Михаил Поликарпов
Михаил Поликарпов

Нельзя видеть в церкви колпак

Жизнь в условиях пандемии, поставила перед церковью вопросы о ее вере в себя и в церковные таинства. Ограничения на участие в евхаристии казались многим отказом от веры в таинства, а продолжение совместной молитвы приводило к риску заболевания и смерти. Заболевание участников богослужения становилось причиной не только обвинений в том, что церковь не заботиться о людях, но и к колебаниям в вере. Как же можно заразиться, когда ты причащаешься, ты в церкви?

Недоумения, вызванные искаженным представлением о церкви, возникли давно. Больше ста лет назад Николай Бердяев писал, что нельзя видеть в церкви колпак, которым можно автоматически освятить все, что им накрывается и укрыться от мира. Церковь не «есть какое-то искусственное изобретение для дезинфекции от заразы». Ложные надежды на церковь стали следствием ослабления в церкви профетического Духа и приспособлением к миру сему, когда церковь стала строиться во многом по образцу государства. Церковная жизнь стала в основном отождествляться с храмовым благочестием, а таинства совершаться только иерархией и действовать, как бы автоматически, независимо от внутренней жизни людей.

Различия в характере духовной жизни у людей во многом проявляются в том, на чем делается акцент в храмовом благочестии. Для многих центральным событием церковной жизни становиться пасхальное или рождественское богослужение. Для отца Сергия Булгакова в церковном году ближе всего было краткое время Великой субботы, предшествующее пасхальной радости, «когда да молчит всякая плоть человеческая». Произведения Николая Бердяева помогают сделать предположение о богослужении года, которое наиболее близко ему - это время между Вознесением и Пятидесятницей. Таинственное время, кажущейся богооставленности, время собранного ожидания откровения Божьего Духа. Сосредоточенность на духовной жизни защищает церковь, от обстоятельств которые иначе могли бы раздавить ее. Эта мысль Бердяева подтверждается его жизнью, и жизнью других представителей русской эмиграции.

В момент рождения Церкви Пятидесятница была своеобразной границей отделяющей состояние замкнутости, когда ученики сидели за затворенными дверями, от состояния открытости Церкви к миру. Сейчас праздник Пятидесятницы в условиях самоизоляция напоминает о том, что откровение Духа, по мысли Бердяева, не закончилось, но продолжается, если мы собраны и сосредоточены на духовной жизни, готовы принять это откровение для творческого участия в преображении мира.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку