Вторжение в мир вместо умирания. Нестандартная святость ХХ века

В завершение выставки о матери Марии (Скобцовой) в Петербурге прошел круглый стол «Святость и святые в ХХ веке»

Жизнь, мысль, творчество матери Марии (Скобцовой) никого не оставляют равнодушным. В этом убедились устроители выставки «Я весть Твоя», которая в течение полутора месяцев проходила в Петербурге. Молодые и пожилые, мужчины и женщины, верующие и атеисты, если задерживались в большом выставочном зале музея А.А. Ахматовой в Фонтанном доме хотя бы на пять-десять минут, незаметно для себя оказывались захваченными ее историей и, узнавая о ней, задавались все новыми вопросами.

В июне выставка открывалась конференцией, рассматривавшей с самых разных сторон творчество матери Марии не только и не столько в ее художественных работах, сколько во всей жизни, особенно в годы ее монашеского пострига. Завершилась выставка круглым столом «Святость и святые в ХХ веке». Вместе с матерью Марией на встрече вспоминали архим. Тавриона (Батозского), Силуана Афонского, Дитриха Бонхёффера и других святых ХХ века, открывших новые пути христианской жизни.

Новая святость в век расчеловечивания

— Вопрос о путях новой святости ставит перед нами сам ХХ век, — сказала Юлия Балакшина, доцент Свято-Филаретовского института, д.филол.н., открывая встречу, — век катастроф, уничтожавших не просто миллионы людей, но разрушавших личность человека вплоть до превращения его в лагерную пыль. Не случайно именно в это время появляются понятия «массовый человек», «массовая идеология». Какой ответ на эту предельную дегуманизацию дает христианство, что есть новая святость, о которой мы сегодня говорим?

Юлия Балакшина
Юлия Балакшина

— Святость не может быть явлением лишь личного благочестия и личного стояния, это всегда явление церковное, что принципиально для новозаветного откровения, — напомнил Дмитрий Гасак, первый проректор Свято-Филаретовского института, преподаватель экклезиологии. - ХХ век, в котором христианство как будто перестает определять ход истории, открыл нам новые пути качества жизни церкви: верующим нужно было не просто осознать все, что происходило в этот момент в разных странах, будь то СССР, Германия, Франция и т. д., не просто это назвать вслух, но и собирать, несмотря на тяжелейшие условия жизни, ту самую церковь, где «двое или трое собраны во имя Мое».

Дмитрий Гасак
Дмитрий Гасак

Критерии святости в наше время невозможно рассматривать вне жизни церкви, считает Дмитрий Сергеевич:

— Перед нами действительно новое явление святости, к которому мы до сих пор не привыкли. Несмотря на то, что мать Мария канонизирована как преподобномученица, ее иночество и ее мученичество сильно отличаются от того, что было в прошлые века. Чтобы увидеть критерии такой новой святости — нужно по-новому увидеть жизнь церкви и то, как она себя проявляла в ХХ веке.

Нестандартная святая

Церковный историк протоиерей Георгий Митрофанов, настоятель храма Петра и Павла в Петербурге, рассказал о том, как в Синодальную комиссию по канонизации, в которой он проработал более двадцати лет, в 2000 году поступил запрос от митрополита Антония Сурожского с предложением о канонизации матери Марии. Названной причиной отказа в рассмотрении этого вопроса была принадлежность матери Марии другой поместной церкви. Вскоре после этого, в 2004 году, преподобномученица была прославлена в лике святых в своей поместной церкви - в Западноевропейском экзархате русских церквей Вселенского патриархата.

Протоиерей Георгий Митрофанов
Протоиерей Георгий Митрофанов

Отец Георгий Митрофанов призвал не героизировать страдальцев ХХ века и не мифологизировать их жизнь, напомнив, что это проявление не христианского, а языческого отношения к славе, распространенного как раз в советское время. Он назвал цифры, выясненные Комиссией по реабилитации при президенте РФ: за два года Большого террора (1937-1938) погибло более 85 тысяч священнослужителей.

С горечью отец Георгий Митрофанов напомнил и о том, что большая часть советских палачей были крещены в православной церкви, а наиболее «выдающиеся» из них, такие как Тучков или Карпов, не говоря уже о Сталине, имели церковное образование (от церковно-приходской школы до семинарии). Поэтому в каком-то смысле наша церковь является не только церковью, явившей новомучеников, но и церковью, из недр которой выходили мучители, отметил он.

— Мать Мария — действительно нестандартная святая. Она курила, вела богемный образ жизни до своего пострига, да и после пострига не походила на тихую монахиню, занятую лишь молитвой и постом. Ее монашество было не умиранием для мира, а чем-то противоположным — тем эпатирующим вторжением в мир, которое ясно свидетельствовало о жизнеспособности христианства. Она смогла многое успеть в своей жизни, за что действительно достойна церковного почитания. Ее творчество жизни превосходит творчество поэтическое, и в этом тоже есть новизна, - сказал отец Георгий Митрофанов.

Некоторая пауза в канонизации новомучеников, возникшая в последние годы в нашей церкви, пл мнению отца Георгия Митрофанова, дана нам промыслительно: после прославления почти полутора тысяч святых ХХ века, почитания которых так пока и не произошло в народе, действительно следует взять паузу и подумать о том, почему это происходит.

Преодоление исторических грехов

В ответ  на это ректор Свято-Филаретовского института, священник Георгий Кочетков, с сожалением отметил, что Комиссия по канонизации пользовалась не вполне правильным и даже не вполнце церковным подходом к выявлению святых. Именно поэтому не все по-настоящему святые люди на сегодняшний день прославлены, зато среди канонизированных есть более чем спорные фигуры. Также он обратил внимание на то, что человек, потерявший веру и отказавшийся от Бога, уже не может выступать от имени церкви, т. к. не является ее членом, что, безусловно, относится к советским мучителям и палачам.

Священник Георгий Кочетков и протоиерей Георгий Митрофанов
Священник Георгий Кочетков и протоиерей Георгий Митрофанов

— В жизни матери Марии мы встречаемся с компромиссами, на которые она шла ради спасения невинных людей. Но кто ее может в этом упрекнуть? — продолжил отец Георгий Кочетков. — Все люди сейчас тонут в компромиссах, и если бы только в компромиссах, но и в грехах и страстях. Конечно, было бы лучше, если бы евреи, получавшие фальшивые справки о крещении, были настоящими верующими. Иногда они действительно становились верующими христианами, но это происходило редко. Однако мать Мария через компромисс спасала их от казни — и это не препятствие для её канонизации.

Отец Георгий Кочетков отметил, что переход от Константиновской эпохи, закончившейся у нас в 1917 году, к следующему периоду церковной истории является сложнейшим и кризисным временем, и многие еще пытаются жить по старой, константиновской, парадигме:

— В это переходное время люди отказывались от участия в таинствах, от сана, уходили из церкви — потому что это переставало быть для них живым делом. Те же, для кого христианство оставалось живой проповедью живого Христа, шли за это на крест, и это действительно явило новый опыт святости. Мать Мария умела говорить с людьми новой эпохи на понятном для них языке - она отказывалась от любой стилизации в своей жизни, в том числе и от мертвого языка проповеди, который приводил к отказу от исполнения воли Божьей. Безусловно, мать Мария канонизирована по достоинству. Аксия!

Среди исторических грехов русской церкви, которые преодолевала мать Мария в своем христианском служении, отец Георгий Кочетков отметил грех этнофилетизма:

— Кроме того, русское общество было, безусловно, расколото по принципу веры и жизни. И церковь в этом была очень виновата. В этом ей нужно каяться вне всяких сомнений — не только в сотрудничестве клира с госорганами, но и в нечувствии своего отхода от Христова пути в угоду государственным или национальным интересам, этнофилетизму. В этом контексте мать Мария помогала церкви преодолевать её исторические грехи.

Критерии новой святости

Лидия Крошкина, исследователь жизни и творчества матери Марии, автор концепции выставки, привела свидетельства соузниц матери Марии о том, что до самой смерти она говорила в лагере о вере. «Оазисом после страшного дня» называли соузницы возможность общения с ней в лагерном бараке. Лидия Владимировна привела несколько примеров из житий святых, написанных матерью Марией. В них она, следуя агиографической традиции, литературно перерабатывает ранее написанные жития, расставляя свои акценты в христианском отношении к человеку и миру. Особое внимание она уделила житию «Единодушные братья», в котором мать Мария представляет образ подлинной церкви как образ христианской общины.

Лидия Крошкина проводит экскурсию по выставке
Лидия Крошкина проводит экскурсию по выставке

Протодиакон Константин Маркович, клирик Николо-Богоявленского Морского собора, преподаватель Санкт-Петербургской духовной семинарии, обратил внимание на важность церковной рецепции в деле прославления святых: мы можем не до конца понимать мотивы тех или иных поступков этих людей, но сохраняется народная память, народное почитание, совершаются чудеса. «Прославление святых — это всегда тайна», - сказал он.

Протодьякон Константин Маркович
Протодьякон Константин Маркович

Анна Лепехина, магистр богословия, преподаватель сакраментологии на просветительских курсах КПЦ «Покровский остров», предложила ряд критериев святости на основании жизни матери Марии (Скобцовой), архимандрита Тавриона (Батозского) и некоторых других святых ХХ века:

1) Служение Богу и Церкви как основание жизни: «Наше гнездышко на кресте» (архим. Таврион (Батозский)),

2) Умаление, кеносис как «раздаяние себя другому»: «Мы все должны обнищать, раздать себя миру» (мать Мария),

3) Новое восприятие Евхаристии, литургии. Для матери Марии литургия — это общее дело всей жизни, не столько в храме, сколько в труде, приготовление трапезы любви для всех, кто приходит с улицы и оказывается рядом с ней. Отец Таврион приобщал к Чаше всех, кто приходил к нему в пустыньку под Елгавой, т. к. «жизнь этого мира и каждого человека держится Пасхальной чашей, изливающейся за жизнь мира. Иначе мир не устоит».

4) Единение и собирание людей для общей жизни. Новые святые ХХ века собирали вокруг себя живых людей — всех, кто может откликнуться на слово о Христе, узнать Церковь как любовь Христа.

Анна Лепёхина
Анна Лепёхина

Новая святость — новое почитание

Отвечая на вопрос о новых формах хранения памяти о святых людях, участники круглого стола затрагивали различные аспекты.

Ксения Кривошеина, присутствовавшая на круглом столе по скайпу, заметила, что несмотря на регулярные богослужения на Бутовском полигоне или на Соловках, на то, что интернет полон материалами о новомучениках, в народе их почитания действительно не происходит. Причину этого она видит в том, что мы не научились по-настоящему различать добро и зло, правду и ложь. У матери Марии нет нетленных мощей, как и чудес на могиле - после газовой камеры не остается ни мощей, ни могилы. Но она нужна многим людям, ее имя, ее жизнь востребованы среди жителей не только Европы, но в большей мере — среди жителей России. По мнению Ксении Игоревны, сейчас о матери Марии в России знают больше, чем во Франции.

Одной из основных проблем жизни современной церкви Дмитрий Гасак назвал отсутствие памяти о том, как святые собирали церковь, верующих:

— Часто мы не являемся последователями святых, которые умели собирать церковь, и поэтому не в состоянии хранить память о них. Сегодня важно говорить не столько о формах хранения памяти, сколько о жизни самой церкви. Сама жизнь церкви как подлинного союза братьев и сестер во Христе и есть явление памяти об этих святых.

В своем завершающем слове отец Георгий Кочетков призвал всех присутствующих не просто исследовать, но впитывать в себя опыт новомучеников, рассматривать его личностно в отношении жизни каждого святого, как это было сделано на выставке «Я весть Твоя»:

— Нам нужно соборное измерение памяти о новых святых, нужна соборность в том смысле, в котором говорила о ней мать Мария - как «некое абсолютное общение не только с Богом, но через Бога и со всем миром». Вот фарватер в новом опыте святости. И тогда мученичество становится иным — ежедневным свидетельством о Христе. И тогда даже в самые мирные времена ты будешь гоним от лжебратий или кого-то другого. Мы должны признавать всех святых, в каких бы церковных границах они ни находились. Главное — чтобы они были в мистических границах Церкви, там, где Духу Святому легко дышать. Мы в Братстве находим у них ответы на свои вопросы, даже если они не шли путем общинно-братской жизни. Наша задача — чтобы все желающие жить с Богом вошли в эти мистические границы. Такие выставки бесценны, - отметил отец Георгий. - Нужно, чтобы эту выставку увидели не только в России, но и в Европе. Везде люди ищут путь истины, и он проходит через таких святых, как мать Мария.

В круглом столе приняли участие профессор Свято-Филаретовского института Александр Копировский, руководитель музейно-выставочного отдела КПФ «Преображение» Светлана Чукавина, декан факультета религиоведения СФИ Маргарита Шилкина и другие. Среди участников встречи были потомки новомучеников — внук священномученика Михаила Чельцова, настоятеля Троице-Измайловского собора в Петрограде и руководитель существовавшего при нем братства, а также племянник иеромонаха Афанасия (Карасевича), секретаря и помощника архим. Льва (Егорова) в Александро-Невском братстве.

На выставке
На выставке
Е.Ю. Скобцова. Портрет умирающей дочери Настеньки. 1926. Из частной коллекции
Е.Ю. Скобцова. Портрет умирающей дочери Настеньки. 1926. Из частной коллекции
Анастасия Наконечная
Фото Андрея Рыбачека, Александра Волкова, Елены-Алены Терешко, Анастасии Фалдиной
Благодарим музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме за предоставленные фотографии
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку