Андрей Скидан
Андрей Скидан

Единица творчества

На прошлой неделе - два дня поэтического везувия минского поэта Дмитрия Строцева в Гомеле. Поэтический везувий - этот термин родился так, как рождаются в Гомеле уже с начала девяностых разные культурные феномены. Рождаются и уходят так же незаметно, чтобы вдруг возникнуть с несколько другой шевелюрой. Или бородой.

С Дмитрием мы познакомились с середины девяностых. Через издательство "Виноград" и шикарный по тем временам литературный альманах "Монолог", взяв в руки который хотелось дружить и с авторами и с редколегией. Дмитрий тоже знал о существовании. Во-первых, Гомеля. Здесь он уже запечатлелся в 1989 году как лауреат республиканского конкурса авторской песни, да так неудачно, что понадобилась смена государственного строя, чтобы во-вторых, познакомиться уже с гомельскими поэтами. Тоесть, Дмитрий знал, что в Гомеле его любят и ждут отнюдь не официальным образом. Поэтому, когда он открылся как один из издателей и популяризаторов наследия митрополита Антония Сурожского одновременно и удивились и не очень. Собственно, и сами стихи и проект рускоязычного интеллектуального журнала выдавал серьёзную духовную подоплёку творчества этого авангардного автора. И в какое то время стало казаться, что минских литераторов и художественную андеграунд-элиту может достойно представить только "Монолог", за которым основательно маячила харизматичная фигура Строцева. Ну, говорить о всём сопутствующем Дмитрию слишком громоздко, поэтому, перейдём к гомельским реалиям.

Два дня пребывания Строцева в Гомеле сопровождались мягким снегопадом, так что город и окрестности погрузились в серо-туманную мглу, такую поистину гомельскую зимнюю рапсодию, где кроме оттенков белого встречается только электрический свет. Холод, если и был, то не сопутствующий многочисленным встречам, разговорам, беседам, песням, воспоминаниям, прогулкам, чаепитиям. Многие люди давно не видевшееся встретились вместе держась за руки Строцева. А он, радовал нас встрече со своими любымими людьми. Живыми и ушедшими. Всё казалось, прошло под этим особым знаком встречи, словно под пристальным взглядом владыки Антония. Здесь и родители, и любимый безвременно ушедший брат Миша, и утрата недавняя - белорусский дизайнер-поэт Михал Анемпадистов, и Вениамин Блаженный - пронзительное неформатное еврейское христианство выложенное в стихах, и много-много всего, о чём хотелось сказать и было сказано. Кажется, Дмитрий Строцев в способных учениках митрополита Антония: о ком бы не вспоминали - вспоминали так, что Христос был где-то рядом. Говорили о христианстве просто, естественно, как о смысле жизни, как о типе человечества, как о само собой разумеещемся.

Поэтический везувий удался. Ослепительный снег скрыл под собой непонятные бренные формы заборов, трасформаторных будок, автомобилей, лихо превратив их в единицу творчества, а Дима Строцев показал, как много может привезти человек в одном человеческом сердце. Он уехал, а встреча продолжается, снег лежит, звучит голос. Кажется все разговоры - продолжение начатой беседы.

Ждём продолжения.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку