Что из традиционного опыта может поддержать семью в кризисное для нее время?

30 августа 2018
Важно ли сейчас историческое наследие русских семейных традиций, и что именно нужно наследовать? На эти темы размышляли участники круглого стола «Духовное наследие русских семей», прошедшего в рамках площадки «Христианская семья» Преображенского фестиваля «Жить вместе»
Слева направо: Мария Патрушева, преподаватель Института графики и искусства книги им. В.А. Фаворского, преподаватель СФИ; Татьяна Всесвятская, член Московского Купеческого общества, потомок рода купцов Ляминых и Всесвятских; Ольга Синицына, руководитель детско-юношеского центра Преображенского братства; Александра Буданова, исследователь церковной истории, преподаватель богословского колледжа СФИ; Яна Пантуева, преподаватель СФИ
Слева направо: Мария Патрушева, преподаватель Института графики и искусства книги им. В.А. Фаворского, преподаватель СФИ; Татьяна Всесвятская, член Московского Купеческого общества, потомок рода купцов Ляминых и Всесвятских; Ольга Синицына, руководитель детско-юношеского центра Преображенского братства; Александра Буданова, исследователь церковной истории, преподаватель богословского колледжа СФИ; Яна Пантуева, преподаватель СФИ

У всех христиан есть понимание того, что наше жительство на Небесах, и наше отечество – Отечество Небесное, особенно теперь, когда мир максимально унифицирован. И кто-то может сделать вывод, что земное отечество и родство не имеют для христианина принципиального значения. Традиции, в которых человек зачастую видит лишь обрядовую сторону, не могут удовлетворить его, но отвергая их, он сам себя лишает корней, оказывается не способным сориентироваться и найти свое место в мире. На этот счет ведущая площадки Ольга Синицына, председатель детско-юношеского центра Преображенского братства, заметила: «Если человек не сумел стать наследником земного отечества, то он не сможет стать достойным наследником Отечества Небесного, потому что Евангелие открывает, что Царство Небесное приблизилось здесь, уже на земле, и значит христиане призваны это откровение и познавать, и являть именно в том месте на земле где они живут и за которое отвечают». Участники площадки получили возможность поразмышлять о духовном опыте, который был основанием жизни русских семей до того, как после революции началась политика его целенаправленного разрушения, когда семьи уничтожались и физическим разделением, и подрывом жизненных устоев, и насаждением искусственных, потому часто уродливых форм общежительства.

Каждое сословие Российской империи имело свои особенности в созидании семейного уклада, зависящие от условий быта, труда, воспитания, образования, материального положения. «Нужно понимать, что не все из дореволюционной России необходимо наследовать, – подчеркнула Ольга Синицына, – Но все-таки была норма, и эту норму люди знали, ее придерживались. О чем или о ком бы мы ни говорили, мы возвращаемся опять в семью – где человек рос, где усваивал жизненные ценности, где ему прививались понятия о чести и достоинстве». Для жизни вместе у людей были общие основания, делающие их единым народом, и в отношении к семье это проявлялось особенно ярко.

В центре – Ольга Синицына
В центре – Ольга Синицына

Существует два полярных стереотипа о русском крестьянстве – с одной стороны, это представление о безграмотности, невежестве, суеверности, пренебрежении к личности, с другой – о патриархальности в лучшем смысле слова, общинности, трудолюбии, искренней христианской вере, прошедшей впоследствии через небывалые испытания, незаурядном творческом начале. Яна Пантуева, кандидат филологических наук, преподаватель СФИ, характеризуя взаимоотношения в крестьянских семьях, привела несколько записей из дневника вологодского крестьянина Дмитрия Ивановича Лукичева: «Преображение Господне. Зазеленело озимое поле (фраза подчеркнута в дневнике). Ищи прилежно истину. Внимательно читай, в особенности Священное Писание. Многие отрицают Бога и вообще религию. Почему? Потому что поняли Бога и Священное Писание в материальном смысле, а многие и совершенно незнакомы со Священным Писанием. Читай и понимай его в духовном смысле и помни, что догматы религии непорочны, святы и чисты, как следует быть божественному учению, и никакое другое учение социализма не заменит его».

«Если говорить о том, что было центром крестьянской семьи, – сказала Яна Пантуева, – то есть еще одна цитата: “Мое пожелание – вырасти благородным душой и крепким работящим человеком”. Заметим: благородным душой – на первом месте. Человек не был в семье отдельной автономной единицей, и было немыслимо решать самому важнейшие вопросы, так и семья видела себя частью мира». Пространство семьи и труда в крестьянских семьях было единым, что позволяло человеку строить жизнь целостно и проживать ее совместно с другими, не разрываясь между различными ее центрами.

Справа – Яна Пантуева
Справа – Яна Пантуева

О своих предках из купеческой семьи рассказала Татьяна Всесвятская, член Московского Купеческого общества, потомок рода купцов Ляминых и Всесвятских. «Семьи купцов создавались с опорой на веру и традицию, сообразуясь с христианскими заповедями. Все было взаимосвязано: работали как жили и жили как работали», – отметила Татьяна Всесвятская. Такое отношение распространялось на все – воспитание детей, взаимоотношения с окружающими, ведение торговли. Купцы – люди слова и дела, часто имели свои семейные девизы, как то: «богатство обязывает», «прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли», «деньги – средство, цель – созидание». Часто женщины разбирались в делах не хуже своих мужей, и в случае смерти мужа жена могла самостоятельно успешно продолжать его дело. В купеческой среде благотворительность считалась нормой: богатство хорошо, когда оно служит ближнему. Отдавали лучшее, что было. Строили храмы, больницы, приюты, библиотеки, обеспечивали их содержание, то есть не просто оказывали разовую помощь, а жертвовали такой капитал, на проценты с которого можно было существовать. На рабочие городки тратили две трети от своей прибыли. Было четкое понимание, что нельзя быть счастливым в несчастливом обществе. «Людей нужно воспитывать верой, любовью, добром и красотой», – привела Татьяна Всесвятская слова своего деда, построившего прекрасный храм в классическом стиле для рабочих своей фабрики.

Семья священника отца Василия Всесвятского. В центре отец Василий, слева от него жена, Александра Николаевна (урожд. Любимова). Бабушка Ольга (сидит крайняя справа), дедушка Николай над отцом Василием в третьем ряду
Семья священника отца Василия Всесвятского. В центре отец Василий, слева от него жена, Александра Николаевна (урожд. Любимова). Бабушка Ольга (сидит крайняя справа), дедушка Николай над отцом Василием в третьем ряду
В центре – Татьяна Всесвятская
В центре – Татьяна Всесвятская

О дворянской семье своего прадеда Алексея Юрьевича Алыбина рассказала Мария Патрушева, художник-график, преподаватель Института графики и искусства книги им. В.А. Фаворского, преподаватель СФИ: «В свете нашего обсуждения мне кажется важным показать, как уездный дворянин мог повлиять на атмосферу в небольшом городе, как можно быть ответственным за то место, где ты родился, за тех людей, с которыми ты живешь». Алексей Юрьевич Алыбин происходил из небогатого дворянского рода и, отказавшись от наследства в пользу своего брата, работал на Путиловском заводе, получил в Московском университете юридическое образование, после чего поселился в уездном городе Наровчат и вел дела в нотариальной конторе. «По воспоминаниям город жил как одна большая семья, – рассказала Мария Патрушева, – все друг друга знали, все общались. И Алексей Юрьевич был вдохновителем этого общения. Поводом была музыка. Сам Алексей Юрьевич музыкальными способностями не обладал, а его дети (их было шестеро) музыкально были очень одаренными. Он устраивал театрально-музыкальные постановки, в которых участвовали его дети и их друзья. Смотреть и слушать эти оперы собирались все жители Наровчата. Из этих музыкальных спектаклей родилась музыкальная школа для всех желающих разного возраста и происхождения и работает до сих пор». Алексей Юрьевич и его жена Елизавета Николаевна были верующими людьми, сохранившими веру и советские годы. «Их приемная дочь Зоя была глубоко верующим человеком, – вспоминает Мария Патрушева, – ее я застала в живых, и она стала для меня примером того, какими качествами обладают настоящие христиане: они знают, зачем живут и ничего не боятся».

Алексей Юльевич Алыбин  и Елизавета Николаевна  Алыбина-Жаворонкова
Алексей Юльевич Алыбин и Елизавета Николаевна Алыбина-Жаворонкова
Алексей Юльевич  с детьми:  Надеждой, Еленой,  Юлием, Татьяной
Алексей Юльевич с детьми: Надеждой, Еленой, Юлием, Татьяной
Мария Патрушева
Мария Патрушева

Фильм «Освещенные любовью» о священнической семье отца Михаила Шика и его жены Наталии Дмитриевны Шаховской-Шик с воспоминаниями их детей прокомментировала Александра Буданова, исследователь церковной истории, преподаватель богословского колледжа СФИ: «Семья отца Михаила и Натальи Дмитриевны – это один из немногих примеров семьи христианской не потому, что в ней отношения христианские – добрые, хорошие, – а потому, что это был выбор пути Христа и разделение пути Христа до конца. Отец Михаил обычно говорил с недоумением, если в его присутствии сожалели о тех, кому пришлось пострадать за веру: “Пострадать – в данном случае принять логическое следствие принятого человеком выбора пути, пути со Христом”. И его семья, в первую очередь Наталья Дмитриевна, полностью его в этом поддерживала». Отец Михаил был рукоположен в ссылке в 1926 г., в то время, когда было совершенно ясно, что никакого земного благополучия ни ему, ни его семье это не принесет, и Наталья Дмитриевна, рискуя очень многим, отправляла ему в ссылку Библию, богослужебную литературу и утварь, что было запрещено. Ни в одном письме не встречается ни намека на то, что нужно бы подумать о том, чтобы у семьи и у детей было поменьше трудностей, что нужно пойти на компромисс ради каких-то своих целей». «Они были готовы страдать по плоти, потому что понимали, что страдания семьи, находящейся в мире, лежащем во зле, неизбежны. Сам отец Михаил считал, что любовь супругов должна стать алтарем служения Господу: “Силой любви взаимно окрылять один другого идти по пути Христову каждому в своем служении…” Они понимали: то, что разлучает с Богом, разлучает и друг с другом», – сказала Александра Буданова.

Михаил Владимирович и Наталья Дмитриевна Шик с первенцем
Михаил Владимирович и Наталья Дмитриевна Шик с первенцем
Дети. 1929 г.
Дети. 1929 г.

Итоги площадки подводили сами участники из зала, отвечая на вопрос: «Что из услышанного может стать для вас и вашей семьи поддержкой?». Среди ответов были названы: в деле воспитания детей для матери на первом месте – твердый порядок духовной жизни, милосердие и богообщение; наличие духовных принципов; возможность жить семьей не для себя, открытость семьи для других; память и ответственность за историю своей семьи, иначе нечего будет передать своим потомкам.

Христианская семья

Автор Мария Хосина

 

Фото Екатерины Бим, Марии Кайковой

конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку