Сергей Серов
Сергей Серов

Вчера в ЦДЛ

Вчера вечером в сверхплотную программу «Золотой пчелы 14» вклинилась премьера фильма «Отец Георгий Кочетков» в Центральном Доме литератора, приуроченная к 70-летию нашего выдающегося современника. Увидав огромную заставку на большом экране, сопровождавшую поздравления, я стал немного побаиваться, что фильм и чествование юбиляра станут актом его прижизненной канонизации. Но нет, всё оказалось в высшей степени достойным, скромным и исключительно человечным.

Я познакомился с Юрой Кочетковым сорок лет назад в храме Ленинградской духовной академии, где проводил чуть ли ни больше времени, чем в Академии художеств, куда поступил на заочное отделение и приезжал дважды год в Питер на месяц-полтора, на сессии. Академический храм считался «учебным» для будущих священников и регентов церковных хоров. Но он стал «учебным» и для множества молодых прихожан, воспитывавшихся на осмысленных, артикулированных церковных службах, некоторые чины которых реконструировались на основе исследований в области литургики и церковной археологии, на ярких, актуальных проповедях, читавшихся живым, современным языком. Там было много образованной питерской молодёжи, уникальная духовная атмосфера. Молодой владыка, прогрессивный ректор Кирилл (Гундяев) принял тогда в академию целую группу блестящих московских интеллектуалов. Власти недолго терпели этот очаг свободомыслия, и перед самым выпуском их всех исключили, а самого Кирилла сняли с ректорства...

Вернувшись в Москву, отец Георгий, по своему первому образованию университетский экономист, некоторое время работал бухгалтером в знаменитой дизайнерской Сенежской студии, куда его устроил мой старший товарищ Олег Игоревич Генисаретский. Я жил тогда неподалеку и нередко заглядывал к ним.

Став священником, отец Георгий продолжил развивать систему катехизации, возрождающую практику раннехристианского оглашения, осознанного принятия веры. Ольга Седакова к 70-летию отца Георгия написала в Фейсбуке: «После поколений принудительного атеизма и невежества в вопросах веры и – я бы сказала – неведения человека о собственной душе только такая катехизация в действительности меняет человека. И я свидетель в том, как меняются люди после этой долгой школы, как многое они пересматривают в себе и становятся современными православными людьми. Современными – то есть, не стилизующими себя под учеников древлих пустынников, а живущих в мире нынешнего исторического момента, нынешнего культурного положения. Я видела, как они пробуждаются для богословской жизни, для связи со всем, что глубокого и интересного создал человек».

Став трудиться над возрождением первохристианской общинной жизни, отец Георгий основал Преображенское братство и Свято-Филаретовский институт. Все тридцать лет своего существования они подвергаются то затихающим, то возобновляемым нападкам со стороны ретроградских кругов православной Церкви. Накануне юбилея произошло их очередное осеннее особострение. Поздравляя отца Георгия, Ольга Седакова пишет: «За их чаще всего просто нелепыми обвинениями стоит страх перед живой верой и свободным в своей вере человеком. Можно надеяться, что Бог и на этот раз поможет Вам и открытый Вами путь будет вести все выше и глубже, в вечной новизне христианства, в вечном его противостоянии любым формам идолопоклонства».

Вообще любые перемены, которых требуют наши сердца, всегда были под подозрением в России. Русские перемены называются «революция», «перестройка». Всё только рывками, скачками, когда уже всё, край. А текущая жизнь – не «течёт». Движется и не движется. Наша упорная ортодоксальность кажется нам национальным достоянием, истинно православной добродетелью.

Отец Александр Шмеман писал в свое время: «Всякая перемена вызывает у православных рефлексию предельно негативную... Но это совсем не верность вере... Догматами, содержанием веры православный мир перестал жить и интересоваться давно. Это именно отрицание перемены как категории жизни... И корень этого – в антиисторизме русского сознания, в вечном испуге перед историей, то есть сферой "перемены", сферой относительного. Испуг перед Западом, испуг перед "реформой" – мы так и жили и живём испугом. Власть боится народа, народ боится власти. Все боятся культуры, то есть различения, оценки, анализа, без которых культура невозможна».

На культурной ниве мы несколько раз пересекались с Преображенским братством. Номинация «Мир вам!» на «Золотой пчеле 14» обязана своим происхождением совместному проекту – плакатной акции и выставке на прошлогоднем фестивале «Преображенские встречи» в Сокольниках.

Блоги