Из тьмы советского века

24 мая 2017
В Санкт-Петербурге на сцене Музея Ф.М. Достоевского состоялся специальный показ спектакля Авторского театра «Мандельштама нет»
Актриса Галина Филимонова и режиссер Олег Дмитриев
Актриса Галина Филимонова и режиссер Олег Дмитриев

Показ прошел в рамках Акции национального покаяния и завершился встречей зрителей с его создателями: режиссером Олегом Дмитриевым и актрисой театра и кино, заслуженной артисткой России Галиной Филимоновой. Спектакль – первая часть триптиха режиссера «Мы живем, под собою не чуя страны...», в котором он прослеживает историю воздействия советского тоталитарного режима на разные поколения людей.

Ночная темнота на сцене, слабый электрический свет и одинокая пожилая женщина, единственное действующее лицо. Чтобы лишить человека свободы совершенно не обязательно сажать его в тюрьму: атмосфера тотального страха, недоверие к окружающим, ощущения безысходности и безнадежности парализуют волю гораздо глубже. В это состояние погружается пространство спектакля, от него сходит с ума Осип Мандельштам, и так продолжает жить его супруга, Надежда Яковлевна. Но самое удивительное, что не только жить, но и бороться, противостоять Злу. Не только «хотя бы», но в первую очередь внутри себя. 

Так, за описанием страданий и скитаний поэта вырастает образ Надежды Мандельштам. Женщины, которая не только сохранила для нас наследие мужа, но и собственным литературным трудом донесла до нас бесценное свидетельство о советских реалиях.

 Надежда Яковлевна Мандельштам, один из наиболее важных свидетелей советской эпохи, хотя и не самый заметный, сумела донести до нас, выразить, пожалуй, самые значимые вопросы: «Много ли среди нас настоящих людей, способных на покаяние? Много ли среди нас людей, способных назвать подлинный грех эпохи, истинный критерий добра и зла, заставить память заговорить во весь голос и призвать себя и всех к покаянию?»*

«Я видела спектакль уже не раз и обратила внимание, что совершенно по-новому восприняла ту часть спектакля, когда Надежда Яковлевна произносит фактически проповедь. Прерывается нить повествования, она вдруг выходит из этого пространства – и обращается напрямую к зрительному залу, к интеллигенции со словом о покаянии. Интересно, что я слово «покаяние» с прошлого просмотра я не помню. Но помню, что мне было жалко вот этого разворота: вот только что я переживала, проживала жизнь Надежды Мандельштам – и звучит это слово, как бы мимо роли. А сейчас именно это ее слово оказалось для меня очень важным», – поделилась своим впечатлением Юлия Балакшина, председатель Свято-Петровского братства после спектакля. 

«Эта роль очень изменила мою жизнь, мое внутреннее ощущение. Мы, я говорю о себе, мы тоже не хотим ничего помнить. Ведь чтобы коснуться даже одной маленькой проблемы, нужно в эту проблему влезть, ею заболеть, – рассказала Галина Филимонова. – Мне вдруг что-то открылось, когда мы репетировали. Про покаяние я вообще не говорю. Ну ребята, ну кто из нас кается? Я о себе говорю. Знаете, слова о покаянии не всегда выстреливают во время спектакля. Потому что вдруг становится невыносимо горько, обидно больно от того, что много ли среди нас настоящих людей, способных каяться не то чтобы о великих вещах – за страну, но покайся хотя бы за себя. Я о себе сейчас говорю. Но ведь это безумно трудно».

 «Мы играем это для себя, как в первый раз, как попытку думать о том, возможно ли в нашей стране покаяние? Стоит ли что-нибудь это слово сегодня? Или гораздо многозначительнее гораздо серьезнее, существеннее для правительства, для народа подмена этого слова. Вот об этом мы пытаемся размышлять словно на материале, который относится к историческим временам, которые мы уже прожили, но прожили ли мы их, как прожили и с чем из них вышли?» – сказал режиссер Олег Дмитриев.

* Цит. по Н.Я. Мандельштам «Вторая книга»

Игорь Тимофеев, Анастасия Наконечная


Фото Елизаветы Дмитриевой

Акция национального покаяния

еще
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку