Кому мы наследники?

18 ноября 2016
Секретарь кафедры церковно-исторических дисциплин СФИ Наталия Игнатович о соборном покаянии в наследии новомучеников

Дискуссия, развернувшаяся после призыва священника Георгия Кочеткова к проживанию предстоящего года в покаянии и надежде, в том числе появившийся на «РИА-Новости» комментарий нескольких священнослужителей, сводящийся к индивидуализации таинства покаяния, а еще лучше – к «десятилетию тишины», то есть к тому, чтобы ничего не делать, затронули важнейшие церковные проблемы.

Может быть, именно сейчас, когда мы все вспоминаем о событиях, приведших нашу страну к революционной катастрофе, очень уместно было бы поговорить о том, как нам все-таки быть не отдельно, а едино, и как не индивидуализировать нашу церковную жизнь. По крайней мере, хотелось бы надеяться, что разногласие в понимании церковного таинства покаяния – всего лишь недоразумение, которое легко может разрешиться. Пусть в этом нам всем поможет обращение к опыту новомучеников и исповедников российских, чей авторитет для всех нас неоспорим.

После октябрьской революции 1917 года церковь оценивает происходящее как суд Божий и призывает народ к покаянию за отвержение Бога. С первых дней своего первосвятительства Святейший патриарх Тихон, скорбя о проказе, покрывшей Россию, молил вспомнить о Боге и покаяться. Дни Успенского поста 1918 года были назначены Святейшим патриархом Тихоном днями «нарочитого всенародного молитвенно-покаянного подвига»: 

«Плачьте же, дорогие братие и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца. Плачьте о себе самих и о тех, кто по ожесточению сердца не имеет благодати слез. Богатые и бедные, ученые и простецы, старцы и юноши, девы и младенцы, соединитесь все вместе, облекитесь, подобно ниневитянам, во вретище и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении России.

Наступающие дни святого Успенского поста особенно благоприятны для этого. Посему Мы и назначаем их, особенно дни 12, 13 и 14 августа [ст.ст.], для нарочитого всенародного молитвенно-покаянного подвига.

Когда услышите печальный звон церковных колоколов, знайте, что настало время покаяния. <…> Да омоется вся Русская земля, как живительной росой, слезами покаяния и да процветает снова плодами духа.

Господи Человеколюбче! Приими очистительную жертву кающихся пред Тобой людей Твоих, отыми от нас дух малодушия и уныния и духом владычним, духом силы и крепости утверди нас» [1]

Патриарх не только призывал верующих объединиться в покаянной жертве, но и указывал путь покаяния – сплотиться, образовать из своей среды союзы и братства:

«Ныне потребно сие дерзновение веры, бестрепетное ее исповедание во всяком слове и делании. Да возгорится пламя светоча вдохновения в Церкви Российской, да соберутся силы, расточенные во безвремении. Пусть верные чада в союзе любви соединяются с архипастырями и пастырями своими и вкупе являют служение в духе и силе. Молим Господа сил о ниспослании нам сей ревности к делу Божию, Нам же благодати, укрепляющей к неукоризненному служению первосвятительскому, к любви отеческой к чадам церковным» [2]. 

Ни одно слово патриарха не осталось не услышанным церковным народом: во множестве образовывались общины, братства и даже союзы братств. Эти люди, многие из которых станут чуть позже страдальцами за веру Христову, вслед за своим патриархом тоже звали народ к покаянию всенародному, всеобщему, разъясняя, что нет невиновных в бедах своего Отечества. Московское Братство – Союз ревнителей и проповедников православия под руководством будущего священноисповедника протоиерея Романа Медведя, образованное в феврале 1918 года при личном участии Святейшего патриарха Тихона, в дни Великого поста выпустило покаянное обращение «Великопостный привет читателям»: 

«Шлем вам, братья, великопостный привет. От души желаем вам принести самое глубокое покаяние и получить соответственное духовное подкрепление.

Безмерно наше падение! В один год мы ухитрились погубить то, что создавалось нашими предками целыми столетиями, их потом и кровию, путем бесчисленных жертв. <…>

Не говорите, что в этом и других наших безмерных бедах: полном внутреннем бесправии, общем обнищании, голоде, в атмосфере постоянной злобы, ненависти и убийств — мы не виновны, что виновны другие.

Нет, в разной мере, но виновны все.

Одни виновны в том, что, уже давно отдавшись сатане и давно отступив от Бога, диавольскою проповедью развращали своих младших братьев, звали их к классовой ненависти и вражде; вместо единственно надежного единения во Христе сами стали и других звали на служение сатанинскому интернационалу, объявили своими врагами своих братьев во Христе и по общей родине, не постыдились проповедать, а потом и начать братоубийственную войну против своих же русских людей и наполнили все наше отечество неслыханными преступлениями, зверствами, убийствами и полным бессудием.

Другие повинны в том, что слушали преступные речи и шли за сатанинскими слугами, что исполняли преступные веления отступников от Бога и веры [3].

Третьи небезвинны в том, что совершенно не боролись с этими злыми явлениями, с этим злым потоком, весьма мало или совершенно не ограждали своих братьев от хищных волков.

Все остальные повинны в своей слабой духовной сплоченности; не достаточно солидарно и крепко связавшись друг с другом в служении Богу и родине, допустили, чтобы из нашей среды были вырваны столь громадные массы братьев и отданы во власть сатаны.

Нет такой заповеди, чтобы нам оставаться слабыми. Силен Господь безмерно, а посему виновны мы в том, что своею отданностию Богу не привлекли к себе Его силу на борьбу со злом, вовремя не усмотрели его размеров и не остановили его развития Божиею силою.

Все виновны! Виновны и пастыри, и миряне, и бедные люди, и богатые, интеллигенция и простецы, мужчины и женщины!

О как тяжко ныне пастырям, сознающим всю глубину ответственности за своих погибших овец! Ведь сказано через пророка, что кровь погибшего грешника будет взыскана от руки нерадивого пастыря.

Бедные, несчастные архипастыри! Как бесконечно тяжко должны себя чувствовать вы: ведь большинство губителей России — из среды ваших православных пасомых!

Церковь Российская, не тебе [ли] вручен светоч истины для просвещения русского народа! Что же ты не уберегла чад твоих от столь великого падения!

Православных в России 114 миллионов. Что же разрешили они разрастись по России столь великому потоку зла? Где сила твоя, православный народ, когда даже на веру свою ты допустил разразиться гонению?

О как беспримерно глубоко должно быть в настоящем посту наше покаяние!

Более всех должны каяться те, кто понимает, от каких причин произошли с нами столь великие бедствия.

Независимо от церковного положения каждого степень вины всякого определяется именно этим пониманием.

Иной мирянин, знавший, что происходит, и представлявший, что надо предпринять для борьбы со злом, но не все сделавший для этой борьбы, повинен более того епископа, которому не было дано подобное понимание. Но кто скажет, что безвинен епископ в том, что, будучи поставлен наверху и предназначенный к водительству, он оказался сам несведущим и совершенно неспособным повести паству свою?

Все виновны! Виновны не только в личных грехах, виновны в грехах общественных, виновны за родину, виновны за Церковь, виновны за дело Христово на земле!

Проснись, православный народ, и принеси покаяние в меру глубины твоего тягчайшего падения!» [4].

Услышим ли мы этот призыв? Покаемся ли «в своей слабой духовной сплоченности» и во всем, что было в нашей жизни отвержением Бога? Сумеем ли, наконец, решиться на жертву покаяния — и личного, и соборного? 

Представляется, что, заявляя о почитании памяти новомучеников и исповедников российских, нужно не только строить им храмы, проводить научные конференции, называть их «героями» (хотя это едва ли корректно в отношении этих людей), но прежде всего вслушиваться в их слово и стараться понять их церковное делание. Иначе есть риск, заявляя о почитании их памяти, на самом деле эту память разрушать и быть наследниками тех, кто с ними боролся.

Наталия Игнатович


www.sfi.ru

[1] Из Послания Святейшего Патриарха Тихона «Всем верным чадам Православной Российской Церкви» от 26.07/08.08 1918 г. Опубликовано: Акты святейшего патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг.: В 2-х ч. /Сост. М. Губонин/. М. : Изд-во ПСТГУ, 1994. С. 146-147.

[2] Из «Послания патриарха Тихона о вступлении на патриарший престол Православной Российской церкви» от 18/31.1917 г. Опубликовано: Акты святейшего патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг.: В 2-х ч. /Сост. М. Губонин/. М. : Изд-во ПСТГУ, 1994. С. 70.

[3] Слова, выделенные курсивом, вписаны чернилами вместо зачеркнутого: «этих извергов рода человеческого».

[4] Обращение «Великопостный привет читателям». Опубликовано: Православная Москва в 1917-1921 годах: Сборник документов и материалов. /Под ред. М. М. Горинова/. М. : Изд-во Главного архивного управления г. Москвы, 2004. С. 377-378.

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку