«С таких архипастырей надо брать пример» – митрополит Калужский и Боровский Климент

06 февраля 2020
О служении архиепископа Ермогена (Голубева) говорили в Калужской духовной семинарии
Митрополит Калужский и Боровский Климент
Митрополит Калужский и Боровский Климент

Имя архиепископа Ермогена (Голубева), одного из самых ярких исповедников веры советского времени, бывшего настоятеля Киево-Печерской лавры, рукоположенного патриархом Тихоном (Беллавиным) и отсидевшего в 30-е годы восемь лет в ГУЛАГе, ещё ждёт прославления в Русской православной церкви.

Своё епископское служение архиепископ Ермоген начал в Ташкентской и Среднеазиатской епархии в 1953 году. «С 1940-х годов здесь оказались собраны подвижники и исповедники веры – члены Александро-Невского братства митрополит Гурий (Егоров), архимандрит Серафим (Суторихин), инокиня Евгения (Миллер), члены мечевской общины архимандрит Борис (Холчев) и священник Сергий Никитин (будущий епископ Можайский Стефан), – рассказывает Ольга Борисова, автор монографии «Гонимы, но не оставлены» (М. : СФИ, 2019) о жизни Ташкентской епархии в 1943–1961 годах. – Благодаря их служению в Средней Азии, на фоне усиливающихся гонений со стороны государства, произошёл расцвет церковной жизни».

«Это были исторические фигуры и праведники, в святости многих из них трудно усомниться, – писал протоиерей Павел Адельгейм, сам принявший мученическую кончину, об архиепископе Ермогене, рукоположившем его во диаконы, и других своих ташкентских учителях. – Это была духовная аристократия и люди подвига. Каждому слову их можно было верить. В них не было лукавства и корысти. Они отдавали себя Богу и пастве».

«Сейчас трудно поверить, что благодаря этим людям в советские годы в Ташкенте на Пасху в кафедральном соборе собиралось более пяти тысяч человек, так что власти были вынуждены на площади у храма останавливать движение общественного транспорта, – говорит Ольга Борисова. – Были тайные домашние встречи по Священному писанию, которые, по воспоминаниям очевидцев, собирали сотни участников».

Ольга Борисова
Ольга Борисова

Служение архиепископа Ермогена на Ташкентской кафедре было завершено в 1960 году. «Не довольствуясь ролью, которая определена советским государством Церкви, … этот прожжённый церковник стремится крестом и рублём укрепить устои РПЦ», – характеризовал его деятельность уполномоченный по делам религий Узбекской ССР. Последней каплей стало его несогласие с решением Архиерейского собора 1961 года, фактически отлучившим настоятелей приходов и архиереев РПЦ от управления церковным имуществом. «После этого церковная власть заточила его в монастырь до самой смерти», – писал в своём блоге отец Павел Адельгейм.

Однако и в этом заточении архиепископ Ермоген не опускал рук. В 1967 году он подготовил историко-каноническую справку к 50-летию восстановления патриаршества в Российской православной церкви. «Предполагалось, что этот документ, который напоминал верующим о значении Поместного собора 1917-1918 годов, будет разослан всем архиереям, – говорит декан исторического факультета СФИ Константин Обозный. – Архиепископ Ермоген указывал, что преданы забвению решения Поместного собора, возвращавшие в церковную жизнь на всех уровнях принципы соборности: регулярный созыв Поместного собора, соборное избрание патриарха и членов Синода, избрание архиереев на кафедры, восстановление адекватного статуса настоятеля прихода».

Константин Обозный
Константин Обозный

Инициатива архиепископа Ермогена подверглась жесткой критике и со стороны Совета по делам религий, и со стороны Синода. «Однако историко-каноническая справка очень быстро распространилась среди верующих в СССР – её переписывали от руки, перепечатывали на машинке, – рассказывает Константин Обозный. – Этот документ хранился в личном архиве отца Павла Адельгейма, который читал его своим прихожанам и друзьям, объясняя, что и в дальнейшем ситуация в РПЦ существенно не изменилась».

По свидетельству митрополита Калужского и Боровского Климента, безмерный контроль представителей советской власти над архиереями сохранялся и в начале 1990-х, когда он сам был назначен на Калужскую кафедру.

«Исповедникам предлагали выбор: или спокойная жизнь, или ссылка, заключение, тюрьма, следствие и даже расстрел, – говорит митрополит Климент. – Только скажите, что нет Бога – и будет хорошая жизнь: и квартира, и дом, и работа, и зарплата. И мы должны брать пример с тех архипастырей и пастырей, кто на эти обещания не соглашался». 

Научная конференция «Путь подвижника веры в XX веке: церковное служение архиепископа Ермогена (Голубева)» состоялась 2 февраля в Калужской митрополии по благословению и под председательством митрополита Калужского и Боровского Климента. В конференции приняли участие священнослужители Калужской митрополии, учащиеся Калужских духовной семинарии и духовного училища, прихожане храмов, студенты и выпускники Свято-Филаретовского института.

Организаторы конференции – Свято-Филаретовский православно-христианский институт и Калужская духовная семинария.

Софья Андросенко
Фото: Евгений Огурцов
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку