Железная рука в бархатной перчатке

В Москве прошел семинар «Особенности ухода и общения с душевнобольными людьми»
Б.А. Воскресенский
Б.А. Воскресенский

Психическая болезнь – не данность нашего века. Такие болезни были всегда, но общество далеко не сразу осознало, что определенные мысли и поведение – это болезнь и поэтому с такими людьми надо не бороться, а лечить их. Но одно дело – знать это в теории, а другое – жить с заболевшими людьми каждый день, общаясь дома, на работе, в церкви. Зачастую нам не хватает самых простых навыков поведения и общения, и поэтому вместо желание помочь им мы испытываем растерянность и страх. Чтобы разобраться со сложными вопросами, касающимися общения с душевнобольными людьми, на очередную встречу братства милосердия Преображенского содружества малых православных братств пришел Борис Аркадьевич Воскресенский, преподаватель Свято-Филаретовского института, профессор кафедры психиатрии Российского медицинского университета.

Сложность общения с такими больными часто состоит в том, что они, с одной стороны, не считают себя больными, не следуют рекомендациям врачей и советам близких. А с другой – чувствуют к себе негативное, настороженное отношение со стороны общества, не понимая, чем это обусловлено. Это ставит больного в особое положение, вызывая состояние, называемое стигматизацией.  И это очень важно преодолевать на бытовом уровне. Борис Аркадьевич напомнил, что как в случае с грехом, так и в случае с болезнью, нам важно отделять болезнь от человека, который, несмотря ни на что, остается носителем Божьего образа. В каждом душевнобольном человеке нужно видеть, прежде всего, человека, личность. Человек всегда заслуживает уважения и сострадания, особенно человек больной. Во время семинара прозвучали конкретные советы о том, как нужно вести себя в той или иной ситуации.

Что делать, если больной отказывается лечиться?

Многие родственники сталкиваются с такой проблемой, причем, чем тяжелее болезнь, тем больше нежелание лечиться. Причина здесь кроется в отсутствие критики к себе самому.  Человека надо мягко, но очень настойчиво уговаривать обратиться к психотерапевту, объясняя необходимость причинами, не вызывающими душевного волнения у больного, например, можно напомнить, что у него часто болит голова, постоянная бессонница или не в порядке давление --  т.е. надо ссылаться на те недомогания, которые бывают и у психически здоровых людей.

Что делать, если больной не хочет принимать прописанные лекарства?

Прием лекарств нужно отслеживать всегда. Больной может саботировать лечение: изображать прием лекарства, потом прикидываться подавленным, сонным, чтобы подтвердить прием уничтоженной или спрятанной таблетки. Если вас тревожит, что у таблеток слишком много побочных эффектов, нужно обратиться к врачу, который либо подберет другой препарат, либо назначит дополнительные лекарства, которые облегчат состояние. В любом случае именно родственники должны проявить здесь свое ответственное отношение, ведь зачастую от регулярности приема зависит наступление улучшения.

В каких случаях возможна насильственная госпитализация?

Если человек категорически отказывается от госпитализации, то насильственная госпитализация  возможна только  ситуациях, входящих в специальный перечень, и только под профессиональным надзором. Например, если на улице происходит инцидент с участием психического больного, то прохожие не имеют права вызывать скорую помощь: они должны вызвать милицию, которая и решит, что делать дальше.

Нужно ли общаться с душевнобольными людьми кому-то, кроме их родственников (например, в церковной общине)? Как это правильно сделать?

Беседовать с больными людьми необходимо, чтобы налаживать с ними общение. Для беседы лучше всего выбирать нейтральную тему, которая не заставит больного волноваться. Сама беседа должна быть спокойной, краткой и понятной, потому что у большинства психически больных людей затруднено восприятие информации. В беседе недопустимы шутки, так как больной их не понимает и может обидеться. Не исключено, что  во время общения больной может сам говорить грубости и гадости. Обижаться на него не надо, потому что в человеке говорит болезнь, и ее выпады в виде слов надо спокойно пропускать. Если больной не открыт общению с вами, то не стоит задавать ему вопросы из прошлой жизни и давать советы.

Что делать, если больной строит нереальные планы на будущее? Нужно ли его ставить на место?

Необходимо поддерживать положительные стремления, его хорошие интересы, начинания, обязательно поддерживать его стремление общаться. Если человек имеет какие-то замыслы при тяжелом состоянии болезни (например, хочет вернуться к учебе и прежней работе, сделать что-то серьезное), то их надо мягко отодвинуть, объяснив, что лучше начать с малого: заправлять самому постель, умываться, причесываться, подметать пол и т.д. При этом важно объяснить, что когда человек будет делать это сам, то он сможет приступить к более серьезным вещам. Всегда должна быть поэтапность. Никогда нельзя отсекать человека от будущего, но при этом не надо попустительствовать плохому поведению больного. Пресекать его нужно мягко, но категорично. Такое направляющее руководство называется «железная рука в бархатной перчатке».

Как помочь человеку справиться с его состоянием?

Человека очень важно «привязать» к жизни. Это можно сделать с помощью трех вещей – с помощью общения, воспоминаний и дел.

Прежде всего, очень важно помочь человеку соблюдать режим, уклад жизни, не допускать раздвоенности, поручить ответственность за определенные домашние обязанности. Для этого иногда можно искусственно придумать домашние дела, которые пусть и не приносят реальной пользы, но при этом доступны для исполнения больным: постирать руками, даже если за ним придется перестирывать, перебрать и переложить какие-нибудь вещи и т.д. Домашние обязанности надо давать и людям с психическими расстройствами старческого возраста, причем, важно загружать их настолько, насколько они могут понести нагрузку физически. Выработка трудовых навыков должна осуществляться поэтапно, если есть необходимость, то больного надо мягко, но твердо заставлять.

Разными формами настойчивости нужно добиваться от больного выполнения привил гигиены: мыться, менять одежду, причесываться. Больные тяготеют к неряшливости, и их надо заставлять не впадать в состояние безразличия к себе.

Так же необходимо много и подолгу беседовать с человеком, а старикам задавать множество простых вопросов, которые будут возвращать их к жизни: какое сегодня число? что ты ел на завтрак? как зовут твою маму? где ты родился?  и т.д. И так каждый день, возвращая их тем самым к реальности.

Как решать вопрос с деньгами? Можно ли их доверять душевнобольным людям?

Здесь важно учитывать, что такие люди часто попадают под влияние мошенников. Болезнь делает человека беспомощным и болезненно-безответственным. Родственникам рекомендуется контролировать расход средств и увязывать его с другими сторонами жизни больного.  Интересно, что в западном обществе распространенным рычагом давления являются деньги: ты не делай того-то, и я дам тебе за это доллар. Ясно, что в церкви это не допустимо, так как у нас мотивирование человека должно быть церковным, религиозным.

Какую степень свободы нужно предоставлять душевнобольному человеку?

Все бывает очень по-разному: кто-то из них замыкается в себе,  а кто-то склонен к бродяжничеству, к сомнительным знакомствам, с удовольствием подчиняется сильной личности… Вопрос предоставления свободы надо решать также поэтапно, как в случае с трудовыми навыками: когда человек сможет правильно использовать малую свободу, то можно предоставить и большую.

Нужно ли поощрять внезапно появившуюся во время болезни религиозность?

Если до болезни в человеке не было религиозности, а в болезни это проявилось, то потакать такому проявлению не стоит, потому что так выступает болезнь. Некоторые группы душевнобольных бывают склонны к вере, философии, к увлечению философской литературой и если это носит болезненный характер, то человека надо переключать на чтение  здоровой классики: чем ближе человек к реальности, тем для него лучше.

Существуют болезни на основе религиозных переживаний, когда человек слышит голоса или ощущает чье-то присутствие. Тут очень важно донести до человека, что если он  может противостоять голосам, то они не могут в него вторгнуться, а если вторгаются, то значит, что он ослаблен,  болен. Такое понимание  поможет больному человеку правильно отнестись к болезни. Так же важно объяснить, что ухудшение его состояния, выраженное в провалах памяти, изменчивости настроения зависит не от погоды или чего-то внешнего, а от него самого, сигнализирует о приближении приступа и необходимости обращения к доктору.

Как относиться к курению душевнобольного человека, употреблению кофе и наркотиков?

Нужно помнить, что больные с душевными болезнями не могут лечиться от зависимости как остальные люди. Общепринятые методы лечения здесь не подходят.

Использование больными кофе и никотина, т.е. стимулирующих веществ, от которых больной зависит, надо запрещать мягко и осторожно, чтобы не нарушить контакт, общение и доверие. Правда, иногда приходится идти на компромисс и использовать эти вещества как регулятор поведения, но такое использование должно быть очень осторожным. Что касается алкоголя и наркотиков, то они стопроцентно искажают картину лечения. Наркотики однозначно должны быть исключены, а с алкоголем все менее категорично.

Как себя вести в период резкого обострения болезни?

Необходимо устранить лишних людей из помещения, убрать опасные предметы, непрерывно наблюдать за человеком, держать в поле зрения окна и двери, подходить к больному в остром состоянии можно только сбоку.

Если больной человек находится в состоянии депрессии, всегда стоит вопрос о недобровольной госпитализации. Если присутствуют признаки суицидальной опасности (состояние тревожного возбуждения, больной утверждает, что болезнь неизлечима, при тревоге в пожилом возрасте после состояния возбуждения наступает очень спокойное состояние, человек начинает наводить порядок, пишет завещание, прощается), то госпитализация должна состояться неотложно. Если случится что-то страшное, то  спрос будет не с больного, а  с родственников.

В книге знаменитого философа и психолога Виктора Франкла  «Сказать жизни – ДА» есть такой простой тест: нужно спросить больного: «А почему ты не хочешь покончить с собой?». Если он не думает о смерти, сразу ответит вам почему, обязательно найдет аргумент для продолжения жизни, а если такого аргумента у него нет – это серьезный звонок.

При лёгких формах депрессии надо подолгу беседовать с человеком, упокоить его, напомнить, что такие состояния случались и раньше, но они временные, они проходят, что это болезнь и при ней нельзя принимать судьбоносных решений. При этом недопустима громкая бодрая музыка, юмор, развлекательные передачи, так как человек понимает, что радоваться со всеми он не может и поэтому не соответствует данному миру. А вот меланхоличная, спокойная музыка показана больному, так как она поможет ему расслабиться, облегчить состояние.

Надо ли разубеждать человека в состоянии бреда?

Не стоит – это бесполезно для вас и возбудительно для больного, но и конечно не надо поддерживать этот бред. Надо стараться сохранить контакт.

Как влияет настоящая вера на течение болезни?

Нужно помнить о трихотомии: даже при наличие душевной болезни человек духовно свободен совершать добро, что-то созидать. Никакая внутренняя болезнь не может заставить человека вести себя не по-человечески. Да, есть перепады настроения, приступы страха и т.п.,  но выбор жизненного пути всё равно зависит от человека.

Есть данные, что чем сильнее духовное напряжение, чем  глубже вера человека, тем мягче у него протекает шизофрения, так как больной охотнее принимает лекарства, идет на визиты к врачу. Человек становится более человечным, христианским по поведению, смягчается мнительность, так как берет верх упование на волю Бога. Вера помогает сформироваться правильному отношению к жизни, внутреннему спокойствию, уравновешенности, учит с пониманием относиться к своему несовершенству и делать все, что от тебя зависит.

В заключение встречи Борис Аркадьевич рассказал, что сегодня существует масса психообразовательных программ, направленные на помощь как больному, так и его родственникам. Там рассказывается о типах психических расстройств, объясняется, что такое депрессии, голоса и т.д. Например, есть  брошюра под названием  «Как выйти из лабиринта вместе?». Пожалуй, ключевым словом в данном случае является слово «ВМЕСТЕ». От нашей готовности в какой-то мере разделить страдания больного, иногда зависит его дальнейшая судьба и наша судьба, как христиан.

Елена Чернякова, Елена Кудрявцева
Информационная служба Преображенского братства
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку