Церковь - не склад законсервированных традиций

О подлинной традиционности и каноничности церкви сегодня размышляли участники презентации книги Юлии Балакшиной, посвященной Братству ревнителей церковного обновления

– Тот идеал Церкви, который есть в сердце каждого верующего человека и был в сердце героев моей книги, не остался просто идеалом, – считает Юлия Балакшина, к.филол.н., магистр богословия, доцент РГПУ им. Герцена и преподаватель Свято-Филаретовского института.

Не секуляризация, а полнота жизни Церкви; не закостенелость, а живое предание; не обновленчество, а подлинное обновление; не противостояние религиозного и светского, а преображение всей жизни творческим светом Христовой истины, – вот что является подлинной традицией церкви Христовой.

Об этом говорили 3 февраля в Петербурге в Книжном доме «Глагол» на презентации книги Юлии Балакшиной «Братство ревнителей церковного обновления (группа «32-х» петербургских священников), 1903-1907 : Документальная история и культурный контекст».

Юлия Балакшина
Юлия Балакшина

– Это уже вторая презентация с момента публикации, и в этот раз она происходит в том историческом месте, где ровно 110 лет назад поднимались описанные в книге вопросы, – сказала Юлия Балакшина в начале встречи и призналась, что для нее стало неожиданностью, когда академическая работа получила настолько заинтересованный отклик от самых разных людей. Оказалось, что проблемой обновления полноты жизни современной русской Церкви озабочено сегодня гораздо больше людей, чем можно было подумать.

Павел Рогозный
Павел Рогозный

В то же время Павел Рогозный, старший научный сотрудник СПб Института российской истории РАН, к.и.н. и рецензент представленной книги, оценил ее именно с научной точки зрения и отметил, что книга сильно выигрывает на фоне зачастую претенциозных и даже без стеснения субъективных современных работ в области церковной истории XX века – благодаря своей научной честности и объективности в описании исторических явлений.

Братство ревнителей церковного обновления – общество, начавшее свою деятельность как группа 32-х петербургских священников, которые собрались в 1903 году для обсуждения современных проблем жизни церкви. В тематику их разговоров входили вопросы о свободе церкви от государственной власти, о ее внутренней свободе и о каноничности ее устройства, непреложно связанного с соборностью. Своим учителем они, безусловно, считали Алексея Степановича Хомякова и, шире, круг славянофилов. «Человек в духе Хомякова» означало для них лучшую характеристику верующего христианина. 

Блудный сын и его старший брат

Важный вопрос, обсуждавшийся на встрече, – об отношениях церкви и культуры. Вопрос возвращения последней в лоно церкви – ключевой для обеих сторон. Круг священников и мирян, объединившихся в Братство ревнителей церковного обновления, на первый взгляд, занимался проблемами своей узкой корпорации. Но реальный контекст, по мнению ученого секретаря СФИ, к. пед. н. Александра Копировского, был гораздо шире. Стояла задача возвращения культуры, которая может, как блудный сын, вернуться к Отцу. Об этом еще в начале XX века писал С.Н. Булгаков, сравнивая историческую церковь со старшим братом, который с недоверием и без радости видит возвращение младшего. Александр Копировский тем не менее высказал убеждение: если в церкви нет культуры – она не в полноте церковь, а если в культуре нет веры – она не в полноте культура. В лице героев этой книги – Николая Петровича Аксакова, свящ. Константина Аггеева, свящ. Иоанна Егорова и других – культура вернулась в церковь не в произведениях искусства, а в живых людях, ее носителях, считает он.

Александр Копировский
Александр Копировский

Дмитрий Головушкин, к. ист. н., доцент кафедры религиоведения РГПУ им. Герцена, отметил, что проблема диалога церкви и культуры актуальна и для тех современных представителей культуры, кто не разделяет мировоззрения верующих людей. Таков, например, Юрген Хабермас – атеист, который тем не менее вел переписку с папой Бенедиктом XVI, признавая важность обстоятельного и научного диалога с церковью на серьезные общественные темы. Такие проблемные вопросы, как обновление и обновленчество в XX веке, в современной науке не могут объективно рассматриваться агностиками, как того еще не так давно, в 1980-е годы, требовала международная ассоциация исследования религии. По мнению Дмитрия Головушкина, даже строго научное их рассмотрение требует диалога светского и церковного начала. Плодотворность этого диалога стала очевидна на примере представленной работы Юлии Балакшиной, где автор, человек церковный, сумела не только объективно оценить движение ревнителей церковного обновления, но и в новом свете осмыслить его значение.

Что же обновлять?

Присутствующие в зале представители церкви также почувствовали острую актуальность затронутых в книге тем, особенно после того, как автор книги заговорила о невозможности церкви жить без обновления, ибо хотя Церковь и опирается на Предание, но это Предание живое и, если Дух действует в Церкви, то Он «творит все новое».

Председатель Преображенского братства и проректор Свято-Филаретовского института Дмитрий Гасак отметил, что дело духовного обновления Церкви – святое дело, «продиктованное поиском той самой полноты церковной жизни, к которой нас призывает Евангелие». Именно поиском, потому что Церковь как «дело веры и труд любви» не может иметь внешних формальных идеалов, считает он. Дмитрий Сергеевич даже предложил Юлии Валентиновне отправить экземпляр своей книги, например, в Межсоборное пристутствие, чтобы с опытом Братства ревнителей церковного обновления знакомились те, кто сегодня принимает в церкви ответственные решения.

Дмитрий Гасак
Дмитрий Гасак

Александр Копировский, предложивший, как выяснилось во время презентации, название для книги, также обратил внимание гостей на важный момент деятельности Братства. Они ставили вопрос не о реформации, а о расширении церкви до ее собственной полноты, которую она уже имела когда-то в историческом времени. Церковь стала частью, ограниченной сферой жизни общества, тогда как в потенциале она хранит в себе ресурсы быть «всем». Церковь не должна быть складом законсервированных традиций и форм — они должны в ней оживать и вмещать новое творчество. Эту мысль поддержал и Павел Рогозный, вспомнив слова замечательного церковного историка Василия Васильевича Болотова: в церкви канонично все то, что для нее полезно.

Прот. Евгений Горячев, настоятель Благовещенского собора в Шлиссельбурге, признался, что в его священническом опыте есть переживание такой естественной усталости верующего человека и даже церковных общностей, которая сказывается на снижении чуткости человека к искре Христова действия. В высказываниях священников из группы «32-х» чувствуется, по его мнению, некая умозрительность, например, когда они говорят о «церкви, свободной в исповедании полноты своего самосознания». Конечно, личности, которых мы узнаем из книги, заслуживают серьезного внимания, но по существу книга ставит вопрос шире – о церкви и о ее влиянии. «Они задали некий темп, вектор, а мы должны продолжить» – и продолжить именно тем, что, наконец не только описать, а показать само существо церкви. Что такое поистине церковная соборность, если мы верим, что это не только демократический централизм? На этот вопрос нам предстоит ответить не в теории, а в практике жизни. Только тогда можно будет по-настоящему сказать, что мы что-то поняли.

Прот. Евгений Горячев
Прот. Евгений Горячев

– Обновление не равно обновленчеству – этот обоснованный вывод из работы Юлии Валентиновны для меня очень интересен и важен! – поделился своими впечатлениям от прочитанной книги прот. Владимир Федоров, директор Православного института миссиологии, экуменизма и новых религиозных движений.

Прот. Владимир Федоров
Прот. Владимир Федоров

Он отметил, что движение обновления церкви и особенно труды представителей Братства ревнителей, которые приводятся в этой работе, хранят в себе «серьезные ресурсы для решения современных проблем». Эти материалы, по его мнению, необходимо включить в современное духовное образование, так как обновление – одна из важнейших категорий современной миссиологии.

Для кого написана книга

Интересно, что на встрече было немало незапланированных выступлений, в которых участники говорили о своем желании видеть в современной жизни церкви обновление, о котором прочитали в представленной книге, и признавались, что черпают заряд оптимизма из такого яркого и плодотворного исторического опыта Братства ревнителей церковного обновления.

И действительно, несмотря на свою краткую историю существования, Братство многое успело сделать для церкви, отметила Юлия Балакшина. Во-первых, в контексте поднятого ими вопроса об отношении церкви и культуры были выношены многие идеи будущих представителей русского религиозного возрождения – отца Сергия Булгакова, Николая Бердяева, Семена Франка и других. Во-вторых, церковное братство стало важнейшим опытом в жизни самих его участников, половина из которых впоследствии создали свои братства.

– Этот опыт не может остаться бесполезным для нас, – считает представитель молодежного «Круга» Преображенского братства из Москвы Карина Гиздатова. – Братство ревнителей выросло благодаря тому, что в начале XX века было множество площадок, где люди готовы были всерьез обсуждать насущные проблемы жизни церкви и встречаться для этого лицом к лицу. Поэтому презентация этой книги и разговор здесь, на площадке епархиального Книжного дома «Глагол», вселяют надежду.

Действительно, на встрече были представители научного сообщества, для которых эта книга – знаменательное научное исследование; представители духовенства, увидевшие в ней актуальные проблемы, до сих пор стоящие в отношении современного церковного устройства и духовного образования; были там и представители современных церковных движений, по преимуществу молодежных, для которых вопрос обновления церкви – это вопрос их собственной деятельности.

Завершил презентацию прот. Георгий Митрофанов, приехавший на нее прямо с поезда, возвращаясь с заседания Межсоборного присутствия Русской православной церкви. В первую очередь он подчеркнул беспристрастность автора книги, однако выразил беспокойство о том, что такая работа смотрится «неорганично в контексте общего хода нашей церковной жизни». Он признал безусловную ценность книги и в том, что в ней сформулированы основные проблемы, которые сейчас, по его мнению, не обсуждаются надлежащим образом. Будущее этого исследования, считает отец Георгий, в большей степени находится в руках мирян, а не клира:

Юлия Балакшина и прот. Георгий Митрофанов
Юлия Балакшина и прот. Георгий Митрофанов

– Миряне будут читать ее больше, чем священники. И, может быть, тогда, когда наши миряне увидят образы этих священников – очень разных и в тоже время неравнодушных к судьбе Церкви, – они начнут и своим пастырям предъявлять определенного рода требования, чтобы те в конечном итоге продолжали эту традицию, соответствовали образам тех, кто тогда, в условиях гонений, предложил церкви единственный путь ее сохранения через преображение.

В заключение отец Георгий подчеркнул:

– Чем меньше будет разговоров о том, какова научная ценность этой книги, и чем больше будет продумываться проблематика в ней поставленная, – тем более очевидно, что эта книга отзовется в сердцах читателей.

Анна Платанова, молодежный "Круг" Преображенского братства
Фото Игоря Хмылёва
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку