«У нас есть братья в России»

23 декабря 2014 Воинство Господне  
Интервью с президентом православного движения «Воинства Господне» прот. Василием Михоком о том, как живет Воинство сейчас…
О. Василий Михок
О. Василий Михок

Вопрос: Отец Василий, мы немного знаем про историю вашего движения «Воинство Господне» (Oastea Domnului). Что Воинство Господне делает сейчас, чем оно занимается в соответствии с основными направлениями, которые заявлены в его Уставе? И одно из первых направлений – это собирание братства на встречи, где читается и обсуждается Священное Писание – как было еще во времена отца Иосифа Трифы. Как это происходит сейчас?

Отец Василий Михок: На мой взгляд, мы очень традиционны – в том смысле, что наши встречи остаются неизменными, их структура почти всегда одна и та же. Всегда есть молитва, прежде всего, в начале и в конце встречи. Мы начинаем с предначинательных молитв, но кроме того есть одна особенность, на которой мы в Воинстве Господнем всегда настаиваем: чтобы была свободная молитва своими словами, а не только те молитвы, которые читаются. У нас есть братья и сестры, которые действительно очень хорошо молятся, в том смысле что они умеют в молитве выразить то, что есть у нас на сердце. И люди всегда чувствуют, что это действительно искренняя молитва, от сердца. Когда молитвы только читают, такого не происходит. Это очень ценно, и мы очень стараемся, чтобы эта традиция сохранялась. На мой взгляд, это чрезвычайно важно.

Потом мы поем. У нас в Воинстве Господнем настоящая сокровищница песнопений. Некоторые из них пришли к нам от других поэтов и композиторов, но большинство написаны у нас в Воинстве. У нас тысячи песнопений, которые любят не только сами «воины», но и люди внешние по отношению к нам. Если, например, в храме на литургии есть члены Воинства, то они часто перед причастием поют наши песнопения, и это никого не оставляет равнодушным: люди плачут, и видно, что они растроганы.

Отец Василий Михок: Большую часть того, что мы поем, написал Траян Дорз. Он был поэтом от Бога, вдохновенным стихотворцем. Он сочинял свои стихи не как профессиональный писатель: они рождались в страданиях, в молитве. И его песнопения каждый раз доходят до сердца.

Получается так, что члены Воинства часто не знают богослужебных песнопений, не считая тех, которые поются на литургии и которые знают все. Большинство из них просто слушают хор, но подпевать не могут. Сейчас, правда, появилось немало молодых людей с богословским образованием, которые, конечно, знают богослужение и то, что поют на службе. Но люди без богословского образования просто слушают, может быть, как-то следят по тексту, но петь не могут. Возможно, это наше упущение. Иногда я задаюсь вопросом, можем ли мы в Воинстве помогать людям полнее входить в литургическую традицию, чтобы они глубже переживали и литургию, и другие богослужения. Потому что не так уж много храмов, где поют так, чтобы это действительно доходило до сердца. В большинстве храмов хор поет хорошо, но люди слушают, не очень вникая, и многого не понимают. Конечно, петь на литургии так, чтобы было понятно, гораздо труднее, ведь богослужебные тексты наполнены глубоким догматическим смыслом. Наши же песнопения проще, но они, тем не менее, хорошо выражают и веру, и чувства людей.

Миряне-проповедники?

Отец Василий Михок: На встречах также отводится время чтению и толкованию Священного писания и научению. У нас в Воинстве Господнем много замечательных проповедников, что меня всегда поражает. Ведь они чаще всего не богословы и так хорошо говорят. Мы сейчас стараемся актуализировать наше наследие и публикуем проповеди братьев, записанные на магнитофон в прошедшие десятилетия. Таких аудиозаписей у нас очень много, и мы их публикуем постепенно, как многотомное издание. Начали мы не так давно, но уже вышло пять больших томов. И меня как богослова поражает их глубина и сила, я перечитываю их снова и снова. Я вижу, насколько эти проповеди действительно отвечают на нужды людей в церкви, насколько глубоко они укоренены в слове Божьем. И с богословской точки зрения в них все верно, и есть подлинная глубина, и сила, и новизна. Я всегда заново открываю в них силу Божьего слова, а это дорогого стоит.

Довольно часто у нас проходят большие собрания, правда, не в одном и том же месте. Но практически каждые выходные где-нибудь проходит большая встреча. Тогда возникает проблема: как дать возможность выступить как можно большему числу людей. У нас много братьев, которые прекрасно говорят и проповедуют, но если на одной встрече таких людей, скажем, тридцать, то где взять достаточно времени для каждого? Притом что некоторые проповедники, как говорится, с трудом заходят на посадку. Вроде бы уже заканчивает человек, но нет, снова набрал высоту… В прошлом месяце мне удалось-таки убедить братьев поставить предел: чтобы люди говорили не больше десяти минут. Благодаря этому теперь у нас на встрече успевают выступить вдвое больше братьев, чем раньше. И всем хорошо: и собранию, потому что больше людей успевают поделиться своими мыслями и мы слышим больше разных точек зрения, и люди довольны, потому что некоторые братья представляют свои местные общины, и когда они проповедуют, то присутствие той или иной общины в собрании становится явным. Поначалу некоторым братьям было трудно это принять, но теперь они тоже довольны и говорят, что так и надо делать. На прошлой неделе у нас была такая встреча в Сибиу, и было много братьев, говоривших хорошо и недолго, и было замечательно.

Вопрос: Я правильно поняла, что члены Воинства, которые говорят проповеди, это в основном миряне?

Отец Василий Михок: Да, хотя бы потому, что мирян в Воинстве пропорционально гораздо больше, чем священников. Кроме того, мы стараемся этот момент отслеживать. Если, например, в собрании много священников, мы стараемся сделать так, чтобы они не занимали все время. То есть это вопрос соотношения, которое мы поддерживаем, учитывая природу нашего движения. Ведь Воинство Господне делает особый акцент на апостолате мирян.

Вопрос: Вы упомянули, что митрополит присутствует на встрече. Как он относится к тому, что проповедуют миряне?

Отец Василий Михок: Он спокойно слушает, как миряне молятся и проповедуют, почему нет? Правда, есть у нас другие епископы, молодые и ретивые, которые Воинства не знают. Я однажды в Италии слышал, как епископ говорил: «Вы что, учить меня будете?» Но это после того, как один из братьев несколько затянул проповедь. Надо сказать, что это был очень хороший брат, а епископ все-таки был неправ. Ему хотелось, чтобы «воины» только приносили свидетельства, а не проповедовали. На многих наших епископов качество проповеди в Воинстве производит сильное впечатление. Я не однажды видел, как епископы, впервые придя на встречу Воинства, были потрясены тем, как у нас хорошо проповедуют. Я видел, что поначалу они были насторожены, а потом предубеждение сменялось изумлением. Так что бывает и так. А теперь они нередко приходят ко мне и спрашивают перед встречей: как мне лучше обращаться к этим людям, что делать, как говорить? Помню, как митрополит Антоний на первых встречах после того, как мы только обрели свободу в 1989 году, спрашивал меня: «Что мне делать? Как мне говорить с этими людьми?» Я ему тогда сказал: «Главное не забывать приветствие: "Да славится Господь!". И когда будете говорить об о. Иосифе Трифе, говорите "отец Иосиф", а не просто "отец Трифа", и о Траяне Дорзе говорите "брат Траян Дорз"» … Есть епископы, которые с удовольствием приходят на наши встречи и действительно знают и ценят Воинство Господне. И они теперь признают, что миряне могут хорошо учить и проповедовать, что правда.

«Мы используем любой повод для праздника»

Отец Василий Михок: Но вернемся к нашим встречам. Они бывают небольшие, местные, а бывают большие собрания, которых тоже немало. Впрочем, бывает, что и местное собрание довольно большое и там много братьев и сестер. И вообще больших собраний у нас много.

Вопрос: Наверное, по церковным праздникам?

Отец Василий Михок: Мы используем любой повод для праздника. Например, какая-нибудь семья крестит ребенка или устраивает свадьбу, и по этому случаю тоже собирается большое собрание. При коммунистах, особенно в последние двадцать лет, Воинство Господне подвергалось гонениям, но полиция и власти не решались запрещать свадьбы, потому что это считалось семейным торжеством. Органы могли быть очень недовольны тем, что мы собрались, но ведь это свадьба, и они не вмешивались. Так что у нас много поводов для встреч: крестины, свадьбы, престольные праздники местных храмов...

Кроме того, у нас есть особые ежегодные собрания в каждом городе, где есть воинская община. Так что на этой неделе может быть собрание в г. Араде, на следующей в г. Тимишоаре, и так весь год. На такие встречи приезжают все, кто может, ведь люди знают, что приглашены все, сколько бы ни приехало. Меня, в силу моего положения, теперь приглашают практически везде, и мне очень жаль, что чаще всего приходится отказываться. Это такой почти непрерывный цикл. Эти собрания чрезвычайно важны. Они проходят по воскресеньям или праздникам, но не во время литургии, а во второй половине дня или вечером. Мы стараемся литургии не мешать, но Вечерню, бывает захватываем. Например, в прошлую субботу вечером мы шли крестным ходом от дома Воинства Господня до кафедрального собора в Сибиу – с хоругвями, иконами, песнопениями, в сопровождении полиции. На Вечерне в соборе присутствовал митрополит Лаврентий (Лауренциу), было множество священников со всей страны, большинство из них «воины». Была прекрасная Вечерня с литией, и в конце митрополит произнес довольно большую проповедь. Причем приветствовал народ традиционным воинским возгласом «Slăvit să fie Domnul» («Да славится Господь!»). Иногда он остается и после Вечерни, но в этот раз после проповеди он ушел. Мы проводили его, а затем продолжили встречу, которая длилась до половины двенадцатого ночи (начавшись в шесть вечера). В конце концов, нам пришлось разойтись, потому что на следующее утро, в воскресенье, нам предстояло отправляться из дома Воинства в шесть часов. Надо было дать людям возможность поесть до полуночи, чтобы на следующий день они могли причащаться.

В шесть часов утра начался крестный ход от дома Воинства Господня к могиле о. Иосифа Трифы. Этот долгий путь на кладбище через весь город занял почти полтора часа – как и прежде, с песнопениями, иконами и т. п. На могиле о. Иосифа был установлен красивый помост для служения литургии, и все уже было приготовлено – сосуды, облачения, звук и т. п. Священники уже совершили проскомидию, поэтому сразу началась литургия. После того, как причастились священники, я произнес проповедь (в тот день была моя очередь проповедовать) и мы прочли молитвы перед причастием. И в этот момент, на запричастном стихе, началась традиционная программа встречи Воинства: с песнопениями, проповедями, личными свидетельствами и т. п. В это же время священники разошлись вокруг помоста и стали принимать исповеди, так что очень многие в этот день имели возможность исповедаться и причаститься. Потом мы закончили литургию и была совершена панихида по отцу Иосифу Трифе и другим почившим членам Воинства (многие похоронены там же). Было очень радостно еще и потому, что среди нас была большая группа глухих. Один из наших священников переводил для них на язык жестов, и они отвечали и с его помощью приносили свидетельства во время встречи. Так что они тоже могли полноценно участвовать во всем и общаться с нами. Двое из этой группы слабослышащих вместе с несколькими другими братьями в конце встречи произнесли особую молитву и стали членами Воинства.

У нас есть отец Константин Ону из Питешт, который начал заниматься со слабослышащими людьми в Румынии. В этом году он приехал на встречу и привез с собой три больших тома с переводами литургии и ряда других богослужебных текстов на язык жестов, опубликованные издательством Румынской патриархии. И эта большая работа, которая теперь вышла на международный уровень, начиналась в Воинстве. С отцом Константином Ону мы потом еще общались на совете после воскресной встречи, и он как раз подчеркивал, что это именно дело Воинства Господня. Он сказал: «Все, что мы сделали и продолжаем делать для слабослышащих людей, – это в первую очередь заслуга Воинства Господня». У нас есть еще один священник, который служит в Бухаресте и занимается с глухими. И наш старый храм в Сибиу, где мы служили прежде, сейчас отдан общине слабослышащих людей, и там тоже служит очень хороший священник.

Кстати, с о. Константином в свое время произошла удивительная история, о которой он нам рассказывал прежде, и в этот раз снова повторил свой рассказ во время встречи. Это его свидетельство о том, как он пришел в Воинство Господне. В начале 80-х, когда он учился у нас на богословском факультете, органы госбезопасности отправили его на кладбище следить за тем, что делают члены Воинства, то есть шпионить за нами. А он в итоге обратился и стал членом Воинства. Несколько лет назад, уже довольно давно, ему удалось открыть в университете в Питеште факультет социального и пастырского богословия специально для слабослышащих. И те люди, которые выбирают для себя такой путь служения в церкви, в общинах слабослышащих, тоже учатся на этом факультете. Несколько человек из слабослышащих, которые там учились, даже были рукоположены. Так что это одно из важных направлений служения Воинства Господня.

«Люди нам подпевают на улицах, открывают окна в домах и поют вместе с нами»

Отец Василий Михок: Что еще важно сказать про наши встречи? У нас есть встречи, где мы молимся, поем, читаем и изучаем Священное писание, но еще есть специальные встречи для тех, кто сочиняет стихи и музыку, будь то молодые поэты и музыканты или не очень. Это так называемые творческие встречи, которые проводятся как на местном уровне, так и для всей страны. Это началось еще со времен Траяна Дорза. На этих встречах молодые люди, желающие попробовать себя на этом поприще, учатся друг у друга, а также представляют плоды своих творческих усилий, что тоже важно.

У нас есть также отдельные встречи для молодежи, как региональные, так и общие, для всей страны. Общая молодежная встреча обычно проходит на Светлой седмице, в субботу после Пасхи. Этот год юбилейный – исполняется 100 лет со дня рождения Траяна Дорза, – поэтому в этом году молодежная встреча будет посвящена его памяти и будет проходить в местечке Мизиеш, где он родился, а также в соседнем городе Беюш.

Вопрос: Когда идет такой большой крестный ход, как реагируют окружающие?

Отец Василий Михок: Замечательно реагируют. Ранним утром в воскресенье люди обычно спят, и в шесть часов утра на улицах пусто. Но когда, например, мы идем крестным ходом с молодежью на Светлой, после Пасхи, мы идем через центр города, в сопровождении полиции, которая перекрывает движение. Это все согласовывается официально. Мы служим литургию в кафедральном соборе или в каком-нибудь большом храме, а потом идем крестным ходом, поем и традиционные церковные пасхальные песнопения, и наши, «воинские». Пасхальные песнопения знают все, и люди нам подпевают на улицах, открывают окна в домах и поют вместе с нами. И все всегда радуются, всем нравится. Как-то один священник нас даже пригласил к себе, угощал и был удивительно гостеприимен. В Восточной Румынии народ вообще очень гостеприимный. После крестного хода мы собираемся в большом зале, где в течение нескольких часов проходит конференция, на которой выступает молодежь. Они заранее готовят свои доклады. Но также есть время и попеть, и пообщаться, пообсуждать. Такая небольшая встреча-конференция.

Вопрос: Сколько примерно человек собирается?

Отец Василий Михок: От шестисот до восьмисот. Зависит от того, где проводится встреча. Если это где-нибудь в восточной Румынии (Молдове), куда легче приехать, тогда участников больше. В Трансильвании не так много, поскольку туда труднее добираться.

Еще одно направление нашего служения – издательская деятельность. У нас есть издательство, и мы публикуем свои книги. Правда, продавать книги в Румынии становится все труднее и труднее. Есть проблема перенасыщения, причем не только в области духовной литературы. За последние двадцать пять лет было выпущено очень много книг. У нас также есть своя газета, которая выходит еженедельно на шести полосах, и когда я езжу по Румынии, я вижу, что румынские священники очень ценят это издание. Возможно, среди духовной литературы это лучшая газета в Румынии, мы здесь планку держим высоко. Мы также выпускаем ежемесячный журнал для молодежи под названием «Timotheos» («Тимофей»), внутри которого есть четырехстраничная вкладка для самых маленьких читателей. Этот раздел называется уменьшительным именем от Тимофея – «Timotica» («Тимошка»), и им в основном занимается отец Константин Никула. Ну, и кроме того, есть, конечно, еще встречи братских советов, комитетов и т.п.

Научение для людей всех возрастов

Отец Василий Михок: Еще один аспект жизни Воинства – научение, которое проходит для людей всех возрастов, причем как в специально организованном виде – когда проходят встречи по изучению Писания, проводятся катехизические беседы для взрослых и детей, – так и просто естественным образом во время встреч и собраний, где тоже всегда есть проповедь и научение. Когда я сам рос в Воинстве Господнем, то точно так же все это впитал, и потом, когда начал изучать богословие в университете, у нас на факультете как-то очень быстро распространился слух, что, мол, Василе Михок хорошо знает Библию. Вот так я и стал преподавателем Нового Завета. И это было серьезно, потому что при коммунистах во всей Румынии было только два преподавателя Нового Завета, в двух богословских ВУЗах, и одним из них был я. Я только хотел показать на своем примере, как Воинство Господне помогает людям.

Вопрос: Есть еще одно направление в уставе Воинства Господня – катехизация детей и молодежи…

Отец Василий Михок: Это делается, но не как общая для всех программа, а больше зависит от каждой конкретной общины. Есть большие, активные общины, которые проводят по две встречи в неделю, а в некоторых собраниях нет специальной программы для детей, разве что небольшие встречи пару раз в год. Там, где общины крупнее, жизнь интенсивнее, но там, где собирается всего человек тридцать и большинство из них пожилые, там все делать тяжелее. Все зависит от конкретных людей.

Надо сказать, что наши общины в Воинстве с трудом воспринимают то, что им предлагают извне. Они говорят: «Это не то, что мы приняли от отцов». У вас, на мой взгляд, все более централизовано, что, наверное, многое упрощает. В Воинстве Господнем не так, у нас нет такой традиции, скорее, наоборот. Если я что-то говорю, то первая реакция чаще всего отрицательная, все сразу думают о том, с чем они не согласны. И только спустя какое-то время мне говорят: «да, Вы были правы». Но мне это даже нравится, потому что, если тебя критикуют, это еще совсем не значит, что твои слова не принимают. Мне нравится, когда люди думают самостоятельно, когда они берут на себя ответственность и проявляют инициативу, не дожидаясь, чтобы их кто-нибудь подталкивал. Поэтому если в Воинстве много чего делается, это совсем не значит, что я должен во всем участвовать и делать так же много.

«Для христиан – позор, когда пытаются научить бороться с дискриминацией»

Вопрос: Есть направления, которые затрагивают очень острые проблемы. Это борьба с преступной легализацией абортов, борьба с теми нарушениями заповедей Божьих, которые в современном мире сейчас распространяются. Тем более, что в Европе сейчас во взглядах на некоторые вопросы очень жесткая позиция и даже излишняя, если можно так выразиться, толерантность…

Отец Василий Михок: Этот вопрос составляет проблему для многих христиан, не только для членов Воинства Господня. Все так или иначе реагируют на происходящее. Наше движение ставит перед собой цель бороться с грехом, поэтому мы и называемся Воинством. Однако эта борьба с грехом включает в себя не только и не столько негативную сторону. Существует такая организация «Про-лайф» («Pro-Life», в Румынии – «Pro-Vita»). Меня даже избрали президентом румынской ее части. Само ее название – pro-vita, «за жизнь», – вроде бы говорит о чем-то положительном, но реально там в основном отрицание, негатив. А дело в том, что отрицания недостаточно, недостаточно просто сказать «нет». Воинство же стремится к изменению жизни, помогая людям возродиться, родиться свыше. Мы помогаем людям измениться, стать Христовыми, а когда люди начинают жить во Христе, уже нет нужды говорить им: делай это или не делай то… Так что я думаю, что мы ведем эту борьбу преимущественно в положительном ключе, научая людей, помогая им прийти ко Христу. И мы видим, что какие-то политические средства борьбы с подобными проблемами не очень действенны, потому что в этом случае продвигаются какие-то идеи, а, как говорил еще св. Григорий Палама, на всякую теорию можно ответить другой теорией. И на любой аргумент можно привести контраргумент. Вы скажете: нельзя делать аборты, а вам тут же приведут множество аргументов в пользу необходимости абортов. Например, я помню, как в Китае на одной конференции кто-то из христиан в докладе коснулся проблемы абортов. И китайские участники конференции на это с большой грустью сказали: «Да, мы знаем, что это плохо, но лучшего нам не дано. Мы вынуждены действовать таким образом». Вот в чем здесь проблема. Сторонники абортов выдвигают множество теорий, приводят разные аргументы, и мы не хотим впустую тратить силы на такие споры. Если человек становится учеником Христа, если его семья принимает Христа как своего Учителя, то все становится ясно и просто.

Но знаете, когда к нам с Запада приходят разные веяния и мы видим, например, что они пытаются научить нас бороться с дискриминацией (выступают против дискриминации женщин или, скажем, представителей других рас), то, на мой взгляд, для нас, христиан, это позор. Ведь изначально именно христианство выступало против дискриминации. Апостол Павел не случайно говорит, что во Христе нет ни мужеского пола, ни женского, ни эллина, ни иудея, ни скифа, ни варвара и т.п. (см. Кол 3:11 и Гал 3:28). Прискорбно констатировать тот факт, что теперь, через две тысячи лет, неверующие учат этому нас, верующих. Если бы мы, христиане, жили по-христиански, нам не нужно было бы напоминать о подобных вещах. Так что есть и какая-то польза от этих западных идей. Но нельзя бороться с грехом недуховными средствами. Если я пытаюсь действовать политически – участвую в каких-нибудь демонстрациях и т.п., – то это просто не наши методы. У нас есть сила Божьего слова, которую нам дает Господь.

Вот почему я вижу ограниченность таких организаций, как «Про-лайф». Вроде бы название говорит о защите жизни, но едва ли возможно защищать жизнь вне ее духовного измерения. Просто не получается.

Самая главная опасность в церковной жизни

Отец Василий Михок: Церковь становится карикатурой на саму себя, когда люди в церкви перестают быть ее работниками, ее служителями, а, наоборот, позорят ее и пресекают всякую живую инициативу. Это гораздо хуже, чем гомосексуализм. Ведь Христос никогда не говорил: «горе вам, преступники, горе вам, алкоголики», – но говорил, – «горе вам, лицемеры, книжники и фарисеи». Есть целая глава, где Он говорит об этом. Горе лицемерам, потому что именно эти люди препятствовали Божьему делу спасения. Грешники и мытари приходили ко Христу, а лицемеры – нет. Они препятствовали, они открыто противодействовали тому, что делал Господь. Если человек живет во грехе, если он поражен какой-то зависимостью, дурной привычкой – а ведь много людей живет во грехе, – то он от этого несчастен, его это угнетает. Большинство из таких людей, я уверен, осознают, что то, что они делают, плохо. И у них есть шанс обратиться и покаяться. А у лицемеров нет, потому что они довольны собой. И у них нет шансов. Поэтому я считаю, что Воинство Господне должно сражаться прежде всего именно с такими грехами. Ведь именно из-за них отец Иосиф Трифа был несправедливо лишен сана…

Об этом можно говорить долго. Я знаю много мест в Писании на эту тему. Ведь самое сильное противодействие апостолам в их деятельности оказывали не язычники, не идолопоклонники, но лжебратья, лжеучителя. Есть книга, написанная Оскаром Кульманом, возможно, Вы о ней слышали. Она называется «Св. Петр, ученик, апостол, мученик». Те, кто церковь не строит, не созидает, кто противостоит ее духовному возрастанию, совершают самый большой грех из тех, что названы в Новом Завете. Этот грех самый тяжелый, и мы должны это понимать.

Апостол Павел никогда не называет проституток или других грешников падшими ангелами, бесами и т.п. Но если вы хотите узнать, о ком в Новом завете сказаны самые плохие, самые страшные слова (в тех же Павловых посланиях), вы увидите, что это всегда о лжебратьях.

Да, здесь можно посмотреть, например, 2-е Послание к Коринфянам, или пастырские послания – 1-е и 2-е Послание к Тимофею, – или Послание Иуды, или послания Иоанна, особенно первое. Ведь, говоря о лжебратьях, апостол называет их антихристами! Он говорит: мы знаем, что придет антихрист, но антихристы уже есть среди нас, и это лжебратья! И действительно в церкви есть люди, в том числе и среди тех, кто занимает в ней высокое положение, которые действуют не по-христиански, то есть исполняют дело антихриста. Эти люди всерьез мешают делу спасения, которое совершает в этом мире Христос. Для них Церковь – это то, что они понимают и принимают в христианстве, и это христианство ложное, что хуже всего.

Это самое трудное, самая тяжелая борьба. Можно бороться с каким-то грехом, или с разными грехами, или с грешниками, и там понятно, с чем и с кем борешься. Но на борьбу с ложными духами уходят долгие годы, причем вред, который причиняют в этой борьбе противники, может быть совершенно непредсказуем по своей глубине и разрушительности для церкви. Никто не может оценить, какими будут последствия, насколько они будут глубоки и тяжелы.

Вы знаете, самое трудное, с чем мы сейчас сталкиваемся в Воинстве Господнем, это внутренние проблемы, которые создают как раз лжебратья. Да, есть и какие-то внешние проблемы, но внутренние гораздо хуже. Уходит немалое время только на то, чтобы понять, что именно происходит. Понять, что люди встали не на тот путь, и попытаться как-то разрешить ситуацию. С внешними вещами справляться гораздо проще, а здесь, прежде всего, нужно смирение, чтобы осознать свои собственные границы, свои ошибки и недостатки, так, чтобы обрести подлинное дерзновение пред Богом. А потом действительно нужно терпение, чтобы дать время каким-то вещам набрать силу, чтобы что-то поменялось.

И еще здесь нужен очень важный дар: умение актуализировать те силы, которые уже есть, умение использовать энергию и возможности людей. Лично я чувствую здесь свою вину за то, что в Воинстве много энергии пропадает втуне. У нас много молодых людей, которые хотят служить, у которых на это есть силы, которые многое могут сделать. Но есть и много старых членов движения, которые невосприимчивы к новому, к живой инициативе, которые хотят руководить и делать все по-своему. И моя задача здесь помочь имеющимся силам раскрыться, чтобы они начали действовать. Думаю, это самое трудное и важное дело, которое я должен сделать. Потому что мы должны серьезно относиться к нашему делу и этот мир тоже воспринимать всерьез.

«Когда община нездорова, когда кто-то стремится доминировать, презирая других, тогда это уже не семья»

Отец Василий Михок: Апостол Павел в своих посланиях не менее тринадцати раз говорит о Церкви, используя метафору тела. Церковь как Тело Христово, в котором есть разные члены. В здоровом теле все члены его тоже здоровы, и все действуют, и маленькие, и большие. К сожалению, в наших общинах есть люди, которые могут думать и даже говорить о других членах, что они бесполезны. А в Теле Христовом должно быть такое органичное единство, где все важны, где каждый ценен. Ведь Господь отдает предпочтение каждому из нас. Для Него каждый из нас – любимое чадо Отца. И если это не так, то это нехорошая семья, нездоровая. Когда община – хорошая семья, в ней все счастливы, а когда семья нездорова, страдают все ее члены, и большие, и маленькие. Поэтому когда видишь радостные лица людей, когда все довольны, значит, это здоровый организм, здоровая семья.

Возьмите маленького ребенка: он не работает, все остальные члены семьи о нем заботятся, а он ничего не делает, только лепечет что-то и топает по дому. Зато он дает радость всем остальным. И он очень важен для всех, даже важнее, чем отец, кормилец семьи. И это настоящий образ Церкви. Помните, как Христос говорит, что самые малые — они же самые важные? И что именно они, а никто другой, всегда видят лицо Отца Небесного.

Когда община нездорова, когда кто-то стремится доминировать, презирая других, тогда это уже не семья. Такое поведение ставит под сомнение все остальное. Поэтому я считаю, что наша главная задача – создавать здоровые семьи [им. ввиду «здоровые общины» – прим. ред.]. С одной стороны, это вещь естественная, нормальная, и значит, простая. Не нужно ничего особенного делать, нужно просто быть самим собой. Но почему-то многим именно это очень трудно. Ведь Христос помогает нам жить в соответствии с нашей истинной природой, и если жить так, то все становится очень просто и ничего не нужно придумывать или изобретать. Достаточно быть самим собой. Ну, представьте себе ребенка, который начнет строить из себя что-то неестественное, лицемерить, вести себя не по-детски. Это было бы очень странно. Ведь почему дети так прекрасны? Потому что естественны. А с возрастом они учатся всяким искусственным вещам, и эта красота куда-то уходит. И нам, христианам, нужно быть естественными, в соответствии с нашей возрожденной природой во Христе.

Нужно быть верным Христу. Не так давно католики канонизировали одного святого, у которого была такая молитва: «Господи, возьми меня за уши и держи крепко, не отпускай, иначе я могу предать тебя, как Иуда». Это такое детское выражение «держать за уши». Я забыл, как звали того святого (его канонизировали года два-три назад), но эта молитва мне очень запомнилась. И действительно, всегда есть опасность потерять себя на пути греха, поэтому и нужно держаться за Господа. И потому не так просто быть естественными в соответствии с нашей возрожденной, преображенной человеческой природой. Но, если понуждать себя к этому, бороться за это, то мы действительно сможем стать нормальной, здоровой семьей.

 Когда не будет необходимости в христианских движениях

Вопрос: Как президент Воинства какие Вы видите перспективы движения: как, по-Вашему, оно должно развиваться, на какие вызовы современности отвечать?

Отец Василий Михок: Вызовов времени и задач перед нами множество. Мы все время ощущаем себя в начале пути. Только-только успели начать что-то здесь или там, но продолжения пока нет… И должен сказать, что я согласен с о. Георгием, который говорил, что если бы не было никаких проблем, не было бы и необходимости в существовании движения. То же самое можно сказать в отношении Воинства Господня. Так же говорил и отец Иосиф: когда все священники станут воинами Господа, в Воинстве Господнем как движении не будет нужды. Когда церковь будет делать то, что она должна делать, и делать как следует, не будет необходимости в подобных движениях. Но поскольку в наше время церкви так трудно выполнять свою миссию, даже несмотря на то, что сейчас у нас в Румынии много хороших священников, действительно очень много, то и потребность в таком движении, как Воинство Господне, очень велика. Ведь есть такие аспекты пастырской и миссионерской деятельности, которые церковная система не покрывает совсем. Священник служит главным образом в храме и лишь очень немного вне его. А члены Воинства Господня живут в миру. Они ходят на работу, они многое делают в самых разных местах, так что эта их деятельность очень помогает церкви. И у нас многие сейчас говорят о том, что это необходимо.

Вопрос: Благодарим Вас, о. Василий. С каждым таким интервью, с каждым рассказом все больше углубляется узнавание Воинства Господня

Отец Василий Михок: Важно уже то, что мы можем сказать: «У нас есть братья в России». Вы ведь знаете, что в современном мире верующие люди в меньшинстве, может быть, это даже незначительное меньшинство. Причем я говорю о христианских странах. Даже в православных странах настоящих, серьезных верующих очень немного. И так радостно знать, что у тебя есть братья и там, и здесь. Каждый день в молитве я путешествую по всему миру: бываю в Москве, Санкт-Петербурге, в Молдавии, потом еду в Болгарию, Грецию и т. д. И каждый день в конце говорю: «и обо всех братьях и сестрах в России, об их семьях и общинах, и обо всех братьях и сестрах в Украине и их семьях…» У меня в сердце есть такая карта, на которой много мест отмечено огоньками, и я каждый день прохожу по этому пути, который вижу так ясно.

Нам нужно действительно учиться понимать друг друга, потому что мы ведь во многом жертвы идеологии и пропаганды. Это и коммунистическая пропаганда, и других политических сил, да и в церкви, увы, без этого иной раз не обходится. Например, можно историю церкви преподносить в таком пропагандистском ключе, и тогда она совершенно искажается. К сожалению, многие люди оказываются жертвами такого рода научения. Но все воспринимается совершенно иначе, если знать конкретных людей и реальные общины.

О. Иосиф Трифа, основатель Воинства Господня
О. Иосиф Трифа, основатель Воинства Господня
Траян Дорз
Траян Дорз
Члены Воинства Господня и Преображенского братства на могиле о. Иосифа Трифы, 2014 г.
Члены Воинства Господня и Преображенского братства на могиле о. Иосифа Трифы, 2014 г.
Крестный ход Воинства Господня, 2014 г.
Крестный ход Воинства Господня, 2014 г.

Беседовала Дарья Макеева


Перевод Натальи Кольцовой, Елизаветы Макеевой


загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку