным образом найденный греками идеал. Мы сегодня, благодаря Людмиле Ивановне Давыдовой, пережили настоящее потрясение от явленной возможности соединения натуры и идеала. То, что античная классика на мгновение осуществила в искусстве, стало нормой жизни для христианства.

Лариса Юрьева, Анастасия Наконечная
Фото Сергея Туманова
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку