Дружеское общение и распространение дела Крестовоздвиженского трудового братства после смерти Н.Н. Неплюева

Какого рода отношения связывали людей внутри этого круга? Стал ли он творческой средой, давшей импульс созидания вне Братства?
Наталия Игнатович. Конференция «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России».
Наталия Игнатович. Конференция «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России».

Наталия Игнатович в своем докладе на конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России» размышляет о близком дружеском круге, сформировавшимся в общении Крестовоздвиженского трудового братства с внешними по отношению к нему людьми, после смерти Н.Н. Неплюева.

Кто входил в дружеский круг?

Аббат Альбер Грасье [1] познакомился с Неплюевым в Париже летом 1907 года. После часового разговора в гостинице «Модерн», Грасье, по его собственным словам, «был ошеломлен» [2] и спустя несколько недель приехал в Воздвиженск. В следующие годы он стремился приехать сюда снова и снова.

В Воздвиженске Грасье знакомится с другими друзьями Братства: священниками Николаем Опоцким, Николаем Суворовым, Евгением Синадским, а также с Ольгой Морицевной Михельсон.

Священник Николай Опоцкий познакомился с Н. Н. Неплюевым ок. 1904–1905 гг. во время учебы в Московской духовной академии. Встреча с Неплюевым определила всю последующую жизнь молодого священника. Побывав в братстве, отец Николай навсегда полюбил идею братской жизни.  В годы, которые Грасье описывает в своих воспоминаниях [3], свящ. Николай Опоцкий пытался организовать Трудовое братство в Велебицах (Новгородская епархия).

Еще один частый посетитель Воздвиженска, священник из Новгородской епархии Николай Суворов. Грасье пишет о нем, что он — «друг отца Николая Опоцкого, человек пламенный, полный проектов, мечтающий объединить живущих неподалёку священников и основать братство» [4].

Священник Евгений Синадский познакомился с Н.Н. Неплюевым в стенах Московской духовной академии. Пастырско-Просветительное братство, членом которого был о. Евгений, образовалось в Академии в конце 1906 года. Оно стало инициатором приглашения Неплюева с циклом лекций. В начале 1907 года Неплюев с огромным успехом прочел в Академии 7 лекций и посетил собрания академического братства. О. Евгений не только приезжал в Воздвиженск сам, но и привозил с собой студентов Академии. Будучи «почитателем и апологетом братского идеала» [5], он не только регулярно навещал своих воздвиженских друзей, но и стал проводником дела Братства в Москве.

Уже после смерти Неплюева, происходит знакомство Крестовоздвиженского братства с Ольгой Морицевной Михельсон, руководителем Общества попечения о бесприютных детях. Летом 1908 года она впервые посетит Воздвиженск. К тому моменту Общество существовало уже 10 лет. В его ведении находился Мариинский приют, в котором количество призреваемых детей все время увеличивалось [6]. Общество содержало в приюте мальчиков в возрасте до 8-ми лет, девочек — до 12-ти. По достижении этого возраста дети пристраивались в другие приюты. Впоследствии Общество открыло ремесленные мастерские, школу садоводства и огородничества, школу кустарно-художественного корзиноплетения и другие заведения.

Как дружба себя проявляла?

В воспоминаниях Грасье нет признаний и крайне мало каких-либо подробностей разговоров. Чаще всего в его тексте встречаются немногословные фразы: «Мы молились, пили чай и вели разговоры до двух часов утра» [7], или — «мы читали и комментировали место из Евангелия, о том, как Пётр ходил по водам; в тот же день были именины двух сестёр: мы им пели «многая лета», а потом пили чай, продолжали братскую беседу. Вернулись мы уже под светом луны, отражавшемся на поверхности пруда» [8]. По сути, Грасье описывает таким образом саму жизнь, которой он был захвачен, в которой тесно переплетались братское общение, тепло сердец и открытость.

Стоит отметить, что вскоре общение связывало уже не только каждого из друзей братства с крестовоздвиженцами, но и друг с другом. Так, в 1909 году Грасье посетит приют Ольги Морицевны, чтобы поближе познакомиться с ее делом: «Там я увидел «тётю Олю», как звали её дети в свойственной ей обстановке, в её приюте, <…> и мне казалось, что я и не уезжал из Воздвиженска» [9].

В трудных ситуациях друзья укрепляли друг друга письмами и личными встречами. Так, когда в 1911 году шалонский епископ [10] запретил Грасье посещать Россию и перевел, а точнее «сослал», его в маленький деревенский приход Кувро, русские друзья поддерживали аббата письмами, которые приносили ему, по его собственным словам, «утешение, всегда приятное, а иногда и просто необходимое» [11]. Вскоре Мария Николаевна Уманец посетила Грасье в его деревенском приходе. Весной 1912 года она лечилась в Каннах по рекомендации врачей после воспаления легких и на два дня заехала в Кувро. Он писал: «В течение двух дней маленький приход в Кувро превратилось в уголок Братства» [12].

На каких основаниях строилась дружба? Что связывало этих людей?

Мы видим, что в этой дружбе соединились люди разного опыта. К примеру, что может связывать католика и православных, учитывая неизбежные разногласия по ряду богословских вопросов? Среди таких вопросов, в частности, можно отметить отношение к А.С. Хомякову, которого горячо любил Неплюев и все крестовоздвиженцы. В то же время известны резкие антикатолические высказывания Хомякова, что, конечно, отталкивало Грасье. Однако Неплюеву удалось преодолеть его негативное отношение: «В моих беседах в Воздвиженском одно имя упоминалось наиболее часто — это имя Хомякова. <...> Было бы слишком долго рассказывать, каким образом посредничество Николая Николаевича привело меня к изучению всех сочинений Хомякова. Согласованность его жизни и литературной деятельности помогла мне, наконец, уловить его идею» [13].

Другой непростой для крестовоздвиженцев вопрос: как сочетать отказ братства от бессистемной благотворительности и дружбу с руководителем благотворительного общества? Неплюев резко критиковал благотворительность, называя ее «бессистемной», считая ее паллиативом, каплей в море, временно облегчающей страдания людей, но не способной решить проблему в корне, не способной по-настоящему бороться с нищетой и страданием людей. Он подчеркивал, что это не означает, что не нужно помогать людям вовсе, но любовь должна стать основой жизни, тогда можно будет исправить и пороки общества, порождающие зло в жизни социальной. Путём качественного изменения ситуации Н.Н. Неплюев называет образование христианских братств. Конечно, Крестовоздвиженское братство свято хранило верность всем заветам своего основателя, поэтому отношения с благотворительным обществом вряд ли можно было предвидеть.

Тем не менее, именно отношение к идее братства, к братской жизни стало определяющим в их отношениях. Лучше всего это выражают слова Грасье, который уезжая из Братства после очередного посещения, записывает: «Куда бы я ни шёл, я всё время говорил о Братстве, стараясь пробудить в других тот же интерес, который оно пробуждало у меня».

Стала ли эта дружба творческой средой, давшей импульс созидания вне Братства?

В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что все друзья крестовоздвиженцев так или иначе стремились распространять идею братства дальше.

В 1911-1913 гг. благодаря о. Евгению Синадскому была предпринята попытка создать в Москве школу «с режимом братской жизни». Однако, эта попытка по ряду причин оказалась неудачной.

Значительно более плодотворным оказалось общение с Ольгой Морицевной. Уже в отчете Общества за 1909 год присутствует упоминание об о. Николае Суворове, проводящем ежедневные беседы по образцу воздвиженских школ с девушками из ремесленной мастерской Общества: «Кроме домоводства и ремесленного их обучения, обращено очень тщательное внимание на воспитание их душ, на их сознательное отношение к жизни и к труду, на развитие в их сердцах любви друг к другу и стремления к высшим идеалам. Для этого с ними ведутся священником Николаем Суворовым ежедневные беседы, обсуждаются все их поступки и освещаются все факты их повседневной жизни. Такого рода воспитание имеет на них крайне благотворное влияние, у них появилась и любовь к труду, который ими исполняется охотно и весело, отношения между ними делаются мягче и сердечнее…» [14].

В том же 1909 году Ольга Морицевна привезла в Воздвиженск нескольких своих воспитанниц, а вскоре в ремесленной мастерской образовался братский кружок по образцу воздвиженской школы, в который вошло 15 девушек. Тесное братское общение между Мариинским приютом и Крестовоздвиженским братством приносило вдохновение и укрепление воспитанниц в братской жизни. Так, в 1913 году одна из приютских воспитанниц пожелала остаться в Воздвиженске и вступила в Младший братский кружок.

Чем все закончилось?

Начавшаяся первая мировая война затруднила общение крестовоздвиженцев и их друзей. Грасье был мобилизован в 1914 г. капелланом в 40-ю пехотную дивизию. О. Николай Опоцкий тоже оказался на фронте. Ольга Морицевна писала в 1914 году Грасье: «Мы думали Вас увидеть осенью у наших друзей в Воздвиженске, куда мы собирались поехать 15 августа. Но начало войны лишило моих детей этой большой радости. Из Воздвиженска у нас уже давно никаких новостей, да и сама я из-за моих дел давно уже туда не писала...» [15]. Не состоялась поездка и в следующие два года.

Грасье снова удалось вернуться в Россию лишь в мае 1917 года. Ему удалось увидеться с Ольгой Морицевной и в августе он встретился в Москве с о. Александром Секундовым, приехавшим для участия в Поместном соборе Православной Российской церкви. «Это был момент очень большой радости», — вспоминал Грасье. — «Я так хотел поехать в Воздвиженск. Мысль о том, чтобы увидеть снова моих добрых и верных друзей оттуда была одной из возможных радостей по возвращении в Россию. Но как рискнуть путешествовать в подобных обстоятельствах? Мы находились посреди революционного беспорядка; русское разложение чувствовалось со всех сторон … особенно на железной дороге. Даже если можно было представить, что я смогу добраться, смог бы я оттуда уехать? Я не осмелился рискнуть и вернулся в Петроград, так и не увидев моего дорогого Братства» [16].

Это была последняя встреча друзей. Их связи после 1917 года практически прервались, за исключением общения с о. Николаем Опоцким, которое продолжалось и в 1920-х. Свящ. Николай Опоцкий в 1922 году был хиротонисан во епископа. Он приехал и жил в братстве в сложной ситуации, когда ему необходимо было скрыться от преследования обновленцев. В дальнейшем он активно противостоял обновленчеству, создал несколько трудовых братств в разных городах.

Общество попечения о бесприютных детях прекратило свое существование после 1918 года. Мы ничего не знаем о судьбе Ольги Морицевны, священников Евгения Синадского и Николая Суворова. Руководители Крестовоздвиженского трудового братства были репрессированы в 1924-1925 гг. и братство прекратило свое существование. Аббат Альбер Грасье не знал, что стало с его друзьями, за исключением того, что до него дошли слухи о репрессиях в отношении братства. «Что стало с ними? И с людьми, и с вещами? Что осталось от дела Николая Николаевича? Сердце отказывается признать, что столько веры и искренней любви были впустую и не оставили никаких следов» [17], — пишет он эти горькие слова в заключительных абзацах своей рукописи. Он стал признанным специалистом по истории славянофильского движения и личности А.С. Хомякова. Итогом его знакомства с православием стала большая докторская диссертация «А.С. Хомяков и движение славянофилов» [18], изданная двухтомником в Париже в 1939 г., и неизданная монография о Неплюеве, неоднократно цитировавшаяся в докладе.

Таким образом, дружеский круг Крестовоздвиженского братства, начавший формироваться еще при жизни Неплюева и в конечном итоге ставший творческой средой, дал мощный импульс созидания. Даже после революции, которая помешала дальнейшему созиданию, друзьям удалось сохранить созидательный импульс, полученный в любящем дружеском и братском общении. Ведь если бы не встреча с Неплюевым и братством, диссертация Грасье о Хомякове и Неплюеве едва ли была бы написана. Также и созидание братств в советское время везде, где бы ни появлялся еп. Макарий Опоцкий, было бы невозможно без его личной встречи с Неплюевым и дружбы с братством.

Доклад публикуется в сокращении. Полная версия доклада будет опубликована в сборнике докладов конференции «Дружеский круг как начало соборности и солидарности в России» (Москва – Подмосковье, 9-11 марта 2016 г.).

Ссылки

[1] Аббат Альбер Эжен Одиль Грасье (1874-1951) — французский богослов, историк и литератор.

[2] Россия глазами французского «славянофила» Альбера Грасье. Аббат А. Грасье. Мои религиозные впечатления от России. Из фондов архива Центра исследований ИСТИНА, Париж (публикация, перевод с фр., предисловие и комментарии О.С. Даниловой) // Россия и Франция. XVIII-XX века /Ин-т всеобщ.истории РАН / отв. ред. П.П. Черкасов. - М.: Наука, Выпуск 9. 2009. ISBN 978-5-02-037002-9. С. 367.

[3] Archives départementales de la Marne. Centre principal de Châlons-en-Champagne. J 3122. Gratieux Albert. Nicolas Nicolaievitch Nepluyev d’après ses écrits et la Confrérie ouvrière de l’exaltation de la Croix. Texte dactylographié en 13 chapitres, pagination multiple. Автор благодарит исследователя из Екатеринбурга к.и.н. О.С. Данилову за предоставленные сведения.

[4] Там же.

[5] Там же.

[6] На момент открытия было 50 детей, а по состоянию на 1915 год — 1273 ребенка.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Грасье преподавал в духовной семинарии г. Шалон-на-Марне.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Россия глазами французского «славянофила» Альбера Грасье. Аббат А. Грасье. Мои религиозные впечатления от России. Из фондов архива Центра исследований ИСТИНА, Париж (публикация, перевод с фр., предисловие и комментарии О.С. Даниловой) // Россия и Франция. XVIII-XX века /Ин-т всеобщ.истории РАН / отв. ред. П.П. Черкасов. - М.: Наука, Выпуск 9. 2009. ISBN 978-5-02-037002-9. С. 373.

[14] Отчет Совета Общества попечения о бесприютных детях за 1909 год. СПб.: Ждановская наб., 21-8, 1910. С. 4.

[15] Archives départementales de la Marne. Centre principal de Châlons-en-Champagne. J 3122. Gratieux Albert. Nicolas Nicolaievitch Nepluyev d’après ses écrits et la Confrérie ouvrière de l’exaltation de la Croix. Texte dactylographié en 13 chapitres, pagination multiple.

[16] Там же.

[17] Там же.

[18] Gratieux Albert. A.S. Khomiakov et le Mouvement Slavophile. Paris, 1939.

Основные источники и литература

1.      Авдасёв В.Н. Альбер Грасье  о Н.Н. Неплюеве и Трудовом братстве: [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.krotov.info/libr_min/01_a/vd/asev2.htm (04.03.2016).

2.      Отчеты Совета Общества попечения о бесприютных детях за время от образования Общества по 1915 г. СПб., 1900-1916.

3.      Россия глазами французского "славянофила" Альбера Грасье. Аббат А. Грасье. Мои религиозные впечатления от России. Из фондов архива Центра исследований ИСТИНА, Париж (публикация, перевод с фр., предисловие и комментарии О.С. Даниловой) // Россия и Франция. XVIII-XX века /Ин-т всеобщ.истории РАН / отв. ред. П.П.Черкасов. - М.: Наука, Выпуск 9. 2009. ISBN 978-5-02-037002-9. Стр. 366-388.

4.      Archives départementales de la Marne. Centre principal de Châlons-en-Champagne. J 3122. Gratieux Albert. Nicolas Nicolaievitch Nepluyev d’après ses écrits et la Confrérie ouvrière de l’exaltation de la Croix. Texte dactylographié en 13 chapitres, pagination multiple.

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку