«Полезно славянский язык в богослужении заменить русским»

К 180-летию со дня рождения Архангельского епископа Иоанникия (Казанского) публикуем его выдающийся отзыв Синоду о реформе Русской церкви

«Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе», присланные в ответ на запрос Обер-прокурора Синода Константина Победоносцева в 1905 году – важнейшие источники по истории церкви XX века, наиболее полно отражающие состояние русского православия и его главные нужды в начале столетия.

Один из наиболее глубоких отзывов по вопросу о церковной реформе был прислан в Синиод епископом Иоанникием (Казанским). К своему письму он прикрепил предложения епархиальной комиссии и журналы благочиннических сьездов разных уездов Архангельской губернии, дав таким образом возможность высказаться и другим представителям епархии.

В своем отзыве он также предложил программу, в основу которой были положены идеи восстановления автономной соборно-управляемой церкви, предполагавшую выборность на всех уровнях – от приходского духовенства до патриарха, деятельное участие мирян в жизни церкви через организацию православных братств и попечительств, замену славянского языка в богослужении на русский, проповедь слова Божьего и активную миссию.

Примечательно, что в годы пребывания епископа на Архангельской кафедре (1900-1908) в епархии появились и были им благословлены около двадцати православных братств.

Из отзыва преосвященного Иоанникия, епископа Архангельского, от 28 ноября 1905 года «О желательной постановке миссионерского дела в соответствии с манифестами 17 апреля и 17 октября 1905 года»

Могущественным средством воздействия пастыря на пасомых является богослужение православной Церкви. Наше богослужение имеет религиозно-нравственное и воспитательное значение. Оно будет вполне достигать своей цели, когда будет совершаться на языке, понятном для всех, т.е. на родном русском языке. Священное Писание говорит: «Пойте Богу разумно». Апостолы проповедовали на всех языках  и на всех языках молились с верующими. У нас в России есть литургии на языке латышском, зырянском, мордовском, но нет богослужения на своем родном наречии. Сектанты некоторых совращают и потому, что их простое, понятное богослужение совершается по-русски. Храм для православного человека должен быть школой, а богослужение, совершаемое в нем – отдельными уроками христианской жизни, так как здесь человек научается жить, здесь он узнает не только, что он должен делать, но и что думать, что чувствовать.

Православная Церковь в России в этом отношении находится в положении худшем, чем все другие народные школы: везде, во всех школах, обучение ведется на общеупотребительном наречии: только в церкви богослужение совершается на малопонятном, а для многих и совершенно непонятном славянском языке. Будучи великолепным по своему содержанию, оно остается непонятным, а вследствие этого - и без желательного влияния на простой народ. Поэтому полезно было бы славянский язык в церковном богослужении заменить русским. Такая замена даст для очень многих великое счастье участвовать в богослужении часто не одним только стоянием в храме, но участвовать разумно. Испытавши же в храме несколько минут неземного блаженства, человек едва ли решится оставить православие и перейти в сектантство.

Можно русский язык ввести в употребление постепенно. Пусть сначала богослужение на русском языке совершается изредка, как оно совершается, например, на греческом языке. Со временем оно будет все более и более учащаться. Начинать употребление в богослужении русского языка нужно с городов и, вообще, с тех мест, где народ более развит, более сочувствует этому. Это имеет удобство в том отношении, что в городах и, вообще, в более населенных местах всегда имеется несколько храмов, и не желающие присутствовать на богослужении на русском языке будут иметь возможность присутствовать при богослужении на славянском языке. А пока русский язык в богослужении вводится в одном месте, к нему привыкнет и само пожелает завести у себя население и других мест. Не нужно и священников принуждать совершать богослужение на том или ином языке: ведь в одних местах эту реформу можно ввести без всякой опасности теперь же, в других необходимо подождать. Нужно представить это на благоусмотрение местных епископов и приходских пастырей. Пусть от прихода зависит, заменить славянский язык русским или же до поры до времени оставить славянское богослужение. Постепенность в этом деле нужна даже для самих священников и, вообще, людей интеллигентных, которые понимают действительное значение русского и славянского языка в богослужении. Даже для них сразу перейти на русский язык было бы тяжело и неприятно. Ведь на русском языке молиться мы как будто не умеем и, с другой стороны, так привыкли при молитве употреблять славянский язык, что, может быть, за первой службой на другом языке не сумеем воодушевиться, как это бывает за славянской службой. Может быть, за первым богослужением на русском языке мы не получим удовлетворения своей душе, потому что дело это для нас ново, нужно к нему привыкнуть исподволь. Поэтому на первых порах нужно, чтобы о совершении богослужения на русском языке прихожане знали, и нужно по мере возможности приготовить их к тому пастырским словом. На основании всего сказанного мы думаем: следовало бы вопрос о богослужении на русском языке поставить на очередь в нашей церковной жизни и разных мероприятиях к ее усовершенствованию.

***

Временем расцвета Церкви была заря христианства. И там мы должны искать для себя великий образец подражания. Церковь тогда была автономна. Автономна она должна быть и теперь...Церковь – мать. И, как мать, она не нуждается в опеке своего ребенка – государства. Государственная опека была часто вредна для Церкви… В автономной соборно-управляемой Церкви должно находить, по примеру апостольскому, широкое применение выборное начало как к приходскому духовенству, так и к епископам, митрополитам и, если будет, патриарху, включая всех должностных лиц во всех церковных учреждениях.

***

Также следовало бы поставить на очередь и вопрос о необходимости выработать для церковной службы новую норму, при которой служба была бы не столь продолжительна. Древнняя церковь не смотрела на богослужение как на что-то неподвижное, догматически неизменное. Церковь в лучшие времена своей жизни пользовалась широким правом изменять богослужение. Наш церковный устав особенно нуждается в изменении, как приспособленный для монахов, но никак не для мирян.

***

Особенно необходима и благотворна в нынешнее время проповедь изустная, живая.. Лучше десять слов, идущих прямо от души, сказанных проповедником от сердца, чем многое множество слов холодных и мертвых. Да будет же слово пастырей живо и действенно!

Из предложений местной комиссии по разработке вопросов, подлежащих рассмотрению и разрешению на Поместном Соборе Всероссийской Церкви

Необходимо учредить во всех приходах братства или попечительства и при них приходские советы, с непременным участием в тех и других приходских священников – в качестве членов или председателей – и прочих членов причта, чтобы эти братства и попечительства заботились о нравственно-христианской жизни прихожан, об искоренении между ними пороков; изыскивали бы средства для устройства школ с библиотеками, больниц, богаделен и др; заботились о благоустройстве храмов и обеспечении клира; предупреждали всякую вражду между прихожанами.

Епископ Иоанникий (в миру Казанский Иван Афанасьевич) родился 18 июня 1839 года в Орловской губернии. В 1863 году окончил Орловскую духовную семинарию. В 1864 году рукоположен во диакона. В 1868 году поступил в Московскую духовную академию. 12 мая 1872 года пострижен в монашество, затем рукоположен в иеромонаха и по окончании академии со степенью кандидата богословия назначен преподавателем Олонецкой духовной семинарии. Впоследствии был ректором Донской, а потом Смоленской духовной семинарии, викарием Вологодской, Рязанской, Ярославской епархии, епископом Владикавказским и Моздокским. С 7 февраля 1901 года - епископ Архангельский и Холмогорский. 31 октября 1908 года уволен на покой в Данилов монастырь в городе Москве. С 5 декабря 1908 года определен штатным членом Московской Синодальной конторы. Скончался в ночь на 15 декабря 1917 года.

Публикация подготовлена Татьяной Пархомович
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку