Интернет-конференция по теме "Катехизация: Зачем оглашать крещеных"

Ответы катехизатора, магистра богословия, руководителя Методического центра по миссии и катехизации при СФИ Владимира Ивановича Якунцева.

Татьяна Н. Воробьева, Москва

Владимир Иванович, могу сказать, что я была крещена младенцем – по московскому морозу 1943-го года несколько комсомольцев несли меня в храм Ильи Обыденного на Остоженке, прихватив медный чайник с кипятком. И только на склоне лет, когда почти все участники этого «похода» ушли из жизни, у меня возник вопрос: «Зачем они это делали?» И вот с этим вопросом я пошла на оглашение. А вот ровесник, тоже крещеный в детстве, этим вопросом не задается, отшучивается: «Так было принято». Ничего себе – «принято» в Москве, в 43-м году! И я затрудняюсь как-то побудить его над этим вопросом хотя бы задуматься. У него же – все ОК – и без этого вопроса. А мне его жаль и даже как-то за него страшновато. Можно ли помочь человеку в этом случае, не пугая его? Хотя, как без этого «пугания» обойтись, ума не приложу.

Ответ В.И. Якунцева: Конечно, можно помочь этому человеку – раскрывая учение Церкви, Евангельское учение в той части, которая доступна этому человеку. И самое главное, освобождая его от ложной уверенности в том, что если он крещен, то, в общем-то, все ОК. Действительно, людьми, которые несли в 1943-м году в храм младенца для крещения, двигала вера. И эту веру они воплощали так, как могли, как были научены. Cудя по тому, что сказано, ясно, что это было искренне, что это был подлинный глубокий порыв. Но еще раз хочу сказать – человека крещеного, но совершенно никак не проявляющего свою веру, нужно освобождать от ложной уверенности в том, что крещение само по себе, как факт, является признаком и свидетельством того, что человек «свой Богу», что он действительно стоит на пути жизни. Нужно говорить о том, что крещение есть дар, а если дар не приносит плодов, то этот дар обращается человеку «в суд и во осуждение». А вот будет пугать это человека или радовать – зависит от самого этого человека. Но правду надо возвещать, о правде надо свидетельствовать. Главное средство помощи такому человеку – катехизация, необходимость которой для такой категории людей – крещеных, но не проявляющих свою веру – осознана в нашей Церкви. В частности, покойный патриарх Алексий II, обращаясь с приветствием к участникам круглого стола «Катехизация в современной Церкви: вопросы, опыт, пути развития», проведенного Синодальным отделом религиозного образования и катехизации РПЦ и Патриаршим центром духовного развития детей и молодежи 29 ноября 2007 г., сказал, что «в особом пастырском и педагогическом сопровождении при вхождении в церковную жизнь нуждаются не только готовящиеся к Таинству Крещения, но и те, кто был крещен без подготовки, формально, не сподобившись «родиться свыше» (Ин. 3:7)».


Сергей Черногорцев, Москва

Что подразумевается под оглашением крещеных? Если вообще научение вере, то любого христианина до конца дней его и по смерти можно именовать оглашенным, то есть тем, кто учится, познает, делает новые открытия в познании Бога... Или это подразумевается некий минимум знаний, без которого крещение считается недействительным или неполноценным до тех пор, пока этот минимум не будет получен рационалистическим путем?

Ответ В.И. Якунцева: Большое спасибо за вопрос. Под оглашением традиционно понимается не вообще научение вере христианина до смерти, оглашение – подготовка уверовавшего к крещению, научение его основам христианской веры, молитвы и жизни для того, чтобы его вера приносила плоды в Церкви. Это принципиально важно! Не вообще подготовка к крещению, т.е. объяснение, что такое крещение, а подготовка в том смысле, что крещение есть поставление на служение, а служить – это значит приносить плоды. Под этим подразумевается не только некий минимум знаний, но и опыт, определенных решений и обещаний, который позволяет человеку осознать дар, который он получил, и плодоносить. Если же человек крещен, а плодов любви, плодов служения, плодов собирания во Христе, в Церкви, плодов свидетельства не приносит, то это значит, что крещение недейственно, неплодоносно. Это общее место: достаточно много свидетельств святых отцов, которые говорят о том, что крещение если не принесло плода, если не привело к изменению духа человека, не перетворило его, то это крещение недейственно и его можно поставить под сомнение. Об этом писали и свт. Кирилл Иерусалимский, и Ориген, и свт. Григорий Нисский.

Речь идет о плодах любви и плодах свидетельства – о том, что человеку в Крещении дается благодатный дар, талант, которым он мог бы послужить. Вспомним, например, понимание таланта у прп. Серафима Саровского в беседе с Мотовиловым: талант – это вера, которая дана тебе. А когда через твое свидетельство происходит рождение веры в других людях (т.е. то, что мы могли бы назвать миссией), тогда этот талант удваивается, утраивается и т.д. и т.д. Но если человек получил этот дар, а он не удваивается, не умножается, тогда этот талант обращается человеку «в суд или во осуждение». Допустим, человек крещен, а при этом нет свидетельства, он не приводит людей к вере, к Евангелию, к жизни по заповедям Христовым, то действенно ли это крещение? Есть ли этот талант? Или его нет? Или, что хуже, он просто зарыт в землю? Оглашение крещеных – это попытка сделать все, чтобы данный талант умножался. Это ни в коем случае не сомнение в том, что талант получен, но попытка сделать христианскую жизнь плодоносной.

 

Амфилохий Диомидович

Владимир Иванович, чисто практический вопрос: как Вам кажется, с чего следует начинать возрождение катехизации на приходе?

Ответ В.И. Якунцева: На приходе нужно начинать с проповеди – с проповеди полноты церковной жизни, с проповеди реальной и действенной христианской жизни, с проповеди, которая обличает потребительство, которая обличает, выражаясь словами Августина Блаженного, «ложную уверенность в спасении». В трактате «О вере и делах» Августин Блаженный обличал своих собратьев епископов и пресвитеров в том, что крестя людей без подготовки, они дают им «ложную уверенность в спасении». Вот с чего нужно начинать, и тогда на приходе образуется группа людей, которая хочет обрести более качественную христианскую жизнь, более реальную, лишенную внутренних разрывов, конфликтов между верой и жизнью, между словом и делом. Это первое. Второе – нужно изучать традицию, нужно знать традицию катехизации, чтобы уйти от всяких «обманок», всякого легкомыслия в этом вопросе. Главное – стремиться прийти к Евангельским, святоотеческим критериям качества жизни христианина и ни в коем случае их не редуцировать, не умалять. Самая большая проблема, которая препятствует возрождению катехизации на приходе, – это крайне заниженные критерии качества христианской церковной жизни.

 

Михаил Кутузов, Москва

В Церкви встречается такая ситуация: люди, которые пришли «покрестить ребеночка», слышат в ответ предложение пройти огласительные беседы, стать прихожанами: вместе спасаться, молиться, причащаться. А вскоре и ребёнка покрестить. Результат почти стопроцентный: больше этих людей не видно.

Конечно, недопустимо крестить всех желающих, профанируя Таинство вступления в Церковь. Но как преодолеть барьер, который не дает людям увидеть в катехизации тот единственный путь, ведущий к полной жизни в Церкви?

Ответ В.И. Якунцева: Дело в том, что катехизация – это не первый шаг, который должен человек сделать на пути к Богу и в Церковь, на пути к реальной действенной христианской жизни, а скорее второй. Первый шаг – это, все-таки, обратиться от пути смерти к пути жизни, к Богу; обратиться от пути смешения добра и зла к пути добра. Отсутствие этого обращения – главный барьер на пути к катехизации. А как помочь его преодолеть? Через свидетельство, через миссию, через проповедь пути жизни и его четкого отграничения от пути смерти, т.е. от пути смешения добра и зла. И только когда это начинает раскрываться, человеку становится понятно, что жизнь, которая связана со следованием по пути к Богу, требует обретения опыта, научения, что тут мало одного желания, тут надо многое уметь, чувствовать, понимать, и уже отсюда возникает проблема, вернее, вопрошание о катехизации. Вы, Михаил, правы: дело в том, что у подавляющего большинства тех, кто приходит крестить ребенка в храм, такого вопрошания нет. Они считают, что они уже идут по пути жизни. При этом совершенно не знают заповедей Божьих, не полагают исполнение воли Божьей в основание своей жизни; уверены, что они уже члены Церкви, при этом совершенно не интересуясь жизнью Самого Христа, не интересуясь молитвой, будучи невеждами в вере и т.д., и т.д. Поэтому перед тем как начинать катехизацию, надо обязательно решить этот вопрос – надо четко и ясно провести границу между двумя путями. Нужно всем сказать, что путей всего два, а не множество, как многие сейчас верят и учат.

 

Прот. Георгий Персианов, Красноярск

Глубокочтимые организаторы Интернет-конференции "Катехизация..."! Очень опасаюсь того, что мои мнения могут оказаться справедливыми в том смысле, что наша боголюбезнейшая матушка Церковь, русская и православная, в своем настоящем уничиженнейшем состоянии имеет мало от морального права учить вере и церковности, в чем, собственно, со времен свт. Кирилла Иерусалимского, свт. Кирилла Александрийского и свт. Киприана Карфагенского и видели Святые отцы Церкви таинство оглашения. Тем любезнее о Господе ваше общинное начинание, что оно ставит на всецерковное обсуждение проблему истинного исповедания «не устами, но сердцем» богоположенных свойств Церкви Христовой: единства, святости, соборности и апостольства. Воспринимаемое через святые Таинства Церкви, действенное и действительное вероучительство вполне возможно только как система религиозного образования, осуществляемого в обстоятельствах неугасаемого, но соборно питаемого стремления к развитию Церкви в усовершенствовании по образу Христа и апостолов.

С наилучшими пожеланиями, недост. прот. Георгий

Ответ В.И. Якунцева:

Спасибо, о. Георгий.

 

Иоанна, Москва

Владимир Иванович, скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете введение в школах предмета «Основы православной культуры»? И в целом, и в аспекте катехизации?

Ответ В.И. Якунцева: Сразу хочу сказать – это не катехизация. Потому что катехизация всегда была связана с верующими людьми, с теми, кто уверовал. И она имеет, как мы уже говорили, очень конкретные цели: чтобы человек обрел крещение как таинство освобождения от власти греха, зла, смерти, а также как таинство поставления на служение Богу и Церкви тем даром, который Господь ему дает. Предмет «Основы православной культуры» лишь отдаленно связан с катехизацией. Что касается оценки самого предмета – тут вряд ли я буду оригинален: я против его обязательного введения. Как факультатив – возможно. Очень важно, преподавая ОПК, не навредить, т.е. не занудствовать. Когда православие, христианство занудно раскрываются, от этого может быть только вред. А основной целью могло бы быть создание хорошего эмоционального и интеллектуального отношения к православной культуре, уважения к ней, чтобы учащимся стало понятно: православная культура – это не банальность, не легкомыслие, это очень глубокая и серьезная вещь.

 

Александр Гоман, Москва

Владимир Иванович! Как я знаю, Вы в своей научной работе анализировали разные опыты современной катехизации. Скажите, пожалуйста, есть где-нибудь в православной церкви катехизация, похожая на катехизацию на базе СФИ?

Ответ В.И. Якунцева: К сожалению, в православной церкви такого опыта я еще не нашел. В других церквях – есть. Но сразу хочу сказать, что основная причина не потому, что у кого-то не хватает знаний, опыта, желания. Основная причина в том, что у многих в нашей церкви не хватает веры и сил, чтобы противостоять той расхожей практике воцерковления, подготовки к крещению или, вернее сказать, ее отсутствию, которая в нашей церкви принята и охраняется. За этой практикой стоит не какое-то незнание, а воинствующее невежество. Я еще раз хочу сказать – это воинствующее невежество. Наш опыт катехизации существует только потому, что есть какая-то сила, по милости Божьей, которая позволяет его осуществлять, т.е. практиковать катехизацию, соответствующую евангельским и святоотеческим критериям воцерковления. Хотя – еще раз об этом хочу сказать – об этих критериях знают многие. Знают, что необходимо, знают, что минимально должно быть, чтобы, например, человека здорового, взрослого допустить к крещению. Однако, зная эти критерии, люди не решаются следовать им, вот в чем проблема.

 

Павел Кантор, Москва

Уважаемый Владимир!

Не секрет, что в современном мире православный в своей повседневной жизни сталкивается с атеистами, инославными и иноверцами, представителями тех или иных крайних течений в православии.

Как Вам кажется, в ходе катехизации человек должен получать практические и теоретические навыки полемики с такими собеседниками (в виде участия в диспутах, например)? Или, напротив, катехизируемому следует всячески уклоняться и ограничивать свое участие в обсуждении религиозных вопросов с инаковерующими?

Ответ В.И. Якунцева: Катехизация – особый период в жизни человека. Как правило, у человека очень мало сил, чтобы участвовать в разного рода диспутах, потому что очень много их уходит на изменение собственной жизни, понимание каких-то новых вещей, которые все время открываются. Нужно «перетряхнуть» всю свою жизнь – это требует от человека очень много сил и времени. У оглашаемого, катехумена особое состояние: у него пока еще многие противоречия неразрешены, в связи с этим сил очень мало. И поэтому рекомендовать оглашаемым искать таких диспутов и участвовать в них я бы не стал. Если они возникают дома, на работе и где-то еще – это другой вопрос. И то, здесь надо уметь разговаривать. Спор по поводу вопросов духовной жизни очень редко дает хороший плод. Но очень часто, как ап. Павел пишет Тимофею, приводит лишь «к расстройству слушающих» (2 Тим. 2:14). Потому что спор – по немощи людской – это почти всегда попытка победить другого и доказать свою правоту, а не найти истину. Поэтому оглашаемым я бы советовал уклоняться и ограничивать обсуждение таких вопросов с инаковерующими. Но, в то же время, сама катехизация по сути своей готовит людей к тому, чтобы потом быть и верным, и разумным свидетелем своей веры. Не просто знатоком, эрудитом, но именно тем, кто живет этой верой и способен не просто о ней рассказывать, но и свидетельствовать.

 

Александр Глянц, Москва

Как Вы считаете, Владимир Иванович, всем ли крещеным надо оглашаться, ведь известно из истории церкви, что иные и не оглашались, а церковь их прославила как Святых?

Ответ В.И. Якунцева: Крещеным нужно оглашаться только в том случае, если они не были научены перед крещением и не имеют полноценного огласительного опыта. На этот счет есть даже каноны – например, 47 правило Лаодикийского собора.

Огласительный опыт – это обретение человеком определенных духовных качеств и навыков, которые позволяют ему действительно стать Христовым учеником. И это, прежде всего, относится к таким вещам, как послушание заповедям Закона и старшим в Церкви, честность, молитва, навыки самоограничения, поста, практики милосердия. Т.е. все эти простые первичные навыки и опыт, связанный с их обретением, и есть огласительный опыт. Если человек его не имеет, он не может жить по Евангелию, для него ученичество у Христа станет абстракцией, и само Евангелие станет красивым текстом и больше ничем.

А из святых, действительно, оглашались не все, но огласительный опыт все имели, иначе бы они не стали таковыми. Но если бы в церкви была бы практика оглашения, то, я уверен, святых было бы неизмеримо больше, т.к. огласительный опыт обрести самому крайне сложно.

 

Анна, Москва

Владимир Иванович, сейчас широко распространён такой стереотип, что если ты крещёный, то уже всё сделано, ты – православный, вне зависимости от собственной веры или жизни. Как Вы считаете, можно ли преодолеть такой стереотип, и каким образом?

Ответ В.И. Якунцева: Можно. Нужно учить, нужно проповедовать, нужно свидетельствовать и нужно апеллировать к традиции, апеллировать к церковному учению. Потому что это не просто мнение, а целое учение. Причем то учение, которого нам Иисус Христос заповедал бояться больше всего – учения фарисейского и саддукейского, т.е. лицемерие. И это как раз одно из проявлений этого учения: утверждение, что если ты крещен, то независимо от того, какова твоя вера и жизнь, ты уже можешь иметь уверенность внутри себя, рассчитывая на дружбу с Господом. Т.е. вопреки прямым словам Христа, апостолов, которые есть в Новом Завете. Преодолевать это можно и нужно именно таким же образом, как это делал сам Господь, иногда вот так прямо и говоря: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете... Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять...» и т.д. (Мф. 23:13-33).

 

Ольга Хегай, Москва

Дорогой Владимир Иванович!

Меня волнует такая проблема: я лично знаю многих православных – мирян и священников – которые ревнуют о возрождении катехизации на приходе. Но они сталкиваются с той трудностью, что крещеные люди не чувствуют необходимости в оглашении. Поэтому вместо катехизации в традиционном святоотеческом смысле людям предлагают разного рода библейские кружки или евангельские встречи, на которые те с удовольствием идут. Такие встречи не предполагают ни этапов, ни завершения в виде воцерковления, но зато есть какое-никакое научение вере. В связи с этим у меня возникает довольно много вопросов.

1. Как Вы лично относитесь к таким начинаниям? Дело в том, что, на первый взгляд, это очень хорошая вещь, и лучше, когда это есть, чем когда нет ничего. Казалось бы, это надо только приветствовать. Но проблема в том, что такая форма, в силу отсутствия границ и, следовательно, ответственности (любой может прийти и уйти) входит в противоречие с собственно катехизационными задачами, которые как раз предполагают четкое определение границ церкви. Для того чтобы осознанно войти в церковь, нужно сначала признать себя вне ее или хотя бы не вполне внутри (неполное членство). Если представить себе, что на одном приходе будет предпринята попытка сочетать такие евангельские встречи с традиционной катехизацией, то, скорее всего, последнее просто не удастся (что, насколько я знаю, уже случалось на практике).

Ответ В.И. Якунцева: Такие кружки оправданы только как некоторое начало, только для того, чтобы заинтересовать, раскрывая Евангелие, и выявить те границы, которое оно предполагает и определяет. Вот что важно. Действительно, в форме кружков катехизация идти не может. А вот начать с проведения кружков можно, чтобы в них выявились те люди, которые жаждут катехизации, которые действительно хотят обрести огласительный опыт и жить в Церкви, принося плоды. Не те плоды, которые сам человек считает плодами, а которые Господь, Церковь и Евангелие считают плодами христианской жизни. В целом, думаю, что из тех людей, кто даже регулярно ходит в храмы (не надо питать никаких иллюзий!), но которые приходят туда не потреблять и пользоваться, а именно послужить и что-то отдавать, тех, кто именно в жертвенной христианской жизни видит для себя перспективу – таких людей в храмах, в целом, немного. Но, как ни странно, такие люди встречаются вне храма, вне канонических границ Церкви. И поэтому священникам, мирянам не нужно замыкаться среди собственных прихожан – им надо выходить в мир и уметь свидетельствовать о Христе, находить для этого адекватные формы, чтобы совестливые люди, а их у нас достаточно много, могли прийти ко Христу и в Церковь. Сейчас очень многие такие люди не хотят идти в храмы, т.к. не видят там для своей совести никакой радости и пищи.


2. Следующий вопрос: если не так, то как? Здесь уже звучал вопрос – с чего начинать возрождение катехизации на приходе? Как пробудить в уже крещеных людях стремление восполнить таинство просвещения? Как должна поменяться жизнь прихода, чтобы на нем могла совершаться катехизация? Вообще, с катехизации ли надо начинать? Может быть, сначала нужно привести в порядок что-то другое? Каков, на Ваш взгляд, необходимый минимум условий, чтобы катехизация на приходе была возможна?

Ответ В.И. Якунцева: Я уже начинал на это вопрос отвечать. Могу добавить, что не на всяком приходе может быть катехизация. В каком-то смысле сам приход ее проводить не может. Вот если в приходе или при приходе есть община, или, наоборот, приход при общине или ряде общин – тогда да. Если есть какая-то общность христиан, которая не просто приходит и уходит, а которая в Церкви живет, или, как минимум, есть круг людей, которые имеют общинное сознание и жажду общинной жизни – тогда катехизация может зародиться. Потому что та катехизация, которая есть в традиции, никогда не была нацелена на то, чтобы человека сделать просто членом прихода. Приход – такой, как мы его знаем, – это очень сложная реальность, которая крайне редко точно выявляет Церковь. Такая проблема существует. Поэтому нужно начинать с проповеди церковной жизни как ответственности, как стремления приносить плоды, как жизни братской, жизни, которой не свойственно деликатничать со злом и грехом. Тогда уже возникает разность потенциалов – что для катехизации принципиально важно. Т.е. разность потенциалов не только между жизнью в мире сем и церковной жизнью, но и разность потенциалов между теми, кто только обратился, начинает свою церковную жизнь и теми, кто уже обрел на ее пути определенную зрелость. А если нет этого качества и веры в качество церковной жизни, то, конечно, никакой разности потенциалов не существует. Тогда и катехизации нет: она просто не видится как что-то необходимое.

 

Михаил Беляков, Москва

Уважаемый Владимир Иванович! У меня несколько вопросов.

1.В каких случаях крещеному, но не прошедшему оглашение человеку нет необходимости оглашаться?

Ответ В.И. Якунцева: Если этот человек живет в Церкви, служит тем даром, который получил, имеет силу для церковного общения, если у него есть какой-то круг людей, за которых он отвечает. Т.е., короче говоря, это определяется по Духу и по плодам. Если есть действительно жертвование, если есть живое ученичество у Христа, если есть жизнь как христианство и христианство как жизнь, тогда, конечно, необходимости оглашаться нет.


2.Существуют ли критерии качества оглашения? Если да, то каковы они?

Ответ В.И. Якунцева: Существуют, я их уже перечислял. Первый критерий – это полное и бесповоротное отвержение пути смерти, пути греха и зла во всех их проявлениях. Второе – обещание Богу доброй совести, выраженное не только словами, но и духом своей жизни, что означает практическое следование слову Божьему в своей жизни. И причем не только ветхозаветным заповедям, но и новозаветным заповедям, т.е. когда сам образ Христа становится для человека живым и ясным и является основанием для его жизни, для его духовного роста, для его пути.


3. В чём принципиальные отличия вашей системы оглашения от других существующих систем в России и в зарубежье?

Ответ В.И. Якунцева: Дело в том, что система оглашения – это не просто набор элементов, связанных друг с другом, но это еще и некоторое качество. Исходя из этого, я хочу сказать, что принципиальных отличий нашей системы оглашения от какой-либо другой системы оглашения не существует – если речь идет действительно о системе оглашения. Вся проблема в том, что этих систем мало, несмотря на то, что практики оглашения иногда бывают достаточно длительные – год и полтора. Для систем оглашения характерна верность принципам воцерковления, которые исповедовала катехизическая церковная традиция: церковности, личностности, целостности, последовательности, целесообразности. Не просто исповедовала, но и практиковала, т.е. воплощала эти принципы в своей практике. Когда есть верное воплощение этих принципов на практике, тогда неизбежно возникнет система оглашения.

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку