«Я единственная, кто работает с Евангелием в руках»

Жизни и творчеству всемирно известной советской пианистки Марии Вениаминовны Юдиной был посвящен семинар из цикла «И один в поле воин»
Мария Вениаминовна Юдина. Фото с сайта https://ssl-proxy.my-addr.org
Мария Вениаминовна Юдина. Фото с сайта https://ssl-proxy.my-addr.org

Семинар прошел 21 ноября в здании Рязанской областной универсальной научной библиотеки им. Горького и состоялся благодаря усилиям членов Преображенского братства. Участники творческой группы «Резонанс» Татьяна Крылова, Ольга Бирмилеева, Елена Звягинцева и Инна Станкевич рассказали о том, что особенно затронуло их в жизни и деятельности великой пианистки Марии Вениаминовны Юдиной. В семинаре участвовал исследователь жизни М.В. Юдиной из Свято-Филаретовского института (Москва), бакалавр богословия Сергей Бурлака.

Мария Вениаминовна Юдина родилась в 1899 году в городе Невель Витебской губернии, в еврейской семье. Ее отец Вениамин Гаврилович Юдин был врачом судмедэкспертом. Мать — домохозяйка Раиса Яковлевна Юдина.

Первые уроки игры на фортепиано она получила в возрасте шести лет от ученицы Антона Рубинштейна Фриды Тейтельбаум-Левинзон. Уже в 13 лет ее оценивали как будущую звезду, и, поступив в консерваторию, она переезжает в Петербург. В 1912 году поступает в Петербургскую консерваторию, где училась в классах фортепиано у таких известных пианистов как Анатолий Дроздов и Леонид Николаев.

Она осознанно крестилась в 19 лет, понимая, что этим порывает отношения с еврейской средой. Благодаря участию в религиозно-философском кружке «Воскресение» она оказалась в гуще церковных событий Петрограда 1920-х годов. Впоследствии в кружке сформировалось братство «Христос и свобода». В 1928 году «Воскресение» изменило свой курс на политический, после чего Мария Юдина вышла из него, поскольку не разделяла новых нехристианских идеалов кружка. Буквально через месяц после этого все члены кружка «Воскресение» были подвергнуты жесточайшим репрессиям. Все, кроме Юдиной. Ее популярность, в том числе, на Западе, была препятствием для ее ареста. Но «профилактику» новой советской власти Юдина ощущала до конца жизни.

После блестящего окончания консерватории в 1921 году, ее приняли в преподавательский штат консерватории, и вскоре она стала профессором. Началась ее активная концертная деятельность. Первое сольное выступление Юдиной в Москве состоялось в 1929 году.

Ольга Бирмилеева, Сергей Бурлака
Ольга Бирмилеева, Сергей Бурлака

В 1930 Юдину увольняют из Ленинградской консерватории в рамках борьбы с религиозными взглядами преподавателей, а свои «религиозные взгляды» Юдина никогда не скрывала. Так, например, когда в апреле 1925 года в качестве профессора Ленинградской консерватории она должна была заполнить анкету, на вопрос о принадлежности или сочувствии какой-либо политической партии она дала следующий ответ: «Партия слишком серьезная вещь, чтобы ей можно было только сочувствовать – нужно содействие. Я, во многом соглашаясь с РКП, не могу ей принадлежать вследствие своих идеалистических и религиозных воззрений». Через два года после увольнения ей удается получить место профессора в консерватории Тбилиси, а с 1936 года (при содействии Генриха Нейгауза) — в Московской консерватории, где она работала до 1951 года.

В 1944—1950 годах Юдина преподавала в Институте имени Гнесиных. В 1960 году была уволена из Гнесинского института из-за своих христианских убеждений и за симпатии к современной западной музыке (включая эмигрировавшего Стравинского, Юдина занималась организацией его приезда в Россию).

Нам привычно видеть в лице звезд искусства и сцены людей эгоцентричных, увлеченных своим талантом, порой вздорных и своевольных. В противовес такому стереотипу Мария Вениаминовна Юдина являла своей жизнью образ иночества, любви, жертвенного служения Богу и ближнему. У нее не было ни семьи, ни личной жизни. При этом она не была одна, ее жизнь была наполнена событиями, и ее окружало множество людей. Ее сострадание и сочувствие распространялось не только на выдающихся людей, но и даже порой на незнакомцев, первый встречных. Именно Евангелие было для нее стимулом к действию.

Ей принадлежат следующие слова:

«В искусстве я могла создать во многократ лучшее и большее, если бы не вечно протянутые ко мне руки – за помощью не только денежной, – но и многообразно-человеческой; это и счастье, и мученье...»

«У меня грешной выработалась техника идти с другим не одно и не два поприща, а порой двадцать два».

В 1928 году начались ее «хождения по мукам» – прокуратуры, ОГПУ и подобные места, куда попадали ее верующие друзья. Ей помогали А.Н. Толстой и П.Н. Щеголев. Благодаря таким знакомствам она могла помогать людям – смягчать приговоры многих деятелей культуры, друзей, близких. Вместе с А.Н. Толстым они ходили к Горькому. Встреча с Горьким произошла в октябре 1931 года в особняке Рябушинского на Никитской улице. После визита Мария Вениаминовна поехала с отчетом к о. Павлу Флоренскому в Загорск. «“Горький плакал?” – спросил он. “Плакал”. – “Ну и хорошо”». Такая деятельность отражалась и на ее творчестве. Мария Вениаминовна часто играла на похоронах и гражданских панихидах. По словам ее современников, Юдина «владела тайной перехода через страдания к радости, превращения надгробного рыдания в песнь».

Помогая другим, она менялась и сама. При этом она ничего не боялась.

В одном из писем ее духовный наставник, московский пастырь прот. Николай Голубцов просил, чтобы она подходила к телефону не больше чем на полтора часа в день, «иначе люди Вас разорвут».

Среди ее друзей было много известных представителей культуры, философов, священников и епископов. Ей удавалось соединять людей разных слоев и вер. В переписке сохранилось ее сожаление о том, что ей очень бы хотелось познакомить Д.Д. Шостаковича с митрополитом Сурожским Антонием. Но этой встрече так и не суждено было случиться. С 1960-х Юдина посещает храм о. Всеволода Шпиллера, а в 1965 году знакомится с о. Александром Менем.

В понимании Марии Вениаминовны дружба – это верность до гроба и обмен духовными дарами. Мария Юдина является примером свободного человека в подлинном смысле этого слова. Она была врагом безбожной Советской власти.

Слева направо: Ольга Бирмилеева, Сергей Бурлака, Татьяна Крылова, Елена Звягинцева
Слева направо: Ольга Бирмилеева, Сергей Бурлака, Татьяна Крылова, Елена Звягинцева

У нее всегда была потребность и дерзновение говорить о том, что наполняет ее сердце. Она давала концерты там, куда ее приглашали, и всегда оставалась в сердцах многих людей. Исполняла то, что считала необходимым и актуальным. Во времена преследований за религиозные убеждения она могла прямо со сцены во время концерта читать Евангелие, а также стихи опальных поэтов – Пастернака, Заболоцкого, Мандельштама и др.

В нынешний век, когда многие озабочены своими делами (может быть, даже благими) нельзя забывать о словах Христа, сказанных в притче о добром Самарянине: «Иди и поступай также». Христианин не имеет право быть равнодушным к горю ближнего, проходить мимо нужды и несчастья. И примеры того, как это исполнить, мы видим в наших современниках, таких как Мария Юдина, св. Мария Парижская, священник Павел Адельгейм и многие другие. Жизнь этих людей обличает нас, заставляя всерьез задуматься над качеством своего христианского пути, истинности следования за Христом.

Из историй о Марии Вениаминовне Юдиной

Во время войны, по радио, Сталин услышал музыку. Она ему понравилась. Он спросил : «Что это?» Ему отвечают: «Концерт Моцарта для фортепиано с оркестром ля-мажор в исполнении Марии Юдиной».
Тогда по команде Сталина в рекордно короткие сроки выпустили пластинку этого концерта. Сталин послал Юдиной гонорар. Она ответила ему письмом: «Уважаемый Иосиф Виссарионович! Получила Ваши деньги. Спасибо. Отдала их на восстановление “такого-то” Храма в селе “таком-то”. Молюсь за Вас! Господь - милостив, Он Вас простит!»

 -

Она сама рано пришла к вере в Бога, приняла православное крещение. Она всегда ходила с крестом, отчего имела большие неприятности.
В 30-е годы, когда она была профессором Ленинградской консерватории в газете «Вечерний Ленинград» появилась мерзейшая статья «Ряса на кафедре». После чего состоялось ее изгнание из Ленинграда.

 -

Но именно Юдина как никто жила по Божьим заповедям. Ее настольной книгой всегда была Библия. Почти каждое утро она была в храме. Кроме того, что она прекрасно знала историю религии, историю православия. Уже то, что она состояла в переписке с Павлом Флоренским о многом говорит.

 -

Родилась она в обеспеченной семье земского врача, Героя труда. Но и в студенческие годы и потом, став поочередно профессором четырех музыкальных ВУЗов, до самой смерти жила в невероятной бедности. Бедности, естественно чисто материальной, но не духовной. Людей такого диапазона и глубины знаний я лично не встречал больше никогда. В доме Юдиной тайком от властей Пастернак читал рукопись «Доктора Живаго».

 -

Телефон у Марии Вениаминовны звонил непрерывно: близкие друзья напоминают, что до выкупа из ломбарда крестика и колечка осталось два дня; звонит Иван Семенович Козловский, сообщает, что подписал ходатайство в Моссовет о прописке на площадь Марии Вениаминовны ее племянницы; звонит какая-то Татьяна Павловна. Мария Вениаминовна рассказала как познакомилась с ней в электричке и та сообщила ей, что живет в нужде и ее дети недоедают. Мария Вениаминовна в это время получает гонорар за пластинки с музыкой Баха и покупает на него корову для своей абсолютно случайной попутчицы! Всю эту ситуацию ее друзья называют: «Татьяна Павловна - Бах – корова». «Хорошо, что выручил Бах», - смеялась Мария Вениаминовна.

 -

Вот, такой необычности в Юдиной было очень много. Кого-то спасти, кому-то помочь, найти врача, оплатить сиделку, накормить, подарить... Во время войны она ходила в солдатской шинели подпоясанной веревкой и вешала на столбах Москвы объявление: «Лечу с концертами в Ленинград. Принимаю посылки весом до 1 кг». В Ленинграде она сама ходила и разносила эти посылки по незнакомым людям.

 -

Ей было 16 лет, когда она написала следующее: «Я знаю лишь один путь к Богу - через искусство. Не утверждаю, что этот путь универсальный. Я знаю, что есть и другие дороги, но чувствую, что мне доступен лишь этот. Все божественное, духовное впервые явилось мне через искусство, через одну ветвь его – музыку. Это – мое призвание, верю в него и в силу свою в нем. Я должна неизменно идти по пути духовных созерцаний, собирать себя для просветления, которое придет однажды. В этом - смысл моей жизни. Я - звено в цепи искусства».

Текст и фото Сергея Мешкова
По материалам сайта https://ssl-proxy.my-addr.org
конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку