Зло побежденное

13 сентября 2018
C 10 по 17 августа в известном на весь мир польском городке Освенцим прошла встреча-семинар «О том, как обращаться с прошлым, обремененным насилием» посвященная трагическим событиям ХХ века.

Организаторами семинара традиционно являются католический фонд Максимилина Кольбе вместе с Центром диалога и молитвы, возглавляемым священником Манфредом Дезелерсом. Представители Преображенского братства уже не первый год участвуют в данном событии.

Никто не хочет жить в Освенциме

Бывший концлагерь в минувший год посетило более 1 300 000 человек — это рекордные цифры для Освенцима. Население же самого польского городка близ знаменитой «фабрики смерти» год от года уменьшается. «Никто не хочет жить в городе, который известен, как место массовых убийств, — говорит нам экскурсовод, — хотя сами жители практически не интересуются тематикой Холокоста». На его взгляд, причин тут несколько. С одной стороны, люди просто не хотят отягощать себя сложными темами.  С другой стороны, есть раздражение, что Освенцим воспринимается как еврейская трагедия. И хотя почти 80% жертв концлагеря были евреи, но в газовых камерах погибло и значительное количество поляков, которым, как считают местные жители, уделяется мало внимания. Первыми же в эти газовые камеры пошли советские военнопленные. Всего в Освенциме погибло более 15 тысяч советских граждан. Также в этом лагере смерти, не в газовых камерах, а просто от голода, умерли тысячи цыган.

По плану нацистов регион, где находится Oświęcim (Ошвечим - так по-польски звучит это название), должен был быть полностью германизирован, поэтому и город был уж переименован в Аушвиц.

В Освенциме, где до войны 60% населения города были евреи, сейчас евреев нет совсем. После войны возвращавшихся в свои дома евреев поляки встречали крайне недружелюбно, порою доходило даже до убийств. Связано это было с тем, что собственность арестованных евреев, как правило, захватывалась местными жителями, которые не хотели что-либо возвращать бывшим хозяевам.

После экскурсии в музей родились две мысли: 1) немецкий народ сошел с ума в первой половине XX века, участвуя, кто делом, а кто молчаливым согласием, в преступлениях нацистов; 2) если такое всенародное помешательство возможно, то у человечества однажды может не остаться шансов на будущее. 

С позиции христианина я могу лишь дополнить, что нет шансов без Христа, без Божественного вмешательства. Потому что сам человек не выдерживает искушения тотальным злом и начинает спокойно и цинично уничтожать себе подобных в невиданных масштабах.

Мирное усилие

Современный Евросоюз в предвоенные годы казался немыслимой реальностью. Никто не мог предположить, что между немцами и поляками, немцами и французами в возможно какое-либо взаимопонимание, в лучшем случае холодная отчужденность, а часто просто ненависть и неприятие. Сейчас Германия является ключевым государством Евросоюза и его самым прочным звеном. Это стало возможным во многом потому, что процесс примирения в Европе начался именно с немцев, причем в основном с  немцев-христиан. Целые протестантские общины из Германии просто садились на поезда и ехали в Польшу, предлагая полякам посильную помощь и общение. Потом к этому движению присоединились католики, и уже потом, увидев пример христиан, различные политические и общественные деятели. Все участники семинара были единодушны в том, что такие кардинальные начинания начинания возможны только как неформальная инициатива добровольных объединений людей — тогда есть шанс на реальный добрый плод. Движение к примирению не может начинаться только как политическое. Выступающие приводили примеры сугубо политических примирений, которые неизменно терпели крах.

Несмотря на множество добрых плодов, которые принёс после Второй мировой войны мирный процесс в Европе, проблема старой вражды здесь ещё стоит подчас довольно остро. Так выступая на одной из дискуссий историк из Голландии рассказал, что в его стране есть кладбище немецких солдат, около которого до сих пор группа ветеранов каждый год устраивает акции протеста. А сотрудница музея Холокоста из Эстонии сказала, что у нее крайне негативный опыт семинаров, подобных здешнему, потому что на них, как правило, трудно найти нужный тон в общении с участниками-евреями, иногда моментально «впадающими в истерику» из-за недостаточного, по их мнению, внимания и почтения к масштабам жертв еврейского народа.  

В музее Освенцим есть и российская экспозиция, довольно хорошая, но неполная оттого, что на ней совершенно проигнорированы такие факты, как массовые расстрелы советскими карательными органами польских офицеров в Катыни или то, что советских узников концлагерей дома часто ждал ГУЛАГ как “награда” за пребывание в нацистском плену.

Покаяние и прощение

Несмотря на то, что во время семинара много рассуждали о прощении, практически ничего не говорилось о покаянии, очень редко звучала фраза «признание вины». Поколение немцев живших во времена нацистского режима, никакого чувства вины или раскаяния после войны не переживало. Известно лишь ничтожное количество случаев, когда сотрудники концлагерей каялись за совершенные  преступления. Здесь прослеживается современная европейская тенденция скругления острых углов, попытка избежать таких дискуссий, которые неизбежно вызовут болезненные вопросы о покаянии и вине. Но возможно ли настоящее прощение и примирение без покаяния — это тот вопрос, который мы, попытались сформулировать на семинаре, исходя из опыта осмысления преступлений советской власти в связи с Акцией национального покаяния

Для меня настоящий пример покаяния то, что главными организаторами этого семинара в Польше являются немцы. Хочется выразить огромную благодарность Йоргу Луэру и Паулюсу Апинису, которые занимались организацией этой необыкновеной встречи. Отрадно было видеть и живую христианскую веру этих людей и братские связи между ними.

В последний день семинара нас провели по «Пути Креста». Все участники должны были в абсолютной тишине пройти по 14 станциям бывшего концлагеря. На каждой станции читался отрывок из Евангелия, размышление, воспоминание узника и молитва. Это был путь боли и скорби, но и путь, на котором являлась надежда, что зло не всесильно, что свет побеждает всякую тьму. На последней станции звучали слова пророка Иезекииля о воскресении из мертвых. Наверное, нигде эти строчки не читаются так, как на месте, где было убито почти полтора миллиона человек. И мы снова убедились, что Христос, Воскресение — это единственная возможность не просто преодолеть зло, а победить его раз и навсегда.

Александр Королёв

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку