Народу следует прививать потребность в высшем качестве жизни

04 февраля 2020
Доклад священника Георгия Кочеткова в Твери на конференции по истории православных братств

Проблемы возрождения личности и личностности в постсоветской России (на опыте Преображенского братства)

Мы живём в тяжёлую, безличную и безличностную, нетворческую эпоху. Это касается всего мира, и особенно современной постсоветской России. В ней все творческое и личностное принципиальным образом искоренялось и уничтожалось на протяжении целого столетия Русской Катастрофы. И сейчас ничто не способствует этому: настоящие личности, люди, рождённые свыше, встречаются очень редко. Так и в народе, и в обществе, и в государстве, и в церкви. Принцип личностности как принцип целостного богочеловеческого устроения жизни даже не понимается и, естественно, не принимается в расчёт. С ним даже часто борются или как с формой гордыни, или как с опасной формой явления человеческой свободы, трактуемой как хаос и произвол. Советская и постсоветская исторические эпохи в принципе не благоприятны для воплощения Христовой Любви и Свободы, а значит, и самой личностности и соборности в церкви, а через неё – и в обществе, и в самом народе, и в каждом человеке. Это приводит к всестороннему упадку духа и всех творческих сил в них, а вслед за этим и к варваризации их жизни. К тому же эти процессы уже давно обрели и глобальный характер и масштаб.

Откровение личности и принцип личностности – принадлежат главным образом Христовой Церкви. И начинать их возрождение надо с себя, то есть с неё. Только тогда это сможет повлиять на все формы нецерковной жизни в нашей стране. Поэтому в первую очередь именно в церкви надо искать, находить и поддерживать все формы личностной и межличностной жизни. А сейчас их в ней по сути вообще нет. В  церкви стало очень трудно кому бы то ни было проявлять любовь и свободу, и это разрушает её. Одним из главных плодов и свидетельств этого разрушения является бурно расцветший жестокий клерикализм, и даже целая клерикалистская экклезиология, в рамках которой движется вся церковная «система». Эта «система» не признаёт никакой личности, личностности, как и кафоличности, соборности, всегда идущей не сверху, а снизу.

Правда, слава Богу, в церкви есть и реакция на эти отступления от пути правды и истины, на эти «ереси жизни», как говорил Н.А. Бердяев (см. Н.А.Бердяев. О фанатизме, ортодоксии и истине. Русские эаписки.1. Париж-Шанхай, 1937). Именно так спонтанно ещё во второй половине XX в. зародилось наше Преображенское братство. Как мне уже приходилось говорить и писать, «мы искали местную соборность, а нашли общинно-братскую экклезиологию» (см. КИФА №9(67) июль 2007 года. Интервью духовного попечителя Преображенского содружества священника Георгия Кочеткова в связи с предстоящей конференцией «Христианская соборность и общественная солидарность» (16-18 августа 2007 г.)).

Увидев церковь в этом новом для нас свете, мы многое для себя открыли. Мы увидели, как далеко зашло неблагоприятное влияние константиновской эпохи церковной истории, которая закончилась для нашей церкви в 1917 г. Мы увидели, насколько профанированными и малодейственными стали наши богослужения и таинства веры, молитвы и жизни, да и все другие формы церковной жизни. Мы увидели последствия разделения церкви на клир и мирян, а также плоды многовекового подчинения церкви государству и государственным интересам, увидели всю нецелостность и раздвоенность церковной жизни людей, причины массового невежества, безответственности, стяжательства, потери общинных и братских начал. И мы приняли решение: не уходить из этой тяжкобольной и порабощённой церкви, а «бороться за Церковь» (см., например, мою статью 1979 г. «Вхождение в Церковь и исповедование Церкви в церкви» в ВРХД №128, с. 52).

Одним из центральных моментов этой борьбы и должны быть решения всех проблем, связанных с возрождением личности и личностности в Православной церкви, а вслед за ним и в современной России. Главные внутрицерковные проблемы сводятся, прежде всего, к двум вещам: к необходимости возрождения церковной традиции всеобщей катехизации как последовательного и целостного научения и наставления на Путь Христов каждого человека, желающего следовать за Христом к Богу-Отцу в Духе Святом, и к возрождению традиции устроения жизни Церкви как соборной общины и кафолического братства во Христе без выпячивания какой-либо церковно-иерархической структуры.

Все уверовавшие должны иметь желание и возможность родиться свыше, от воды и Духа, чтобы стать полными, полноценными членами мистического Тела Христова, Церкви Божьей во Христе и Святом Духе. Откуда такие люди возьмутся – это другой вопрос. Это вопрос живого свидетельства членов Церкви, независимо от их положения и состояния в ней, для чего в Церкви должно быть возрождено понятие служения (и/или сослужения) всех дееспособных христиан. Но это опять-таки возможно только в церковной общине или в братстве, в которых должны быть неформальные отношения любви между их членами и свобода каждой личности. «Бог есть Любовь» и «где Дух Господень, там Свобода», говорит нам Священное писание Нового Завета. Надо научиться воплощать в своей жизни всё то, что вытекает из этих слов, только тогда можно будет возродить подлинную соборность, кафоличность Церкви.

Для этого церкви необходимо в полную меру освободиться от тяжёлого наследия константиновской эпохи (я имею в виду не наследие святых этой эпохи, а наследие церкви как общественной структуры, повязанной с всегда греховным и нехристианским государством). Это уже пытался сделать Великий Московский собор РПЦ в начале XX века, но не успел или не смог, а значит, церкви необходимо продолжить его работу в наше время, имея в виду именно задачу возрождения в церкви её личностности и обретения в ней новой соборности. Не надо забывать, что даже фигура патриарха была выдвинута собором только с этой целью, а не для того, чтобы сеять какой-то новый псевдо-православный папизм. Ради этого собор позаботился и о необходимости введения современного языка в богослужение, прежде всего, русского, и о выборности церковным народом иерархических лиц, и о поддержке братств, и о новом приходском Уставе, и о возрождении женских служений в церкви, начиная с чина и служения диаконисс, и конечно, о полной независимости церкви от государства, о новом церковном календаре и т.д. Надо всем этим нашей церкви ещё предстоит поработать. А прежде того, церкви придётся подумать и над тем, как ей научиться говорить с внешними людьми, со всем народом на доступном для него языке, чтобы не было более взаимного отторжения между ними, какое мы наблюдаем поныне.

Но нужно и перед народом поставить кое-какие задачи, если он хочет возрождения своей страны и достойной жизни в ней. Народу следует прививать саму потребность в высшем качестве жизни, каковое прямо связано с её восприятием личностности, солидарности и соборности. Сейчас у нашего народа нет авторитетов, нет своих общепризнанных бо́льших  и старших, т.е. тех, кто может бескорыстно и правильно вести народ за собой к Богу и к себе, ввысь и вглубь, сохранять внутреннюю и внешнюю целостность народа, общества, церкви и государства, служить их воодушевлению и вдохновению. Всем надо дать понять, что без возрождения личностности найти таких людей будет невозможно, а без них нельзя будет ничего и никого лучшего выбрать для определения дальнейших путей устроения жизни в нашей стране. Ведь нужен же будет нам новый земской и церковный собор после векового лихолетья, после распада всех прежних связей и отношений, после переоценки всех количеств и качеств.

Тридцатилетний опыт жизни в церкви и обществе Преображенского братства показал, что решив задачу миссии и катехизации, а затем устроения своей жизни на общинно-братских началах, становится возможным возрождение конкретных личностей во Христе и самого принципа личностности в церкви, а вместе с тем и в народе и обществе. Конечно, в одном маленьком братстве, как и в одной малой общине, всех их проблем не решить, ибо для этого нужны большие силы и средства, нужно другое время и пространство. Однако это уже настоящий прецедент, это реальность, с которой и церкви и обществу уже можно и нужно считаться. Несмотря ни на что христианское, православное братство как особая неформальная целостность и взаимоотношение существует, и это уже стало церковной традицией. В этом братстве рождается и торжествует Христов Дух и Смысл, а этого как раз так не хватает сейчас нашей церкви и нашему народу.

Когда-то Н.Н. Неплюев мечтал о всемирном братстве и создавал в своём имении братство и общины из выученных и вдохновлённых им потомков местных крестьян. Он очень страдал от того, что хотя его собственное дело по вдохновению свыше и по учению А.С. Хомякова о соборности шло хорошо, сделать его делом всего народа не получалась. Это был путь Любви и Свободы во Христе, а людей уже подбили искать их совсем в других местах и в других лицах. Но он завещал нам всем идти этим путём, не взирая ни на что. Так будем же верны этому завету, ибо это и есть путь обновления Нового Завета Бога со Христом и всеми людьми в перспективе приблизившегося к нам Царства Небесного! 

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку