Юлия, Игорь, Татьяна
Юлия, Игорь, Татьяна

Памяти Олега Дмитриева

Юлия Балакшина:

Ушёл из жизни актёр и режиссёр МДТ Олег Дмитриев. Едва ли ему было 50... Мы познакомились с ним благодаря трилогии «Мы живём, под собою не чуя страны...». Не так много всё-таки среди нас людей, готовых взвалить на себя груз памяти о нашем трагическом ХХ веке. Олег был одним из таких. Третий спектакль – «Зачарованные смертью» – рождался буквально на наших глазах: его предваряла авторская читка, которую мы слышали раз 5. Мы наблюдали, как тщательно Олег работал над рождением каждого образа, каждой мысли. Некачественность, недоделанность были для него совершенно не приемлемы. Мы очень любили говорить с ним после спектаклей, обсуждать новые смыслы, сверять часы, слушать вместе, как бьётся пульс времени. «В ком сердце есть, тот должен слышать, время...». Олег любил эту фразу. Упокой его, Господи, на луговине той, где время не бежит...

Вот его поздравление с Пасхой: 

ВОИСТИНУ ВОСКРЕС!

Дорогие Юлия и братья и сестры Свято-Петровского малого православного братства!

Дай Бог каждому из нас и тем, кто находит в себе силы быть вместе, бескрайнего терпения ради поиска истины, покойной нежности к ближним и дальним, искренней и безревностной любви к тем, кто любит нас, и к тем, кто ненавидит. Да минует нас равнодушие. И тогда достанет сил ещё на многое.

С уважением,
Олег Дмитриев,
художественный руководитель Авторского театра

Игорь Корпусов:

Известие – как гром среди ясного неба. Ушёл из жизни Олег Дмитриев, актёр, режиссёр «Авторского театра» в Санкт-Петербурге. Я помню его. Это была одна, но очень яркая встреча. Олег приехал в Тверь с моноспектаклем, или «читкой», как он это называл, по прозе Светланы Алексиевич «Зачарованные смертью», где главной героиней является женщина, пережившая в детстве ГУЛАГ, – от её лица ведется повествование. Мы смотрели город, я рассказывал; он был очень внимателен и точен в вопросах. А потом мы пришли в зал, где всё должно было состояться, и когда мы вместе ставили стол, за котором Олег должен был сидеть, он неожиданно вынул из кармана две пачки бумажных платков и аккуратно их распаковал. Сначала я не понял, зачем это. Лишь когда всё началось, стало ясно. Олег читал так, словно он не просто все пропускал через себя, но становился для зала источником этой боли, трагедии изувеченного потрясающей жестокостью и отчуждением, творившимся в нашей стране, человека. Выдержать это без эмоций было невозможно. В какой-то момент я обернулся в зал: у многих лица блестели от слёз. А что чувствовал он на сцене? Сразу стало ясно, зачем платки. Как настоящий актёр он разбудил в полном зале человеческое сочувствие и сострадание к жертве, обычному человеку, которого так разломали «исторические события». За эти минуты искреннего сочувствия, сострадания хочется сказать Олегу эти последние слова благодарности. Никакие факты, даже самые страшные, не могут подчас пробудить его в людях, а он мог так, что все почувствовали свою причастность к человеческой судьбе. Будучи опытным в своей профессии, он неподдельно волновался перед выходом на сцену и, на момент обернувшись ко мне, спросил: «Ну что, начнём?». Таким я его и запомнил – открытым и ранимым, могущим услышать и показать в тексте то, что оживляет в душе возвышающие нас чувства, сочувствие к ближним, милосердие и сострадание. Вечная память!

Татьяна Авилова:

Мое первое знакомство с Олегом Дмитриевым произошло на его читке будущего спектакля «Зачарованные смертью» из трилогии «Мы живём, под собою не чуя страны...» в Сахаровском центре в 2010 году. Это было настолько потрясающе и близко тому, что как размышление уже было в Преображенском братстве, что мы тут же договорились о таком моноспектакле в часовне СФИ. С этого началась наша дружба с Олегом. А в 2011-м, собираясь в паломническую поездку в Карлаг, я вдруг вспомнила, что главной героиней спектакля является Мать, рождённая в Карлаге и за всю жизнь не сумевшая избавиться от родового рабства той нечеловеческой системе, и, бросив все дела, снова погрузилась в голос Олега (он читал за трёх героев: мать, сына и деда) и за неделю сделала ролик о её судьбе. Очень боялась показать его Олегу, зная, с какой скрупулёзностью он работал над текстами Светланы Алексиевич, доверившей ему свою ещё не напечатанную книгу «Время second-hand (Конец красного человека)». Но боялась напрасно... Вслушайтесь в то, как он это делает...

Вот здесь Олег рассказывает о своем театре и говорит, что он может считаться состоявшимся, если ему исполнится 10 лет. Сегодня Авторский театр вписан в театральную историю прочно.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку