Александр Большедворов
Александр Большедворов

«Молитва памяти» впервые прозвучала в Париже

Мне особенно запали в душу три момента. Во-первых, икона, написанная Ксенией Кривошеиной. Мне кажется, она мало кого оставит равнодушным. Во-вторых, тронуло молитвенное последование, составленное отцом Георгием Кочетковым со единомышленниками. Текст сугубой ектении в нем, без преувеличения, проникновенен и глубок. И, в-третьих, когда мы читали имена погибших в страшные десятилетия 20 века - а это было "всего" несколько десятков имен (что эта цифра в сравнении с миллионами тех, кто был уничтожен; тех, чьи судьбы были сломаны, чьи семьи были разрушены; тех, кто был раздавлен машиной террора, кто был предан или сам был вынужден отрекаться и предавать?), я не мог отделаться от одного пронзительного чувства. Вот мы читаем фамилии и имена неизвестных нам людей. Мало того, что все они были уничтожены физически, убиты ни за что: было сделано все, чтобы о них не осталось даже памяти! Представить себе только: ты родился и живешь, а кто-то вдруг решает, что жить тебе не нужно, что ты какая-то "ошибка", ты "никто" и "ничто", и поэтому тебя нужно вычеркнуть из истории... Мы читали имена этих людей, но я понимал, что у Бога они живы. Их пытались стереть из человеческой памяти, но в памяти Божией они были, есть и будут всегда. И мы - нашим скромным чтением перед иконой, символически изображающей тех, чьи имена мы проговаривали вслух - словно бы говорили им: "вы ЕСТЬ в нашей памяти, вы БЫЛИ, вы ЖИЛИ! Вы РЕАЛЬНЫ!" И мне весь день сегодня кажется, что они нас слышали.

4 участника "Молитвы памяти" в интерьере комнаты

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку