Екатерина Савельева. Путь иночества

Доклад Ирины Тушиной на III Северных детских чтениях, г. Архангельск
Екатерина Савельева
Екатерина Савельева

Перед каждым человеком в своё время встаёт вопрос о выборе пути: кем стать, как приложить свои способности и таланты, чтобы прожить жизнь с полной отдачей. Часто мы получаем для себя ответ, когда видим примеры состоявшейся жизни других людей. Примером такой цельной, раскрывшейся во всей полноте жизни можно назвать иноческий путь Екатерины Савельевой.

Родилась она в Москве в 1927 году в семье Василия и Лидии Савельевых, будущих архимандрита Сергия и монахини Серафимы. Вся жизнь Кати, начиная с раннего детства, прошла в христианской общине, в атмосфере всеобщей любви. Внешне ничем не отличаясь от других (она работала врачом одной из московских больниц), всю свою жизнь Екатерина Васильевна посвятила служению Богу и людям.

Знакомство общины нашего храма с жизнью архимандрита Сергия и его духовной семьи началось с книги «Далёкий путь», которая вышла в 1998 году в издательстве «Даниловский благовестник» по благословению Патриарха Алексия. А в мае 2000-го года по приглашению настоятеля Свято-Сретенского храма села Заостровья отца Иоанна Привалова члены общины архимандрита Сергия (Савельева) приехали в Архангельск, чтобы посетить места, где находились в ссылке в 30-е годы их родные, старшее поколение общины. Они встретились с владыкой Тихоном и с прихожанами заостровского храма. С тех пор члены общины нашего храма поддерживают связь с московскими сёстрами и вместе с ними трудятся над сохранением духовного наследия архимандрита Сергия (Савельева) и его духовной семьи. Они издали книги «Воспоминания» монахини Серафимы.

Чтобы понять, откуда Екатерина Савельева черпала столько силы, тепла, любви, надо немного рассказать о её семье.

История этой общины берёт свое начало в трудные 20-е годы ХХ века. Уже начались гонения на церковь, арестовывают верующих, закрываются многие храмы. Многие ищут, как выжить в братоубийственной войне. В это трудное время в Москве вокруг Василия Савельева (будущего архимандрита Сергия) и его жены Лидии собирается группа верующих молодых людей (всем им было немногим более двадцати лет), которые искали свой путь. В то время, когда от Бога люди уходили всё дальше, исповедовать веру было трудно и опасно, они решают жить единой семьёй-общиной. Позже отец Сергий напишет в своей книге «Далёкий путь»:  «Войдя  в  церковные  стены,  мы приняли на себя полную ответственность за то, что нас ожидало там. …Мы уже не сомневались в том, что Православие – сокровище нашего народа и что судьбы России неразрывно связаны с ним» [1, c .20,23] .

Три года спустя, большая часть общинников была арестована и отправлена в ссылку в Северный край: в Архангельск, в посёлок Пинегу. В Матигорах оказался их духовный отец старец Варнава, который совсем немного не дожил до окончания срока ссылки. Могила отца Варнавы находится у стен Воскресенского храма селе Нижние Матигоры, его почитают как местного святого. Василий Савельев был приговорён к пяти годам лагерных работ: сначала в посёлке Пинюг, что недалеко от Котласа, а затем переведён в Печорский лагерь.

В Москве осталась его жена Лидия с двухлетней дочкой Катюней. Ни расстояния, ни колючая проволока не смогли разделить членов общины. Они поддерживали друг друга письмами и посылками с продуктами и одеждой, молились друг за друга. Несколько раз Лидия с маленькой Катюней ездила к мужу в лагерь. Находясь в лагере, Василий Савельев принял монашеский постриг и стал отцом Сергием. Вскоре в Матигорах отец Варнава совершил постриг Лидии Савельевой с именем Серафима.

Среди членов общины были родные по крови брат и сёстры, но то, что их соединяло на протяжении всей жизни, было сильнее родственных связей – это любовь во Христе. Члены общины называли друг друга родные. После возвращения из ссылок и лагерей все общинники собрались вместе в подмосковном посёлке Фирсановка, где и прожили весь свой оставшийся путь. Сейчас там живут сёстры второго поколения общины, с которыми мы встречаемся.

Архимандрит Сергий служил в разных московских храмах, с 1961-го года до своей кончины в 1977-м году был настоятелем храма Покрова Божией Матери в Медведково. Слушать его проповеди приезжали его духовные дети со всех концов Москвы и даже из Подмосковья. В то время уже не было открытых гонений на церковь, но за любое слово правды, сказанное с амвона, можно было лишиться свободы. Духовные дети отца Сергия, с которыми мы встречались, рассказывали нам, что в храмах тогда дежурили работники органов госбезопасности. Отец Сергий не боялся говорить в проповедях правду. Члены его общины записывали эти проповеди на магнитофон и потом издали их в книгах.

Отец Сергий очень любил свою дочь Катюню (так её называли все члены их духовной семьи). Катюня была единственным ребёнком в общине, самым дорогим её членом и росла в атмосфере всеобщей любви. И у Кати была такая же любовь ко всем членам общины, она никого не выделяла. Когда маленькую Катюню спросили, кого она больше всего любит, она ответила: «Я люблю всех больше всех».

Как-то, поздравляя Катюню в один из дней её рождения, её духовные сёстры Ирина и Наташа Сорокины писали: «Этот день – большой день в родной жизни, трудно даже представить, что было бы, если бы ты не появилась на свет. Вся родная жизнь неизменно связана с тобой, даже когда ты была  ещё крохотной» [2, c. 17].

Екатерина Васильевна Савельева всю жизнь заботилась о других, старалась выполнить завет отца: когда-то он ей сказал, что по ней, дочери священника, люди будут судить о церкви. За что бы она ни бралась, делала это с полной отдачей сил. «Проклят, кто дело Господне делает небрежно» (Иер. 48:10) – эти слова из Священного Писания стали девизом её жизни. Катя окончила школу с золотой медалью, с отличием институт, затем аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию, которая была на уровне докторской. После школы она хотела поступать в университет на филологический факультет, но она послушалась совета отца и поступила в медицинский институт: отец Сергий считал, что в настоящее время с открытым сердцем лучше всего работать в области медицины. И Катя всю свою жизнь отдала служению людям.

Из воспоминаний духовной дочери архимандрита Сергия Этолии Рудольфовны Андрияка: «Я второго такого человека не встречала в жизни. Когда мы только познакомились с ней, она жила на Арбате, работала врачом. Жила она там с сестрой отца Сергия. Как только Катя приходила домой, она ей сообщала, эта старушка: «Катенька, тебя на четвёртом этаже ждёт больная, на третьем этаже ждёт больная…» А она приходила уставшая, после приёмов больных, и голодная. И ещё она училась в аспирантуре. Потом она быстренько что-то съедала и опять начинался приём – одного больного, другого больного... Это был необыкновенный труженик и человек, который не жил для себя совсем. Она себя отдавала целиком и полностью... Особенно если что-то плохо у кого-то. Такая любовь и такое необыкновенное самопожертвование было» [3].

Однажды заболела одна прихожанка храма в Медведково, ей предстояла операция и нужна была кровь для вливания. И Катя сдала, не задумываясь, хотя сама была больная и слабенькая, и никому из родных об этом не сказала.

Последние годы жизни (она ушла в 1998 году в возрасте 71 года) Катюня сильно болела. Шесть лет она лежала, не могла ходить. Сёстры ухаживали за ней. У неё были приступы, продолжительные боли, но она ни разу не пожаловалась. Она считала, что этим берёт на себя зло, оттягивает боль от других. Катюня хорошо помнила, что говорил в проповедях её отец: «Человек, который имеет безнадёжную болезнь, – в этой болезни, он не возбуждается, не раздражается, не ищет виновников своего тяжёлого положения, – он только обращается к Богу и от Него не отрывается. Вы знаете, что я вам скажу: этими людьми гнев Божий отводится от нас. Они предстательствуют перед Господом за нас… Нравственный закон – любовь. Страдальцы безвинные и с чистой душой – высший пример Любви в жизни. Они-то и оттягивают на себя зло, нависшее над человечеством…» [4, c. 25].

Духовные сёстры Катюни, прожившие с ней много лет, рассказывали нам, что она была очень жертвенным человеком, всегда готова была «пойти на амбразуру за кого бы то ни было». Никогда не проходила мимо пьяного, поднимала его и доводила до дому. Был случай, когда она возвращалась на электричке из Москвы и в вагоне ехала пьяная компания, пристававшая к другим пассажирам. Никто не вступался, все боялись. Катюня не могла промолчать. Она вскочила на скамейку (Катя была маленького роста) и закричала: «Дураки, что вы делаете?!» Ей было неважно, как это выглядит со стороны, важно было остановить зло. И компания успокоилась – она не ожидала встретить такой отпор.

Всю жизнь Катя испытывала притеснения за то, что её отец – священник. Ещё в школе ей не хотели давать золотую медаль, потому что её отец – репрессированный, а у репрессированного «не может быть такая дочка». В анкетах она писала: «Отец – служитель культа», никогда этого не скрывала. И поэтому к ней было определённое отношение. Катя очень отличалась от сверстников, даже одеждой: она всегда носила длинные платья, немодные чулки. Сотрудницы, с которыми она работала, над ней за это насмехались. И был случай, когда одна из коллег сказала ей: «На, я купила тебе чулки, хоть переоденься». Катя всё это перенесла и никогда не рассказывала об этом случае домашним, чтобы их не огорчать.

В альбоме с фотографиями из семейного архива, который нам показывали в Фирсановке, есть стихи, написанные Катюней, посвящённые каждому члену общины.

Отцу Сергию

Жизнь твоя – предстателя пред Богом  
За людей – и скорбна, и светла,
Сколько изнемогших по дорогам
Вновь она к надежде привела.
В храме с трепетом стоят родные
И внимают, как твои уста
Говорят слова святые
Солнца нашего Христа.

Матушке Серафиме

На рубеже столетий ты родилась,
И жизнь твоя – рубеж чужих веков --
Как будто с неба в тьму звезда скатилась,
Как будто солнца луч протаял льда покров.
Твой голос детской ласки и привета
И с солнечной улыбкою лицо --
Как будто в ткань любви земля одета
И радуется перед своим Творцом.

Самым главным для Катюни была жизнь в общине, или родная жизнь, как они её называли. В 14-летнем возрасте Катя решает выбрать иноческий путь. Спустя годы, вспоминая этот выбор, сёстры напишут ей такие строки:

В день Преподобного Серафима,
Четырнадцати лет,
В день радостный наш и любимый
Дала ты жизни ответ.

«Вы жизни искали основы,
И вы нашли пути.
Зачем же искать мне снова,
Мне дальше нужно идти».

Кругом война горела,
Надежда одна – Господь.
Родная любовь посмела
Тебя Ему передать.

Идёшь ты путём светлым
Двадцать один год.
Храни родные заветы,
Благослови тебя Бог.

Екатерина Савельева избрала путь иночества – путь служения Богу и ближним, которому осталась верна до конца своей жизни.

Матушка Серафима писала Катюне: «В твой светлый драгоценный день поздравляем тебя и радуемся с тобой. Впереди, Бог даст, годы труда, чтобы передать людям то, что приоткрыл Господь единственному и благословенному Родному нашему – идти всё дальше по нашему пути, пути служения людям – и ближним, и всем тем дальним, которые мучаются и вокруг нас, и во всех тех дальних странах, не видя, как же дальше идти и как выбраться на путь света и добра, единственной нашей дорожкой любви к Господу» [5, c. 183].

У Катюни была необыкновенная внутренняя связь с отцом. Последние свои годы она посвятила сохранению духовного наследия отца Сергия. Это стало главным делом её жизни. Прикованная к постели тяжёлым недугом, превозмогая физическую боль и страдания, она делала выписки, готовила к публикации его проповеди, статьи и книги.

Некоторые члены общины нашего храма вместе с настоятелем, отцом Иоанном Приваловым, побывали в Фирсановке ещё при жизни Екатерины Васильевны. Те, кому посчастливилось с ней встречаться, говорили о её святости, о необыкновенной силе духа, о том, что, несмотря на её физические немощи (последнее время она даже говорила с трудом), от неё исходил свет. Её духовные сёстры называют Катюню преподобномученицей.

Когда мы были в Фирсановке в доме архимандрита Сергия, сёстры из его общины передали нам Катины тетрадки с её записями. Это выписки из проповедей, раньше не публиковавшихся, её размышления, воспоминания. Одна тетрадь – это книга об отце. И сейчас члены общины нашего храма работают над подготовкой к изданию этих трудов.

О жизни Екатерины Васильевны Савельевой (инокини Екатерины) и её родных – архимандрите Сергии и монахине Серафиме, о жизни их духовной семьи можно прочитать в книгах «Далёкий путь» архимандрита Сергия и «Воспоминания» монахини Серафимы.

Источники

Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета: Брюссель, 1989.

1. Архим. Сергий (Савельев). Далекий путь: история одной христианской общины//М.: Даниловский благовестник, 1998.

2. Монахиня Серафима (Л. Н. Савельева). Воспоминания //Архангельск: Правда Севера, 2010.

3. Воспоминания духовных детей архимандрита Сергия (Савельева)/ Аудио- и видеозаписи//Личный архив.

4. Архим. Сергий (Савельев). Проповеди. // Архангельск: Правда Севера, 2009.

5. Архим. Сергий (Савельев). Господи, Господь наш, яко чудно Имя Твое по всей земли. Проповеди. Том II// М.: Академия поэзии, Московский писатель, 1999.

Доклад был впервые опубликован в сборнике «Третьи Северные детские чтения: Избранные доклады», – Архангельск.: Эконом-принт, 2012.

 

Тушина Ирина
Архангельская обл., с. Заостровье, община храма Сретенья Господня

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку