Мария Цыбульская
Мария Цыбульская

Они искали русскую икону, а нашли живую православную церковь...

В воскресение (26.08.2018), выйдя из храма после Божественной литургии, мы познакомились с удивительными людьми: художницей-иконописцем Дениз Гийомен (Denise Guillaumin), и её дочерью Мари Гийомен (Sr Marie Guillaumin), катехизатором одного из французских диоцезов. Завязался разговор. Мы рассказали о том, что мы — члены Преображенского православного братства, мирянского духовного движения, и все вошли в церковь через оглашение; что основной деятельностью Братства является духовное просвещение нашего народа, восстановление прерванной в XX веке многовековой традиции православной веры. Приведя факты из истории гонений на христиан в России в ХХ веке (они ничего об этом не знали!), мы рассказали об Акции национального покаяния, инициированной братством в год 100-летия русской революции, и о Форуме национального покаяния и возрождения России, который открылся сейчас. Тема покаяния за прошлое страны нашла горячий отклик в сердцах наших гостей: оказывается, народ Франции до сих пор тоже расколот в своем отношении к событиям Великой Французской Революции и императору Наполеону: на тех, кто считает его героем, и тех, кто считает его тираном и помнит огромное количество казненных Робеспьером.

Мари забросала нас вопросами об иконах: что они для нас? Как мы переживаем встречу с ними? Мы свидетельствовали, что изображения Господа и святых на иконах знаменуют присутствие Церкви Небесной в нашем церковном собрании. Кто-то говорил, что иконы для него — как фотографии любимого человека, с которым хочется пребывать в постоянном общении. Кто-то отметил богословское и катехизическое значение икон, изображающих евангельские события. Дениз сказала, о том, что изображенные Господь, Богородица и святые в первую очередь смотрят с иконы на человека, а потом уже человек - на них. С ними можно общаться, как и в молитве: ведь когда мы поём песнь Богородицы - это Она нас приветствует! — так она учит детей общаться с иконами. 
Затем Мари предложила рассказать о своем пути к Богу и в Церковь. Первой начала рассказ Дениз Гийомен — о том, что она из семьи поляков Рогальских, интернированных немцами на территорию Франции в 1915 году. Семья очень старалась походить на французов, чтобы не оказаться людьми "второго сорта". А в начале Второй мировой войны их семья снова попала в плен, потеряв четверых детей, потом отца и мать. Оставшиеся две девочки росли сиротами. Дениз помнит, как отец читал Библию — по-русски... Вера в Иисуса Христа всегда жила в её сердце. И сейчас она уже более 30-и лет ежедневно участвует в мессе. Читает Священное Писание, медитирует над ним. Потом появляются иконы. Иконописи она нигде не училась, не придерживается православных школ и канонов. Несмотря на некоторые художественные несовершенства, её иконы — плод её духовного опыта и церковной жизни, они живые, они дышат и говорят. Ей очень хотелось побывать в России и своими глазами увидеть наши иконы. И вот, на 80-летие её четверо детей и внуки сделали ей такой подарок: собрали денег на поездку в Россию: 4 дня в Санкт-Петербурге, 4 дня в Москве, сегодня — первый. И вот, такая встреча!

Мы тоже принесли свои свидетельства. Мари поразила моя история о том, что, когда в 1969 году я побывала в швейцарском скаутском лагере для детей сотрудников ВОЗ (мой отец работал тогда в Женеве), там дети постоянно выясняли, кто из них католик, а кто протестант. И вот, вернувшись домой, я спросила у отца: «Кто я? Католичка или протестантка?» А он (неверующий до сих пор) ответил: «Ты — православная!» Тогда я впервые задумалась о том, зачем это разделение людей верующих? Почему оно до сих пор не преодолено?... Рассказала и о своей прабабушке, знавшей лично св. прав. о. Иоанна Кронштадского, о тех людях, через которых я получила дар веры. 
Затем Мари поведала нам о том, что во Франции уже более двух веков церковь отделена от государства, как и в Росси. Здесь даже случаются даже бунты неверующих налогоплательщиков, поскольку церковные здания находятся в собственности государства и ремонтируются за его счет. В школе запрещено преподавать религиозные предметы, дети в большинстве своем вырастают атеистами, ориентированными на успех в бизнесе. Но на востоке Франции есть небольшая область (Эльзас и Лотарингия), которая часто бывала оккупирована немцами во времена войн — там находится город Мец, в котором живёт Дениз. Там церковь не отделена от государства, священники получают государственную зарплату, в школе преподают религию, и духовная ситуация намного лучше.

Сейчас в основной части Франции очень немногие крестят своих детей, а конфирмация (таинство миропомазания у католиков, которое они проходят примерно в 12-14 лет.) вообще стала редкостью. Священников катастрофически мало, молодые люди не хотят оставаться безбрачными и не идут в священники, приходится объединять до 25-и деревенских храмов в один приход (до 100 км в поперечнике), который окормляет один пожилой священник. Пожилые люди тянутся к церкви, но им, часто болеющим, не под силу преодолевать расстояние, чтобы попасть в дальний храм на службу, церкви пустуют. Поэтому миссия и катехизация во Франции необходимы не меньше, чем в России. На катехизацию людей приглашает священник, если видит в этом необходимость или желание человека узнать свою веру. Хотя есть и целевая катехизация: вступающие в брак или готовящиеся к крещению (своему или своих детей), обязательно проходят подготовительный курс. Катехизация платная: треть платит сам человек, треть - священник и треть - церковная община. Введение платы имеет своей целью избежать безответственного отношения к катехизации, т. к. в сознании современных французов то, за что они не заплатили деньги, ценностью не обладает. Мари отвечает не только за катехизацию в большом диоцезе, включающем несколько объединенных приходов, но и за подготовку будущих катехизаторов. Она рассказала, что катехизация длится два года, перечислила основные темы.

Мы в свою очередь рассказали о том, как проходит оглашение в Преображенском братстве, о её основных этапах и темах; упомянули и о периоде «пустыни», когда нововоцерковленный человек делает окончательный выбор формы своей церковной жизни, и о паломничествах в поисках людей, живущих по евангелию. Мари решила, что эти два последних момента обязательно включит в свою практику. 
В завершение беседы Мари напомнила нам сюжет «Христос и грешница», где иудеи с гневом смотрят на женщину, взятую в прелюбодеянии. А Христос смотрит на землю, разрушая их злое «единство» и перемещая взгляд каждого на себя, призывая их к покаянию. Она добавила, что, только копаясь в себе, невозможно встретиться с Богом. Надо поднять взор вверх — и увидеть других людей как Божье творение. 
Наше общение длилось около шести часов, но усталости не чувствовалось: "Свершается Церковь, когда друг другу в глаза мы глядим" (Вяч. И. Иванов).

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку