В Дмитрове прошла презентация книги «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века»

Презентация издания состоялась в доме-музее священномученника Серафима (Звездинского)
«Дом священномученника Серафима, епископа Дмитровского», г. Дмитров
«Дом священномученника Серафима, епископа Дмитровского», г. Дмитров

14 мая в зале экспозиции дома-музея владыки Серафима (Звездинского) презентацию открыла Вера Дружинина, заместитель генерального директора по научной работе музея-заповедника «Дмитровский кремль», заведующая отделом «Дом священномученника Серафима, епископа Дмитровского». Она сказала, что герои этой переписки – люди из ближнего круга владыки Серафима. К нему принадлежали и сестры Шаховские – Наталия Дмитриевна, Анна Дмитриевна, – и Михаил Владимирович Шик, ставший впоследствии православным священником. Сестры Шаховские в 1918-1921 годах работали в Дмитровском союзе кооперативов и оставили о себе добрую память. В переписке нашла свое отражение их работа в Дмитрове. Анна Дмитриевна была духовной дочерью владыки Серафима, также как и другая сотрудница Дмитровского союза кооперативов, Екатерина Павловна Анурова. После ареста и ссылки Екатерине Павловне было запрещено проживание в Москве и ближних к столице городах. Вынужденная искать место жительства за 101-м километром, она вместе со своей матерью, также духовной дочерью владыки Серафима, поселилась в доме отца Михаила Шика в Малоярославце. Мать и дочь Ануровы занимались воспитанием пятерых детей отца Михаила и Наталии Дмитриевны.

От издательства Преображенского братства книгу представила Александра Буданова. Она рассказала о том, как рождалась идея публикации личной переписки, как постепенно определилось название будущей книги. А также о том, какую огромную работу выполнила Елизавета Михайловна Шик, дочь отца Михаила и Наталии Дмитриевны, расшифровав тексты и составив вместе с сотрудниками издательства комментарии к двум томам переписки своих родителей.

Елизавета Михайловна много рассказывала издателям о родителях, о тех людях, которые окружали родителей и были им дороги, в том числе и тех светлых людях, которые сегодня прославлены как священномученники. Это епископ Герман (Ряшенцев) и епископ Серафим (Звездинский). В детстве Елизавета Михайловна не видела их, но много о них слышала. Близкой духовной дочерью владыки Серафима была тетя Аня, сестра ее мамы. Елизавета Михайловна также была уверена, что когда о. Михаил уже служил дома, то антиминс был у него от владыки Серафима (Звездинского), его он считал и своим правящим епископом. И отец Михаил, и Наталия Дмитриевна, и конечно, Анна Дмитриевна всегда, когда была такая возможность, обращались к владыке Серафиму за духовными советами.

Как отметила в своем выступлении московский журналист и публицист Елена Старостенкова-Шик, это первая публикация писем. И ознакомившиеся с этой книгой историки сравнивают ее с появлением нового исторического документа, проливающего свет на важные события истории нашей страны.

Во всем массиве опубликованной переписки ни разу напрямую не упоминается имя владыки Серафима. Его присутствие в жизни семьи обозначается, например, такими словами: «Их (Ануровых) отец». Гонения на церковь быстро научили простейшим правилам конспирации. Но в семейном архиве и сегодня хранятся фотографии владыки Серафима и его письмо Анне Дмитриевне Шаховской, написанное на обороте образа «Неопалимая купина». А следственные дела в архиве ФСБ содержат сведения о том, что связь с «непоминающими» священниками, в том числе с отцом Михаилом Шиком и отцом Александром Гомановским [1], вменялась владыке Серафиму в вину и рассматривалась как контрреволюционная деятельность.

Изданная переписка, сказала далее Елена Старостенкова, органично вписывается в массив мемуарной литературы последних десятилетий. Воспоминаниям о Наталье Дмитриевне Шаховской и ее сестре Анне Дмитриевне посвящены многие страницы дневников Ольги Бессарабовой и Варвары Малахиевой-Мирович [2], книга Софьи Шоломовой «Запечатленный след» [3].

О Екатерине Павловне Ануровой рассказывает в своих воспоминаниях Валерия Пришвина [4]. Они познакомились во внутренней тюрьме на Лубянке в 1932 году. Вот несколько строк из этих воспоминаний: «Екатерина Павловна Анурова, – в прошлом учительница и либералка, как и все лучшие женщины ее поколения. Занималась кооперацией, разновидностью “хождения в народ” XX века. Екатерина Павловна никогда не выходила замуж и… отдала жизнь идее служения добру. Под старость она поняла это добро как служение Христовой Церкви… Она была предана идее Церкви до самозабвения… Я думаю: что было бы на Земле с церковью, если бы она не имела в кладке своих стен таких твердых камней, как Екатерина Павловна Анурова?»

Анна Дмитриевна Шаховская (Аничка, как ее называли близкие) – создатель и первая заведующая дмитровского краеведческого музея, организованного по инициативе ДСК. В дневниках Ольги Бессарабовой, с которой Анне Шаховской доведется познакомиться в г. Сергиеве (так в те годы назывался Сергиев Посад), она предстает как «очень ясная и смиренная сестра Натальи Дмитриевны».

«Первое геологическое описание Дмитровского уезда – это работа Анны Дмитриевны Шаховской, – напомнила в своем выступлении историк и писатель Наталья Табунова. – Лучшего описания нет и до сих пор. А Наталья Дмитриевна была заведующей неторговым отделом Дмитровского Союза кооперативов. У нас в музее-заповеднике «Дмитровский кремль» сохранилась фотография инструкторов внешкольного отдела Дмитровского союза кооперативов. Так называлась должность тех людей, которые занимались Союза просветительской деятельностью. Об уровне этой работы говорит хотя бы то, что одним таких инструкторов был Михаил Николаевич Тихомиров (на фотографии он стоит второй слева) – в будущем известный историк и академик».

Первые аресты и гонения постигли сестер Шаховских, как говорит семейная история, за их деятельность в Дмитровском союзе кооперативов. В 1921 году аресту подвергаются сначала старшая сестра – Анна, затем младшая – Наталия. Обе были освобождены после нескольких месяцев заключения. Анна Дмитриевна затем переехала к сестре в Сергиево, работала в Историко-художественном музее Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Вновь была арестована в 1928 году, а после освобождения из тюрьмы получила предписание на проживание в г. Ростов Ярославской области в течение 3 лет. После возращения в Москву работала в отделе фондов треста «Мосгеоразведка». И в 1933 году снова была заключена в тюрьму на два месяца. Последующие годы жизни Анны Дмитриевны непосредственно связаны с Владимиром Ивановичем Вернадским, верным другом ее отца со студенческих времен. Она была его секретарем, референтом, а после смерти выступила создателем и первым хранителем музея ученого

«Я плохо помню бабушку Аню, – сказала Елена Старостенкова. – Мне было всего 5 лет, когда она умерла. Знаю, что она была моей крестной матерью; крестили меня втайне от партийного отца в храме апостола Филиппа в Малом Афанасьевском переулке. И помню, как мне кажется, все рассказы, услышанные о ней от мамы и других родственников. Память семейная, через которую, как верно говорил на одной из презентаций книги отец Георгий Митрофанов, как раз и передается история народа, живет и действует дольше, чем та или иная редакция школьного учебника по новейшей истории. Впрочем, надо признать, что семейные предания не донесли до нас информацию о том, по какому адресу Анна Дмитриевна Шаховская жила в Дмитрове».

Валерия Волкова, сотрудница библиотеки Свято-Филаретовского института затронула еще одну важную стороны жизни и служения владыки Серафима – создание по его благословению братства Животворящего Креста Господня, одним из членов которого была упоминавшая здесь Екатерина Анурова.

Через два года мы будем отмечать столетие возрождения братского движения в Русской православной церкви, напомнила Валерия Волкова. В январе 1918 года патриарх Тихон призвал верующих к объединению в духовные союзы и братства для защиты святыни, просвещения и благотворительности. И тогда по всей стране стали возникать братства. И владыка Серафим, став епископом Дмитрова, образовал братство, в которое вошло около 100 братьев и сестер, объединенных молитвой, Евангелием и Чашей Христовой. К сожалению, сведений об этом братстве сохранилось крайне мало, нам необходимо их искать, обретать забытые славные имена, восстанавливая историю и память о братствах и общинах в Русской православной церкви ХХ века.

Первая презентация книги «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века: письма М.В. Шика (о. Михаила) и Н.Д. Шаховской (Шаховской-Шик)» (Москва, Культурно-просветительский фонд «Преображение», 2015, том I) состоялась на Пасху 2015 года в Москве в доме Русского зарубежья. В течение года прошли презентации в других городах, тесно связанных с судьбами героев книги: Санкт-Петербурге, Сергиевом Посаде, Малоярославце. Книга вызвала живой интерес и в тех местах, с которыми жизнь супругов непосредственно не была связана: в Пскове, Воронеже, Риге, подмосковном городе Электроугли.

[1] Е.М. Шик в своих воспоминаниях об отце упоминает и этого священника: «Приезжал к нам священник из папиного круга, отец Александр Гомановский, который уже в 1938-1939-м году был на нелегальном положении, а до этого побывал в заключении. Я намного позже узнала, что он был не просто священник, а тайный монах, в постриге – Даниил, но мы все его называли отец Александр. Он вынужден был постоянно менять места жительства, жил то у одних своих духовных чад, то у других, а к нам приезжал на неделю-две, и тогда служил в папиной комнатке. С ним приезжала его келейница Лида, которая зарабатывала тем, что вышивала. Она пела на богослужениях».

[2] Варвара Малахиева-Мирович. Маятник жизни моей... Дневник русской женщины. 1930-1954. М.: «Редакция Елены Шубиной», изд-во АСТ, 2015. - 960 с.

[3] С.Б. Шоломова. Запечатленный след. Издательство: МКХ «ОСАННА», 2011 г.

[4] Пришвина, Валерия. Невидимый град. М.: Молодая гвардия, 2003. – 552 с.

По материалам www.101km.org
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку