России чёрный год

10 сентября 2018
5 сентября у стен Головкина бастиона вспоминали страшную дату нашей истории

Вдоль стены Головкина бастиона от края до края, от одного острого поворота Петропавловской крепости до другого застыли силуэты людей. Женщины, мужчины, дети… Тени прошлого. И у каждого на груди лампада. У ног некоторых из фигур букетики цветов. Так они стояли у этой стены перед расстрелом. Страшную и говорящую инсталляцию придумал творческий коллектив Интерьерного театра Санкт-Петербурга. Люди, проходившие мимо, останавливались в недоумении. Откуда им было знать, что ровно 100 лет назад здесь регулярно совершались убийства, сюда из ликвидационной тюрьмы Трубецкого бастиона на территорию, огороженную высоким забором, приводили по 10-25 заложников, расстреливали и тут же хоронили в неглубоких могилах. Люди были навалены друг на друга в семь ярусов. Красный террор, узаконенный постановлением Совнаркома, начался 5 сентября 1918 года. По официальным данным, в Петрограде в это время было расстреляно около 800 человек, по подсчетам историков — не менее полутора тысяч.

5 сентября 2018 года у стен Головкина бастиона вспоминали страшную дату нашей истории члены Санкт-Петербургской благотворительной историко-просветительской правозащитной общественной организации «Мемориал», актёры Интерьерного театра, братья и сёстры Свято-Петровского и Свято-Вениаминовского братства и просто неравнодушные люди. В 2010 году некоторые члены Свято-Петровского малого православного братства добровольцами участвовали в исследованиях раскопок могил расстрелянных заложников, очищали и сортировали кости, изучали остатки одежды.

Выступая на митинге, режиссёр Интерьерного театра Николай Беляк сказал, что бессудные расстрелы начались гораздо раньше, ещё в 1917 году, но с 5 сентября террор был официально провозглашён основой внутренней политики Советской России. Людей арестовывали по сословным, социальным и профессиональным признакам. Актёры Интерьерного театра прочли стихи и строки документов. В самом начале прозвучали стихи М. Лермонтова «Предсказание»: 

Настанет год, России чёрный год,
Когда царей корона упадёт.
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь.

Собравшимся у Головкина бастиона актёры напомнили сегодня уже хорошо известные фразы Ленина, Зиновьева о технологии и обосновании террора, чекиста Мартына Лациса, расстрелянного в 1938 году, прочли цитату из его статьи, напечатанной в Казанской газете «Красный террор»: «Мы не ведём войны против отдельных лиц, мы уничтожаем буржуазию как класс... Не ищите в следствии материалов и доказательств о том, восстал ли он против Совета оружием или словом. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Вот эти вопросы должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и суть красного террора». Выстрелы, звучавшие около полуночи у стен Петропавловской крепости, хорошо были слышны жителям Петроградской стороны. Об этом свидетельствуют воспоминания Дмитрия Сергеевича Лихачёва.

Собравшиеся на митинг почтили память безвинных людей, погибших на этом месте, минутой молчания.

В акции памяти принял участие Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге, член Федеральной межведомственной рабочей группы по координации деятельности, направленной на реализацию Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий Александр Шишлов. В своём выступлении он сказал, что всем нам предстоит ещё пройти длинный путь для того, чтобы осознать опасность для страны и её граждан политики, которая не уважает человека, его право на жизнь, на собственное мнение.

На митинге выступили также член президиума Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ Наталия Евдокимова; член президиума Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ Евгений Мысловский, историк Александр Даниэль.

После завершения официальной части акции члены братств и некоторые другие участники митинга совершили литию о погибших. Священник Николай Савченко в заключительной проповеди говорил о том, что это место в самом центре города, как рана на сердце, что мы должны делать все для того, чтобы это место и это событие должным образом было исповедано нами, чтобы все мы излечились от этой страшной раны, этой страшной болезни. «Будем говорить об этом ближним, будем нести слово покаяния, слово изменения сердца нашего, ума нашего. Будем идти своим путём и проповедовать покаяние».

Наталья Микова

 

Фото Ольги-Олеси Борисовой, Анны Лепёхиной

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку