Князь Дмитрий Иванович Шаховской: «Без братства мы погибли»

29 декабря 2017
Об известном общественном деятеле и Приютинском братстве в докладе Марии Патрушевой на семинаре «Лики эпохи»
Дмитрий Иванович Шаховской
Дмитрий Иванович Шаховской

Князь Дмитрий Иванович Шаховской (18 сентября 1861 – 15 апреля 1939) – видный общественный деятель, участник земского и кооперативного движения, секретарь I Государственной думы, один из основателей кадетской партии, исследователь истории декабристов и творчества П.Я. Чаадаева, вдохновитель Приютинского братства. Это неполная характеристика сфер деятельности Дмитрия Ивановича, но и из нее видно, что он был в первую очередь общественным деятелем.

Занимаясь историческими исследованиями, Дмитрий Иванович писал еще и историю своей семьи, так как был внуком декабриста – князя Федора Петровича Шаховского и двоюродным внуком Петра Яковлевича Чаадаева по материнской линии через князей Щербатовых.
Декабрист князь Федор Петрович Шаховской, дед Д.И. Шаховского. Начало 1820-х гг.
Декабрист князь Федор Петрович Шаховской, дед Д.И. Шаховского. Начало 1820-х гг.
Петр Яковлевич Чаадаев, двоюродный дед Д.И. Шаховского. Портрет работы Шандора Козины. 1848 г.
Петр Яковлевич Чаадаев, двоюродный дед Д.И. Шаховского. Портрет работы Шандора Козины. 1848 г.
Родился Д.И. Шаховской в 1861 году в Царском селе в семье командира лейб-гвардии уланского полка Ивана Федоровича Шаховского и Екатерины Святославовны Шаховской-Бержинской, племянницы московского генерал-губернатора князя Владимира Андреевича Долгорукого.
Князь Иван Федорович Шаховской, отец Д.И. Шаховского
Князь Иван Федорович Шаховской, отец Д.И. Шаховского
Княгиня Екатерина Святославовна Шаховская-Бержинская, мать Д.И. Шаховского
Княгиня Екатерина Святославовна Шаховская-Бержинская, мать Д.И. Шаховского

Мать умерла в 1871 году, и отец Иван Федорович остался с пятью детьми. Он был назначен начальником штаба Варшавского военного округа, поэтому детство и отрочество Дмитрия Ивановича прошли в Варшаве. Здесь появились первые друзья, которые потом вошли в Приютинское братство. Дмитрий Иванович окончил гимназию с золотой медалью, под влиянием своего молодого учителя Михаила Степановича Громеки поступил сначала в Московский университет на историко-филологический факультет, потом перевелся в Петербургский университет. В это время в университете преподавали Менделеев, Сеченов, Бутлеров и другие. Самое сильное влияние на Дмитрия Ивановича по его собственному свидетельству оказали Игнатий Ягич и Владимир Соловьев.

В Петербурге у Дмитрия Ивановича завязались хорошие отношения с группой студентов, бывших выпускников варшавских гимназий. Сложился студенческий кружок – «варшавское землячество» или «Ольденбургский кружок». В него входили братья Фёдор и Сергей Ольденбурги, Дмитрий Шаховской, Александр Корнилов, Лев Обольянинов, Сергей Крыжановский, Николай Харламов, Иван Гревс. Затем к ним присоединился Владимир Вернадский.

«Личность, её достоинство и свобода как воплощение этого достоинства и культура как орудие её развития, свобода и культура для всех и работа для всех», – это были, по свидетельству Ивана Гревса, приоритеты деятельности кружка и каждого его члена.

Сергей Ольденбург так характеризовал своих товарищей: «Между нами самый умный – Шаховской, а самый талантливый – Вернадский. Впрочем, не знаю: пожалуй, даже наверно – Фёдор умнее всех».

Александр Корнилов писал: «Каждый из нас думал теперь уже не о личных внешних отличиях, а о том, чтобы избрать себе такую жизненную дорогу, на которой он мог бы принести больше пользы обществу и, во всяком случае, прожить не пустую жизнь».
Ольденбургский кружок. Студенты Петербургского университета. Слева направо, сверху вниз: Д. Шаховской, А. Краснов, С. Крыжановский, Ф. Ольденьург, Н. Харламов, Н. Ушинский, В. Вернадский, А. Корнилов, С. Ольденбург, Л. Обольянинов. 1884 г.
Ольденбургский кружок. Студенты Петербургского университета. Слева направо, сверху вниз: Д. Шаховской, А. Краснов, С. Крыжановский, Ф. Ольденьург, Н. Харламов, Н. Ушинский, В. Вернадский, А. Корнилов, С. Ольденбург, Л. Обольянинов. 1884 г.

Дружеские связи окрепли и со временем стали чем-то большим для членов кружка, чем просто дружба, превратились в глубокие духовные отношения близких, родных людей. Единомыслие в начале общего пути позволяло активно участвовать в работе студенческого научно-литературного общества, которое было создано и в противовес революционно настроенной части студентов. Это дало опыт общественной работы и совместного достижения общих целей. Общество включало до 300 членов, причем «ольденбурговцы» составляли наиболее активную и ответственную часть, вовлекали и поддерживали общение со студентами самых разных политических настроений на основе научных интересов. Затем ольденбурговцы смогли создать кружок народной литературы, начать сотрудничество с издательством «Посредник». Кружок народной литературы занимался выбором произведений, изданием и распространением. Дмитрий Иванович принимал в этом самое живое участие, в частности написал статью «К вопросу о книгах для народа», в издательстве сотрудничал сам и впоследствии его дочь – Наталия Дмитриевна Шаховская-Шик.

После убийства в 1881 году Александра II университет был охвачен студенческими волнениями. «Ольденбурговцы» были резко против тактики радикалов и всякого рода сходок, осознавая невыгодность студенческих волнений для дела академической свободы. Но все-таки приняли участие в «беспорядках», разделив ответственность за все происходившее в университете. Дмитрий Иванович Шаховской был предан суду и посажен в карцер на пять суток.
Князь Д.И. Шаховской. 1887 г.
Князь Д.И. Шаховской. 1887 г.

Кружок расширялся, происходил напряженный поиск весомого общего дела, было желание не службы, а Служения. Дмитрий Шаховской, как и Фёдор Ольденбург, избрал в качестве своей будущей карьеры учительство. В соответствии с этим выбирался и план занятий в университете. Общее стремление членов кружка описал Иван Гревс: хотели, чтобы в студенческой России вырос надпартийный, просвещенный, реально-идеальный, искренний демократический либерализм, ставили ему задачей стремиться к добыванию свободы для всех, хотели «вести работу положительным строительством».

Середина 1880-х годов также ознаменовалась особым вниманием интеллигенции к религиозно-нравственным вопросам из-за распространения идей Л.Н. Толстого. В октябре 1885 года Дмитрий Шаховской и Федор Ольденбург, облекшись в русские рубашки, ходили в Ясную Поляну. Позже Д.И. Шаховской писал, что «Толстой увлекал … подведением нравственной основы под требования политического и социального обновления».

После окончания университета в 1884 году Дмитрий Иванович получил приглашение от предводителя дворянства Весьегонского уезда Тверской губернии приехать в Весьегонск на земскую службу и заведовать школами уезда. В 1885-1889 гг. Д.И. Шаховской жил и работал в Весьегонске, где он обследовал всю сеть учебных заведений, упорядочил системы домашнего образования, составил подробнейший отчет. Дмитрий Шаховской практически добивался перехода к всеобщему начальному образованию. Здесь открылась его способность привлекать и сплачивать вокруг себя людей, очень разных по характерам и положению в обществе.

Главным же событием середины 1880-х годов стало рождение Приютинского братства. «Связь наша сделалась тесной дружеской связью, – вспоминал Александр Корнилов, – даже независимо от тех общих этических и общественных интересов, которыми мы увлекались». Дмитрий Иванович Шаховской стал одним из самых горячих сторонников нового объединения и одним из его вдохновителей.

Рождению Братства предшествовали еженедельные встречи по четвергам у Ольденбургов. На одной из встреч родилась мысль купить на общий счет какую-нибудь землю, куда все могли бы съезжаться и обновлять дружеское общение и этические принципы жизни. Это маленькое имение было решено назвать Приютино, отсюда название членов кружка «приютинцы». Также было решено для поддержания общения между живущими в разных концах страны приютинцами писать друг другу письма не просто в свободную минуту, а выделять для этого часть рабочего времени, увеличивать рабочее время, чтобы честно исполнять эту обязанность. Был установлен день 30 декабря, в который должно было происходить годовое собрание кружка для подведения итогов прожитого и сделанного, построения плана должного на следующий год, для проверки дружеским общим сердцем взаимных настроений, просто «для рукопожатия и объятия в свете и тепле общей любви». Эти собрания продолжались в течение 32 лет с одним пропуском в 1917 году. Иван Гревс писал: «Все двигалось к превращению компании добрых приятелей в коллективную личность нового, необычного вида».

Дмитрий Иванович Шаховской сформулировал мировоззренческие позиции Братства в письме «Что нам делать и как нам жить?». Оно включало три аксиомы: «так жить нельзя»; «все мы ужасно плохи»; «без братства мы погибли». Измениться человеку одному не по силам, нужно братство. Поэтому необходимо руководствоваться простыми принципами и правилами: 1. Работай как можно больше. 2. Потребляй (на себя) как можно меньше. 3. На чужие беды смотри как на свои, просящему у тебя дай и не стыдись попросить у всякого: не бойся просить милостыню.

Важно отметить, что понятия Братство и Приютино были разделены. Приютино осмыслялось как организационный шаг к осуществлению братских начал. Стремиться жить для других, живя открыто между собой и показывая пример другим, иметь перед собой величественный образ общечеловеческого Братства. Владимир Вернадский утверждал: «Если б не было Братства, не было бы Приютина. Приютино – только способ осуществления братских бытовых форм жизни».

Следующим для обсуждения был поставлен вопрос: кого можно считать приютинцами? Единогласно было признано, что приютинцами являются члены Братства. Таковых оказалось 25 человек. Новыми членами могли стать те, кто разделял принципы Братства и был проникнут духом его идей. Для вступления нового члена нужно было согласие всех.

Братство понималось как «свободное и любовное соединение людей, преследующих одни цели и работающих вместе», а Приютино – местом, «куда теперь же можно приехать и трудясь на которое делаешь общественное дело», – писал Дмитрий Иванович Шаховской.

Без Братства, по утверждению Дмитрия Ивановича, невозможна была никакая плодотворная деятельность – ни специальная, то есть личная, ни общественная. А совместное участие в общественной деятельности Дмитрий Иванович считал необходимым. Основную проблему и даже грех, препятствовавший становлению Братства и устроению Приютина, Д.И. Шаховской видел в отсутствии общей идеи, которая объединила бы специальную деятельность всех членов Братства.

Встал вопрос, где устраивать Приютино? Дмитрий Иванович предлагал усадьбу в Малашкино Тверской губернии, Вернадские – Вернадовку в Моршанском уезде Тамбовской губернии, было предложение купить землю на юге в Крыму. Общей идеей виделось просветительство, сближение с народом. План совместной деятельности намечался как подготовка из себя писателей, а из русского общества – аудитории. Педагогическое дело – великое, ужасно трудное, но жизненное, как всякий переход от мечтаний к делу». Ставилась задача разрешить эти вопросы к 30 декабря 1888 года. ДИ предложил к этой дате перечитать ряд книг и статей, в частности В. Соловьева и «Отверженных» В. Гюго. Затем предстояло «вступать в русскую литературу, кто как сможет», чтобы способствовать просвещению русского общества.

Первостепенным для русского общества Дмитрий Иванович считал развитие личности. «Я не хочу, чтобы из него (русского человека) развивался узкий индивидуалист, но я не могу не стараться изо всех сил, чтобы в нем сильнее выразилась определенная личность с сильными желаниями, ясным сознанием своих целей и твердостью, и постоянством в их достижении. … пока не разовьется личность, … возможны только стихийные движения, а я хочу настоящей человеческой жизни».

Проект покупки имения не воплотился. Этому препятствовали и работа каждого члена Братства, и семейные обстоятельства. Но добрые, тесные отношения, взаимная поддержка, ощущение духовного родства, конечно, были принципиально важны для всех приютинцев.

Практическим же очень серьезным делом стала борьба с голодом в 1891-1892 годах. Приютинцы смогли организовать помощь крестьянам в Тамбовской губернии вокруг Вернадовки. Причем в 1892 году, когда общественный подъем спал, а ситуация оставалась крайне тяжелой, они продолжали поддерживать голодающих. Собирали пожертвования, вкладывали собственные средства, главное занимались всей организацией по распределению средств, выдачей семян на местах и очень взвешенно относились к тому, какое количество населения они смогут своей помощью охватить. Дмитрий Иванович составил список вопросов для планирования такой помощи.

Дальнейшая общественная и профессиональная деятельность Дмитрия Ивановича и его товарищей – большая тема, которую невозможно охватить в коротком сообщении. Необходимо отметить, что Д.И. Шаховской был очень известен как активный земский деятель. Его называли «земским князем». Он стал представителем I Государственной думы от земств Ярославской губернии и секретарем Думы.
И. Петрункевич, В. Вернадский, Д. Шаховской. Фото из архива Е.М. Шик
И. Петрункевич, В. Вернадский, Д. Шаховской. Фото из архива Е.М. Шик

В связи с земской деятельностью и отстаиванием начал самоуправления Дмитрий Иванович Шаховской вошел в «Союз освобождения», который стал предшественником, прообразом кадетской партии. Первый съезд этой партии состоялся в октябре 1905 года, Дума начала свою работу в апреле 1906 года. Одним из предложенных законопроектов был законопроект об отмене смертной казни, но он не был утвержден Государственным советом. Первая Дума была распущена. Состоялось нелегальное собрание в Выборге, после которого Дмитрий Иванович отбывал трехмесячное заключение в губернской тюрьме в Ярославле; был отстранён от всякой выборной и земской деятельности.

«Я в принципе сторонник самодержавной власти в России, но на царя я смотрю как на защитника народа, стоящего вне всяких сословий. На русскую землю я смотрю как на землю по преимуществу мужицкую, где строй мужицкий и интересы мужика должны стоять на первом месте. Дворянство русское только и имеет, по-моему, значение, как служилое сословие и никакими особыми льготами пользоваться не должно. Я не приверженец революции, но не знаю, чем кроме неё может это все кончиться, если будет продолжаться так же. Земству должны быть предоставлены, по-моему, большие права, и только с развитием земского дела возможно улучшение общего хода вещей», – писал Дмитрий Иванович.

Таким образом, Д. Шаховской видел будущее России в земском самоуправлении и кооперации, В. Вернадский отдавал предпочтение идее государственности, но в целом позиция приютинцев заключалась в ответственности за жизнь страны всех слоев народа. Эту ответственность они определяли как идею соборного сознания с максимальным раскрытием личности на всех уровнях – от конкретного человека до человечества в целом. Человечество воспринималось как единая великая личность, с «бережнием личности каждого», согласно любимому выражению Вернадского. Для этого приютинцы ставили задачу осмысления жизни, что означало для них наполнять жизнь смыслом – и свою, и общую, но также понимать смысл происходящего с тобой, близкими, человечеством. Каждый в своей области и на своём поле пытался внедрить общие достижения. Эти усилия Иван Гревс называл «способностью Братства ветвиться».

Фёдор Ольденбург собрал земских учителей в Твери; Иван Гревс сплотил вокруг себя учеников-единомышленников из многих учебных заведений; Владимир Вернадский собирал вокруг себя научные коллективы в области минералогии, геохимии, биогеохимия, в Радиевом институте; Сергей Ольденбург собирал востоковедов на началах приютинского Братства; Дмитрий Шаховской был организатором кооперации, много сделал для разных форм общественной самодеятельности и самоуправления.

Дмитрий Иванович Шаховской утверждал: «Надо всегда служить тем потребностям, которые видишь сегодня. И если я завтра увижу новые потребности, то это совсем не значит, что я вчера поступал плохо». Верность абсолютным ценностям – уметь быть полезным, служить народу и стране, служить большему, оставаться верным родным по духу людям – была неотъемлемой чертой Д.И. Шаховского до его гибели в 1939 году*.
Д.И. Шаховской. 1938-1939 гг. Фото из следственного дела.
Д.И. Шаховской. 1938-1939 гг. Фото из следственного дела.

Мария Патрушева

 

* В ночь с 26 на 27 июля 1938 года Дмитрий Иванович Шаховской был арестован. В ходе обыска на его квартире был конфискован семейный архив. Д.И. Шаховской содержался во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке, затем в Лефортовской тюрьме. Многократно допрашивался (по воспоминаниям сокамерников, следователи заставляли его сутками стоять без сна). Был вынужден написать заявление с признанием собственной вины в контрреволюционной деятельности (имея в виду первые послереволюционные годы), но решительно отказался давать показания против других лиц, а также о какой-либо нелегальной работе, проводившейся после 1922 года. Академик В.И. Вернадский пытался спасти Д.И. Шаховского, добившись встречи с генеральным прокурором А.Я. Вышинским с тем, чтобы обсудить судьбу «дорогого друга Дмитрия Ивановича Шаховского, одного из благороднейших и морально высоких людей, с которыми я встречался в своей долгой жизни». Однако эта беседа никак не сказалась на судьбе Шаховского, который 14 апреля 1939 года был приговорён к расстрелу Военной коллегией Верховного суда как участник «антисоветской террористической организации». 15 апреля 1939 года расстрелян, захоронен на полигоне «Коммунарка» (по материалам Википедии).

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку