Благодать Христова требует от нас мужества

Проповедь священника Георгия Кочеткова на великой Вечерне (на молитву Николая Неплюева о братстве) 22 июля 2017 года
Николай Неплюев и члены Крестовоздвиженского православного трудового братства
Николай Неплюев и члены Крестовоздвиженского православного трудового братства

Молитва Николая Неплюева о братстве

Господи Боже наш, мы благодарим Тебя и молим: не по грехам нашим воздай нам и Духа Твоего Святого не отыми от нас. В немощах наших твори великие и чудные дела Твои. Мы приняли на себя крест любви, крест Братства служащего, чтобы идти вослед Тебе; благослови же, исправь и направь труд наш по святой воле Твоей; да будет святая воля Твоя в нас, с нами и через нас. Всех враждовавших с нами и оскорблявших нас, прости, ибо они не ведают, что творят. Всем любящим нас, молящимся за нас, чем-либо оказавшим нам благо и любовь, воздай, Господи, сторицей великим благословением любви Твоей.

Благослови, Господи, Братство наше, да будет мир, любовь, единомыслие и единодушие между всеми нами.

Господи, любовью наполни сердца наши; дай нам любовь к избранникам нашим, дай нам любовь к Братству, к братьям и сестрам во Христе. Господи, любовью наполни сердца избранников наших, да оградят они жизнь нашу от разлада и искушений, да устрояют они жизнь нашу достойно Братства Христова.

Господи, любовью наполни сердца всех людей, дай нам любовь к добру и правде, дай нам жалость к горю ближнего: в любви мудрость наша, в любви наша тихая радость.

Слава Тебе, создавшему нас по образу и подобию Твоему! Слава Тебе, явившему нам Свет! Слава Тебе, любовью и радостью души наши вдохновляющему!


С праздником, дорогие братья и сёстры!

Только что мы слышали замечательную молитву о братстве Николая Николаевича Неплюева, основавшего в конце XIX века Крестовоздвиженское трудовое братство. Это молитва ещё того времени, того века, но насколько актуально она звучит для нас, насколько она важна? Не всегда у нас хватает сил, времени, внимания для того, чтобы как следует вдуматься в слова этой молитвы.

Прежде всего, это молитва благодарственная. Мы благодарим, а дальше уже молим, просим, чтобы Господь не воздал нам по грехам нашим и не отнял от нас Своего Святого Духа. Мы ждём, что Господь будет «творить великие и чудные дела Свои» даже через наши немощи, «в немощах наших». Мы прекрасно знаем, что так было в XIX веке, в XX веке, продолжается и в XXI веке, и можно думать, так бывает всегда в церковной жизни, лучшим воплощением которой на протяжении всех двух тысячелетий христианской истории была жизнь братская и общинная. Мы не боимся наших немощей, нас здесь как-то расковал апостол Павел. Помните, он сразу сказал: сила Божья в немощи совершается (2 Кор 12:9). И всё – вопрос о немощах исчерпан. И когда мы об этом забываем и хотим больше обращать внимание на себя и на свои немощи, чем на силу Божью, то нам снова напоминают об этом слова апостола Павла и таких молитв, как молитва Неплюева о братстве.

Это большое дерзновение – иметь такую веру в то, что Господь не просто милостив, не просто прощает нам наши грехи, но и посылает нам благодать Святого Духа и силу божественного Логоса, силу Христовой Любви, силу, способную помогать нам обрести форму в нашей христианской жизни, а не только наполниться некими токами благодати. Иногда нам хочется быть в этой благодати, «купаться» в ней, как в море или, в крайнем случае, в ванночке. Хочется. И при этом часто мы забываем о том, что божественная благодать нисходит на нас вместе с благодатью божественного Логоса, благодатью Христовой, которая требует от нас мужества. Благодать Святого Духа помогает нам не потонуть в житейском море. А благодать Христова требует от нас мужества, способности творить форму, потому что дух творит себе форму. Бесформенность церковной жизни, какая-то излишняя её изнеженность и женственность часто мешают христианскому слову, христианской проповеди. Церковная жизнь должна быть не только женственной, не только духовной, она должна быть мужественной и логоистичной.

Дальше идут прекрасные слова, которые, честно говоря, во всей этой молитве меня всегда больше всего заставляют остановиться и задуматься. Всё остальное как бы понятно, оно равно себе. А вот здесь, вспомним: «Мы приняли на себя крест любви, крест братства служащего, чтобы идти вослед Тебе, – говорится в молитве. – Благослови же, исправь и направь труд наш по святой воле Твоей. Да будет святая воля Твоя в нас, с нами и через нас».

Удивительные слова, дорогие братья и сёстры. Во-первых, мы приняли на себя крест. Получается, можно стать верующим, а крест свой на себя не принять. Надо что-то сделать, надо проявить это самое мужество всем – и братьям, и сёстрам, – для того чтобы взять на себя крест братства служащего. Братство не может быть не служащим, ибо тогда оно не есть братство христианское, не есть братство истинное, православное. Всякое братство, как и всякая братская община должны быть служащими, иначе они распадаются или уходят куда-то в сторону с пути Божьего. Но любовь братства служащего – это крест. Хотим ли мы жить в этой любви, хотим ли мы быть братством Христовым? Если да, то давайте отринем страх перед этим крестом, перед этим крестоношением. Страх перед крестоношением понятен. Нам всем понятно, как трудно сейчас людям нести свой крест, а тем более – когда это не твой индивидуальный крестик, а крест целого братства, можно сказать, церковный крест.

Мы должны задавать себе такие вопросы: насколько мы готовы принять на себя крест любви, насколько мы готовы нести крестные страдания, муки? Даже если наш крест будет небольшим, всё равно он не только радостотворный – хотя он всегда радостотворный, – но всё-таки это крест. И человек, не готовый жертвовать собой, не понесёт этих мук и страданий, а значит, не понесет и креста. Крест любви и крест братства служащего здесь следуют через запятую, тем самым они отождествляются, они уравниваются. Хочешь жить в любви – неси крест любви, неси крест братства, причём не такого братства, которое свою норку вырыло и там тихонечко себе спит, а братства, которое принимает на себя любовь действенную, служащую в соответствии со своими духовными дарами. Мы берём на себя этот крест, чтобы идти вослед Богу, чтобы быть последователями нашего Бога и последователями Христа. Потому что Отец наш Небесный открывается нам через Христа, и всякий отвергающий Христа отвергает Бога Отца. Надеюсь, мы с вами об этом никогда не забываем.

Но если мы приняли на себя крест братства служащего как крест любви, если через это мы обретаем способность идти за Богом и идти за Христом, то мы это делаем не просто так. Мы не случайно дальше просим благословить, исправить и направить труд наш по святой воле Божьей. Если мы хотим следовать за Богом, мы должны трудиться не покладая рук, каждый день, где бы мы ни были и что бы мы ни делали, для исполнения воли Божьей. Нам это бывает трудно, мы привыкли жить раздвоенной жизнью: сегодня ты Богу послужил, а завтра пошёл на службу на работу, а на следующий день пошёл послужить своей семье или жене. Как хорошо! У нас есть кому послужить, и мы привыкли к этому, поэтому не замечаем этой раздвоенности, которая ослабляет нас, расслабляет нас и часто приводит в уныние. Мы должны трудиться каждый день во славу Божью, идти за Богом, исполнять Его святую волю, а эта воля нам известна.

Когда мы задаемся вопросом, а как нам узнать волю Божью, мы всегда немножко фальшивим, или даже «множко». Потому что мы прекрасно знаем, что воля Божья давно нам открыта, и это выражено во многочисленных свидетельствах: и в Священном писании – и в Евангелии, и в апостольских посланиях – где только этого нет! И в текстах евхаристии, в писаниях святых отцов, в опыте святых, вообще в опыте Церкви. Никакого секрета здесь нет. Есть духовная Тайна, это вопрос другой. Тайна есть, как есть Тайна Любви и Тайна Креста, и Тайна Христа, уж не буду говорить, само собой, Тайна Отца, Святого Духа и благодати. Тайна есть – но секрета здесь нет. Нам давно воля Божья открыта, и давайте не будем делать вид, что мы первооткрыватели, что мы должны открывать её заново. Мы часто хотим думать, что воля Божья должна касаться каждого нашего движения. Вот есть воля Божия мне поменять работу или нет? А есть воля Божья отдохнуть мне пять дней или десять? Но это смешно! Никакого отношения к воле Божьей такие вещи не имеют, в принципе не имеют. Это вопросы нашей воли. Делай, что хочешь – или то, или то – только исполняй волю Божью, в любом случае. И там, где ты лучше будешь исполнять волю Божью, туда в первую очередь и иди, то и делай. Это единственный критерий оценки всех наших движений, всей нашей жизни во всём её многообразии.

Интересно заканчивается эта молитвенная фраза у Неплюева: «Да будет святая воля Твоя в нас, с нами и через нас». Вот совершенно правильная духовная формула, которая также должна снять все вопросы относительно воли Божьей. Если воля Божья в нас и с нами, и если она через нас открывается людям, то неужели этого критерия недостаточно для оценки всего, что есть, или может быть, или должно быть в нашей жизни?

Мне так хочется поразмышлять и обо всех остальных прошениях в молитве Неплюева, но я, пожалуй, остановлюсь, чтобы за вещами более понятными не потерялось самое главное, то, о чём мы только что говорили. Потому что самое большое количество непониманий, противоречий касается именно вот этой первой части. Здесь нас часто носит в разные стороны. А дальше, в общем, нет никаких вопросов. Мы просим о том, чтобы Господь простил всех враждовавших с нами и оскорблявших нас – какие здесь вопросы? «Они не ведают, что творят». Понятно, как не ведают – так же, как не ведали древние евреи, распиная Христа. Понятно, почему Христос за них молился – и мы молимся за этих «враждующих с нами и оскорбляющих нас». Точно так же. Ничего не изменилось за две тысячи лет. Потому что духовные законы непреложны, они не меняются. Их надо знать, надо научиться применять их к своей жизни. Но они те же самые, и поэтому мы так живо откликаемся на евангельское слово, как и на проповедь апостолов и святых. Потому что всё, что в них есть истинного, глубокого, подлинного, праведного, правдивого, и сейчас точно такое же. Меняются лишь всякие мелочи, связанные с обстоятельствами времени, места, взаимоотношениями людей.

Таким образом, нам стоит подумать прежде всего о том, насколько мы способны благодарить Бога, насколько сердце наше откликается на благодарственную молитву. Или оно пребывает в унынии, в каком-то тёмном состоянии, беспомощности и раздвоенности? Нам нужно спросить себя, мешают ли Богу наши немощи «творить великие и чудные дела Свои» или нет. Нам нужно снова и снова спросить себя, принимаем ли мы на себя крест любви, «крест братства служащего». А если принимаем, то зачем? Для того чтобы идти вослед Христу и Богу или для какой-то другой цели? Ищем ли мы благословения Божьего, того, чтобы Господь «исправил и направил наш труд по Своей святой воле», или мы этого не ищем, а ищем чего-то иного? Готовы ли мы жить так, чтобы святая воля Божья была «в нас, с нами и через нас»? Вот главный вопрос. Здесь действительно много непонимания.

Это не вопрос теории, здесь ничего теоретического, как видите, нет. Это вопрос нашего внимания к Божьей Истине, это вопрос нашей способности воспринимать её и умом, и сердцем, и всей своей жизнью. Насколько мы на это способны? Да, мы не можем сказать, что кто-то способен на сто процентов. Мы знаем, что единственное исключение здесь – кто? Кто здесь единственное исключение? Христос! Все остальные могут больше или меньше вмещать в себя Божью Истину и Правду. Но пусть это даже не будет на сто процентов, потому что церковь, в которой мы живём – ещё не Царство Небесное, и братство, в котором мы живём – ещё не Царство Небесное. Тем не менее, стоит ли нам бороться за то, что так удивительно точно и глубоко, целостно и сильно выражено в молитве Неплюева? Выражено в полном соответствии со словом Божьим и наследием отцов, но не в полном соответствии с церковным самосознанием того времени, когда эти слова произносились и писались. Помните, Неплюев по своей великой вере в церковь решил сделать эти молитвы общецерковными и отправил их не куда-нибудь, а аж в Святейший правительствующий синод. Результат известен: Синод ничего не осудил, он не сказал «ой, у вас здесь не по-церковнославянски, а по-русски» или ещё что-нибудь такое (в XIX веке таких глупостей уже не говорили, это в XXI веке – пожалуйста). Синод ничего плохого не сделал, но и хорошего ничего не сделал. Ну, как говорится, ничего другого и не ожидалось. Правда, это мы теперь хорошо знаем, что ничего другого не ожидалось, Неплюев этого тогда ещё не знал. Мы всё-таки научены кое-чему за время XX века и в наше время тоже.

Поэтому, дорогие братья и сёстры, давайте себе такие вопросы задавать! Давайте смотреть на свою жизнь трезвенно и реально, потому что тогда множество проблем нашей христианской жизни сойдут на нет! Тогда мы не будем колебаться, сомневаться, раздваиваться, не будем ожидать чего-то доброго и хорошего лишь от других, но не от себя. Тогда мы многое поймем о том, как нам надо молиться, как нам надо жить и как нам надо верить.

Аминь.

www.ogkochetkov.ru
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку