6 июля в Молдавии вспоминали о жертвах советских репрессий

09 июля 2018
В Кишиневе прошла акция молитвенного поминовения жертв репрессий

6 июля в Молдове день памяти жертв советского режима и массовых депортаций. В этот день по всей стране были приспущены флаги, в церквях совершались поминальные молебны, проводились различные мероприятия, посвященные трагическим событиям. В память о тысячах пострадавших с 10:00 в течение 10 минут звучали сирены и звонили колокола.

Массовые депортации начались в Молдове с приходом советской власти в 1940 г. Первая большая волна прошла в июне 1941-го, вторая – в июле 1949 и третья – в апреле 1951 гг. Наиболее массовой признана вторая волна, когда с территории Бессарабии 6 июля 1949 г. в течение суток в Казахстан и Сибирь было угнано более 35000 человек.

Одним из памятных мест в Кишиневе, связанным с жертвами советских репрессий, является гранитный камень, установленный у входа в городской парк Валя Морилор. Здесь в начале 1940-х годов совершались расстрелы неугодных советской власти ни в чем неповинных людей.

На этом месте членами православного братства во имя прп. Паисия Величковского была совершена поминальная молитва с чтением имен погибших и пострадавших от советского режима, ставшая уже традиционной дважды в год – 6 июля и 30 октября.

Поминальная акция началась с крестного хода, который возглавил свящ. Иоанн Догот, настоятель Свято-Серафимовского храма, строящегося на месте расстрелов. Возле гранитного камня был отслужен поминальный молебен, и затем прозвучали свидетельства людей, кого те страшные события коснулись напрямую, непосредственно, а также свидетельства о пострадавших родных.

«Мой дед в 1951 году был священником в селе. Старосты в храме донесли на него, сказав в сельсовете, что он тайно слушает радио «Свободная Европа». За это деду присудили 25 лет тюрьмы и отвезли его в Челябинск... Но после смерти Сталина, как вы знаете, поменялось все. Дед вернулся домой в родное село, но уже в 70-х годах, и продолжил служить в храме приходским священником», – рассказал отец Иоанн Догот.

«У нас есть прихожанин, – продолжил отец Иоанн, – который не знает, кто его родители. Он был разлучен с семьей, когда ему было три года и определен в 1948 году в интернат. Он помнит, что был отвезен в интернат ночью, что отец и мать были арестованы. Говорит, что жил, скорее всего, в городе, потому что помнит высокие трубы, многоэтажные здания, а его и старшую сестру усыновили разные семьи. Фамилия у него сейчас Неница, но он помнит, что настоящая его фамилия Кривой. Его болью является то, что он не знает, где его сестра, потому что их разлучили, и не знает, где его родители похоронены. И возраст свой он точно не знает, потому что его определили «на глаз», «по росту».

Отец Иоанн рассказал также, что на этом месте, где установлен камень, были расстреляны более пяти тысяч человек. Сюда привозили людей не только из Кишинева, но и со всей Молдовы. «Это были обычные люди, трудолюбивые, хозяйственные, которые умели выращивать хлеб. Только за это они были неугодны советской власти, их просто уничтожали… Войсками НКВД здесь были вырыты огромные ямы, куда сбрасывали убитых, и затем залили известью. Сохранились свидетельства очевидцев, видевших, как после двух дней расстрелов земля колыхалась еще несколько суток».

Многие кишиневцы помнят, что в 1960-70-е годы на этой территории находилась танцплощадка «Улыбка». Таким кощунственным образом советская власть пыталась скрыть место своих преступлений. А за площадкой в то время закрепилась дурная слава. Грех, совершенный в прошлом продолжал свое разрушительное действие.  Здесь постоянно происходило что-то плохое – драки, несчастные случаи.

Теперь на месте площадки строится храм во имя преподобного Серафима Саровского. В его нижнем приделе совершаются богослужения, во время которых всегда поминаются невинноубиенные, останки которых ждут достойного захоронения.

Еще одним горьким свидетельством поминаемых событий стало выступление Лидии Дохотару. Она рассказала, как в 1941 году ее, десятимесячного ребенка, вместе с родителями (маме было 25 лет, папе – 29) разбудили ночью и погрузили в вагоны для скота. Первая остановка была в Шолданештах, где всех мужчин выгрузили из вагонов, посадили в другие и отправили в Сибирь, в лагерь, где находилось более 20 000 человек разных национальностей: молдаван, украинцев, евреев, русских, немцев.

Лидия Дохотару, священник Иоанн Догот
Лидия Дохотару, священник Иоанн Догот

Лидия Дохотару вспоминала: «Мы с мамой 13 лет жили в Томской области. Когда была вторая волна депортаций в 1949 году, из тех, кто прибыл сюда в 1941-м, осталось очень мало народа… На то была воля Божья, чтобы мы с мамой выжили… Мама была учительницей, а папа – налоговым инспектором. Этого было достаточно, чтобы они были внесены в "черный список" – двое интеллигентных людей, которые не вмешивались в политику, не имели богатого имущества. Папа прожил в лагере три года. И, как рассказывали выжившие, того, кто заболевал и не имел сил, просто расстреливали. Мой папа умер в 33 года».

Продолжая, Лидия Дохотару подчеркнула, что «среди репрессированных были представители всех национальностей. Репрессии начались в России. Сколько писателей, ученых, творческих людей было уничтожено: кто на Соловках, кто в Сибири, кто в других местах…».

Лидия рассказала, что ее мама написала книгу под названием «Повесть моей жизни», которая была опубликована в 2002 году. В ней она описала всю свою боль и страдания от пережитого. Последними ее словами в книге были: «Почему? За что?»

Константин Чобану рассказал о том, что ему удалось узнать из истории своей семьи, напомнив еще об одной тяжелой странице нашей общей истории: «В нашей семье было 28 человек, которые пострадали от советских репрессий. Все они – родственники со стороны отца. Со стороны мамы – прадед, белорус, по профессии учитель, приехал в Бессарабию в начале XX-го века, стал директором сельской школы в селе Криково. Он был арестован румынскими властями, которые вменили ему в вину якобы подготовку восстания против румын. Его отвезли в Румынию. У нас сохранились письма, которые он писал из предварительного заключения. И он был осужден на три года – с 1941 по 1944 гг.».

Константин Чобану
Константин Чобану

«Самое страшное и больное, – сказал Константин, – это потеря памяти у нашего народа. У большинства людей нет интереса к тому, что было прежде, как жили наши родные еще совсем недавно. Кто они были, как они думали, кем являлись… Нам кажется, что на исследование истории своей семьи не хватает времени, думаем больше о работе и о других заботах, и это забирает все наше время и силы».

Как верующий христианин, Константин Чобану выразил надежду, что Бог поможет нам изменить жизнь, если мы станем ближе к Нему. Через это мы обретем память и таким образом соединимся с нашими родными, которые прошли через большое зло в истории XX века.

Зло, как было уже сказано, не имеет национальности, но семена его посеяны и до сих пор живут в сердцах многих людей. Чтобы его изжить, нужно покаяние – покаяние за те грехи, которые были совершены и продолжают жить в нас. Об этом сказала в своем выступлении председатель православного братства во имя преподобного Паисия Величковского Инна Саулова: «Мы знаем, что любой грех не только живет, приносит  плоды, но он распространяется и заражает других, если не принесено покаяние. Мы обращаемся ко всем и призываем преодолеть историческое, духовное и культурное беспамятство, вспомнить и осознать все преступления, которые были совершены в XX веке на всей территории бывшего советского государства. Нам надо заново учиться жить вместе, стремиться к устроению жизни на общинных и братских началах, чтобы можно было надеяться на возрождение человека, народа, общества, церкви на земле Молдовы».

Инна Саулова
Инна Саулова

В завершении акции состоялось молитвенное чтение имен сотен людей, пострадавших в Молдове в годы репрессий.

Вокруг памятного камня, который еще совсем недавно выглядел заброшенным и незаметным, в этом году обстановка изменилась – было чисто прибрано, посажены голубые ели, цветы. Место преобразилось. Молитва памяти собирает людей доброй воли и вселяет надежду, что преображение нашей жизни возможно и что никогда не повторится то зло, о котором вспоминали в Молдове 6 июля.

Светлана Кирьяк

 

Фото Анастасии Вашпановой

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку