«Смертная казнь – это убийство»

15 сентября 2009
Интервью с к.юр.н., адвокатом Рыбаловым Константином Александровичем, членом Адвокатской палаты г. Москвы, партнером Коллегии адвокатов г. Москвы «Барщевский и Партнеры».

Вопрос: Каково на настоящий момент в России положение с мораторием на смертную казнь?

К.А. Рыбалов: В 1999 г. было принято определение, согласно которому смертная казнь в России будет применяться лишь тогда, когда на всей территории страну будут учреждены суды присяжных. 20-я статья Конституции гарантирует лицам, в отношении которых может быть применена  исключительная мера наказания, право на рассмотрение его дела судом присяжных.  На сегодняшний день у нас нет суда присяжных только в Чечне. В 2010 г. он должен появиться и там, следовательно, мораторий на смертную казнь перестанет действовать.

Вопрос: Гарантирует ли суд присяжных справедливое наказание?

К.А. Рыбалов: Суд присяжных – это отдельная проблема. В том качестве, в котором он есть в современной России, это более чем несовершенный механизм управления правосудием. Известно ли вам, например, каковы критерии отбора людей для суда присяжных? 1. Возраст от 25 лет; 2. Отсутствие непогашенной судимости (ранее он может быть судимым); 3. Чтобы этот человек на момент его участия в суде присяжных не состоял в правоохранительных органах. А теперь представьте себе, какие люди могут попасть в ряды присяжных! Самые разные.  Я считаю, что одним из самых важных критериев при отборе присяжных должен быть критерий образованности человека, его способности мыслить, наличие интеллекта.

Ещё один момент: по закону работодатель обязан отпустить присяжного, своего сотрудника, которого приглашают быть присяжным, на весь период рассмотрения дела в суде. Этот период может длиться 2 - 3 месяца, а то и больше. Теперь представьте, какой работодатель отпустит специалиста на долгое время с сохранением его на данном месте! Поэтому в присяжных зачастую оказываются безработные или пенсионеры. В дореволюционной России был такой критерий, как имущественный ценз: присяжными могли стать люди, имеющие определённое социальное положение. А на сегодняшний день в суде присяжных могут появляться люди на многих обиженные. Получив власть, какие решения они будут принимать?!

Чем отличается профессиональный суд от суда присяжных? Тем, что суд присяжных выносит вердикт, основываясь на внутреннем убеждении. По смыслу, присяжный не должен быть профессиональным юристом. Да, но присяжный должен обладать каким-то минимумом правовой культуры, а на сегодняшний день говорить о правовой культуре конкретного человека и общества в целом ещё очень рано. Часто присяжные просто не понимают, о чем их спрашивают.

Вопрос: Может быть, на настоящий момент профессиональный суд является более надежной гарантией от судебной ошибки?

К.А. Рыбалов: Любая политическая группа, группа исполнительной власти, не может желать сильной, самостоятельной, независимой судебной власти. Политическая власть всегда желает слабой, подконтрольной, гибкой, малодушной и угодливой судебной власти. Но в развитых странах, в правовых государствах демократические институты обрели определенную самостоятельность: там, действительно, судебная власть становится независимой. В России не так. Почему в России меньше одного процента оправдательных приговоров? Именно поэтому. Современный профессиональный суд мне напоминает нотариуса, который, не изменяя содержания обвинительного заключения, удостоверяет его содержание.

Приведу только один пример, демонстрирующий вероятность судебной ошибки в нынешнем суде. В 2005 г. в республике Коми в Ухте трагическим образом погибли 25 человек в сгоревшем торговом центре. По этому делу были арестованы два 18-летних подростка, которые якобы подожгли этот торговый центр. Верховный суд республики Коми в составе трех профессиональных судей, опыт судебной деятельности которых свыше 10 лет, досконально изучив это дело, вынес оправдательный приговор. После этого прокуратура подаёт соответствующий протест на этот приговор, обжалует приговор в Верховном суде РФ, и Верховный суд отменяет принятое решение, с возвращением дела на новое рассмотрение. Теперь замечу, что на сегодняшний день у нас нет института доследования дел, то есть дополнительное расследование уже невозможно. То же самое дело, по которому был вынесен оправдательный приговор, в том же самом объёме материала, без единой дополнительной бумажки, попадает к другим трем профессиональным судьям.  Они рассматривают его с учётом решения Верховного суда России и выносят обвинительный приговор, и не просто обвинительный приговор, а с пожизненным лишением свободы. Представляете: от оправдания – до пожизненного лишения свободы. О чём это говорит? Это говорит о судебной ошибке в таких гигантских пропорциях, которые страшно себе представьте при наличии смертной казни. Представьте, если было бы наоборот: сначала было бы решение обвинить, применить смертную казнь, а в дальнейшем – оправдать и вынести другое решение. Но при приведении приговора о смертной казни в исполнение, это было бы уже невозможно.

Вопрос: Как Вы относитесь к возможности смертной казни в нашей стране?

К.А. Рыбалов: При абсолютном несовершенстве нынешней судебной системы говорить о смертной казни невозможно, неправильно. Ее не должно быть!  Во-первых: основной закон нашего государства – конституция, декларирует право любого гражданина на жизнь, но эта же конституция следующей нормой говорит о том, что эта жизнь может быть у человека отнята. Что такое смертная казнь? Смертная казнь, другими словами, –  это убийство, это способ забрать жизнь у другого человека.

Во-вторых, если говорить языком сухим, юридическим, в чём эффективность смертной казни? что она даёт? Если мы говорим, что цель наказания – исправление человека, то, как вы понимаете, в случае смертной казни, это уже исключено. Если мы полагаем, что смертная казнь – тот вид наказания, который мог бы служить предупреждению преступлений, то существуют объективные, чёткие, научные выводы, говорящие о том, что наличие смертной казни не влияет на уменьшение преступлений, тяжких преступлений по убийству других людей. Эти вопросы изучались экспертным советом при ООН и выводы известны всему мировому сообществу.

Конечно, судебная ошибка возможна и в очень развитом правовом государстве. В Англии, например, пару лет назад были оправданы и освобождены из под стражи граждане, которых обвинили и признали виновными в терроризме. Они отсидели 28 лет, а сейчас их оправдали и освободили. Я не хочу жить в обществе, где ценой судебной ошибки может стать жизнь человека. Этот страх за себя и своих близких не сравним ни с каким другим. Вспомните, что когда Чикатило стал давать признательные показания о том, как он совершал свои зверские преступления, по этому делу расстреляли уже не одного человека. Надо ли это нам?

Вопрос: Должно ли государство, принимая решение о смертной казни, учитывать мнение большинства населения страны? 

К.А. Рыбалов: По результатам опросов сегодня более 80% людей в нашей стране выступают за смертную казнь. Давайте пойдём навстречу этой части общества?! Вы посмотрите, что происходит на федеральных телевизионных каналах. Назовите мне достойную программу телепередач. Разве канал «Культура» смотрят сто процентов населения страны? А «за стеклом» и прочие криминальные гадости – рейтинги колоссальные, не так ли? Основная масса людей смотрит надуманные программы с жуткими сюжетами о том, как съели младенца или зажарили тёщу на сковородке, и после этого эти люди начинают высказывать своё мнение. Да, говорят они: нужна смертная казнь. Хорошо: государство пошло им навстречу –  появилась смертная казнь. Дальше они захотят собственноручно её реализовывать?  Ведь какие виды смертной казни история знает: побиение камнями, палками, удушение, отсечение головы.

Есть ещё один момент, уже не правовой и не политический. Думаю, любой  профессиональный психиатр на государственном уровне вам скажет, что более 40 процентов россиян страдают психическими расстройствами. Современный мир так развивается, что человек меняется, становится другим. Психические расстройствами людей в той или иной степени в ближайшее время станут самой часто встречающейся проблемой.

Вопрос: Правомерно ли с точки зрения юриспруденции называть смертную казнь «убийством»?

К.А. Рыбалов: Я считаю, что, да: это убийство. Тот же уголовный кодекс, который предусматривает наказание в виде смертной казни, даёт понятие, что такое убийство. Давайте прочитаем ст. 105: «Умышленное причинение смерти другому человеку». Следовательно, смертная казнь - это убийство, да.

Вопрос: За какие преступления согласно современному УК полагается смертная казнь?

К.А. Рыбалов: Их немного, порядка пяти составов преступления, в том числе, и убийство при отягчающих обстоятельствах.

Вопрос: Это, как правило, преступления против личности?

К.А. Рыбалов: Да.

Вопрос: Можно ли защитить права личности, уничтожив другую личность?

К.А. Рыбалов: Вы сами в своём вопросе сформулировали ту проблему, то глобальное противоречие, с которого мы начали. Основной закон государства утверждает, что каждый имеет право на жизнь. Каждый! - Значит и тот, кто совершил преступление.  Я не за то, чтобы преступник, совершивший ужасные преступления продолжал жить в обществе. Конечно, его нужно изолировать, конечно, он не должен быть рядом с нами. Я считаю, что человек, который совершает такие преступления, болен. Не может здоровый человек совершить вот эти ужасные преступления по лишению жизни других людей. Но я против смертной казни! Потому что если смертная казнь появится в нынешних условиях,   при таком количестве судебных ошибок, при слабой, малодушной судебной власти мы захлебнёмся в этой мясорубке!

Справка: Адвокат Рыбалов Константин Александрович. Член Адвокатской палаты г. Москвы. Партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры». Кандидат юридических наук, имеет опыт научной и преподавательской деятельности. Автор книги «Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации» М., 2004. Стаж работы адвокатом с 1999 года.

Беседовали Юлия Балакшина, Елена Кац
Информационная служба Преображенского братства
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку