«Положительное отношение к смертной казни – результат незнания русского исторического прошлого»

03 августа 2009
Интервью с членом Синодальной комиссии по канонизации святых, профессором СПбДА, историком прот. Георгием Митрофановым
В.Д. Поленов. Христос и грешница. Фрагмент
В.Д. Поленов. Христос и грешница. Фрагмент

Интервью с членом Синодальной комиссии по канонизации святых, профессором СПбДА, историком прот. Георгием Митрофановым

– В этом году заканчивается мораторий на смертную казнь. В Интернете уже запущено голосование в связи с этим, и большая часть его участников за то, чтобы смертная казнь была введена. Как Вы лично относитесь к этому вопросу? Считаете ли Вы, что в современной России возможна смертная казнь?

Прот. Георгий Митрофанов: Я думаю, что такое положительное отношение к смертной казни в нашей стране является результатом незнания нашими современниками русского исторического прошлого. А между тем еще императрица Елизавета Петровна в ночь военного переворота, приведшего ее к власти, дала обет перед Царскосельской иконой «Знамение Божьей Матери» никого не казнить. И действительно, в Российской империи на протяжении ее более чем полуторавекового существования было вынесено не более двухсот смертных приговоров. То есть традиция не применять смертную казнь в русской исторической жизни была. Да, в революцию 1905 года по приговору военно-полевых судов было казнено несколько тысяч человек, но их число было несоизмеримо меньше числа жертв террористических актов, которые совершали революционеры. Во всяком случае, этот опыт был предан полному забвению, потому что советская эпоха приучила нас к пролитию крови как к чему-то само собой разумеющемуся. Если же говорить об этом вопросе по существу, то ведь в большинстве европейских стран опросы общественного мнения показывают неготовность большинства современных европейцев отказаться от смертной казни. Перед нами, безусловно, проблема, которая должна решаться силами государства, силами парламентов тех стран, в которых этот вопрос рассматривается как дискуссионный.

С христианской точки зрения здесь никакого вопроса существовать не может. Для каждого христианина очевидно следующее. Любой человек, какую бы жизнь он ни прожил, предстает перед судом Божиим. И этот самый справедливый суд в конечном итоге воздаст каждому по его заслугам. Торопить предстояние человека перед Божьим судом с этой точки зрения кажется совершенно бессмысленным именно потому, что христианин верит в то, что каждый человек отвечает перед Богом за всю свою жизнь. Поэтому когда самый страшный злодей поставлен в условия, в которых он больше не может совершать свои преступления, когда он арестован, он заточен, ему вынесен приговор, он не должен быть казнен. Принцип «око за око» и «зуб за зуб», принцип мести, который предполагает лишение жизни для человека, совершившего убийство, для христианина не может быть приемлемым именно потому, что с христианской точки зрения каждый человек обречен отвечать за свои поступки перед Богом. И коль скоро он уже не может больше приносить зла другим людям, он должен быть оставлен в живых. Даже не для того, чтобы он, может быть, пережил покаяние, хотя и это очень важно, но прежде всего потому, что пролитие человеческой крови всегда является грехом.

Конечно, бывают случаи, когда не существует выбора между тем, убивать или не убивать человека: на поле брани, в ситуациях криминальных, когда представители правопорядка, защищаясь и защищая жизни других людей, вынуждены применять оружие, этот грех неизбежен. Но когда преступник обезврежен, когда он уже не может творить зло, он, конечно же, должен быть оставлен в живых. В наших условиях эта проблема приобретает еще одну важную сторону: нет лучшего способа сохранить низкий уровень наших следственных работников, наших правоохранительных органов, наших судов, кроме как применять смертную казнь. Ибо смертная казнь является самым лучшим способом сокрытия судебных ошибок. Я думаю, что продление моратория на смертную казнь в значительной степени будет способствовать тому, чтобы и наши следственные органы, и наши суды изменили свою работу и повысили бы уровень своего профессионализма. Поэтому и с точки зрения нравственной, и с точки зрения правовой, и даже с точки зрения, я бы сказал, криминальной, введение смертной казни было бы весьма нежелательным в нашей стране.

Беседовала Юлия Балакшина
КИФА №9(99), июль 2009 г.
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку