Интернет-конференция "Страх - агония человечества". Пути к победе над страхом

На вопросы отвечает священник Георгий Кочетков, духовный попечитель Преображенского братства

Страх и болезнь

Елизавета Ключикова

Благословите, батюшка! Радостно иметь возможность задать Вам вопрос, но трудно его верно сформулировать. Если страх временами становится настолько сильным, что парализует всякую духовную активность, т.е. молиться и просить защиты очень тяжело, то как спастись от этого и нужно ли стремиться к спасению? Не является ли это частью креста каждодневной жизни, который каждый из нас несёт? Существуют способы фармакологического контроля страха, тревоги; но, как правило, это контроль страха ценой притупления ясности разума. Допустимо ли такое отупление себя и не является ли оно, по сути, бегством от жизненного вызова?

Ответ о. Георгия:

Во-первых, надо сразу сказать, что страх не от Бога. Есть и Божий страх, но это другой страх, больше похожий, скорее, на чувство благоговения, нежелание остаться без Бога. Для человека это очень важно. Но это хоть и называется на традиционном языке страхом Божьим, однако это не тот страх, о котором пишете и думаете сейчас Вы. А тот страх, о котором Вы говорите, конечно, не от Бога, ведь он действительно убивает в человеке духовную жизнь и разлагает жизнь душевную. И человек действительно парализуется таким страхом.

Очень важно помнить, что такой страх – враг человека, с ним надо бороться, и бороться эффективно. Если есть возможность молиться и призывать на помощь благодать, любовь и силу Божью – Дух Божий, – то надо это делать. А если уже даже таких сил нет, то, конечно, надо подумать, не является ли это следствием какой-нибудь душевной или психической травмы или каких-то особенностей характера.

Если это такой страх – больше психологического или психического происхождения, – то тут не грех использовать и какие-то вспомогательные средства, как раз для того чтобы не потерять контроль над собой, чтобы этот страх окончательно не поглотил рассудок и не привёл к каким-то страшным последствиям. Увы, все медикаментозные средства действительно имеют обратную сторону. Но ведь это касается любых лекарств. Все лекарства, замечаем мы это или нет, имеют какие-то негативные последствия. Но мы же, тем не менее, их принимаем, идя на какие-то издержки ради главного – ради того, чтобы преодолеть какую-то свою основную проблему.

Однако проблема страха никак не сводится только к душевному, душевно-психологическому и психическому уровню. Проблема страха, естественно, связана и с духовной жизнью человека. Не случайно Священное Писание нам говорит через апостола Иоанна: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; а боящийся не совершен в любви» (1 Ин 4:18). Это говорится как раз о том страхе, который человека парализует. Не случайно и экзорцизмы – древние заклинания злого духа – также были направлены на освобождение человека от страха, потому что страх – это действительно бесовское воздействие. И нужно от этого отходить, потому что это чужое человеку, это не Ваше, это то, что стремится поработить Вас, оторвать от Бога, от ближних и от самого себя, раздвоить личность.

Будьте осторожны, внимательны. Если Вы, допустим, очень впечатлительны, то не подвергайте себя искушениям разного рода ярких впечатлений. Сейчас очень любят показывать по телевизору всякие страшилки, триллеры, и это может быть очень опасным. Если Ваша психика легкоранима, то Вам не нужно острых ощущений. Учитывайте, что наша современная жизнь – это жизнь при больших психологических перегрузках и при очень большом недостатке духа, духовного начала в жизни. Нам особенно не хватает того духа, который прямо от Бога, который мы называем благодатью. Поэтому ищите благодать, обретайте смирение, боритесь со страстями – с гордыней, с унынием, потому что уныние – это тот грех, который может привести человека даже и к смерти. Помните об этом и никогда не отступайте перед искушениями, связанными со страхом.

Кто бы Вас ни пугал и что бы Вас ни пугало, всё равно возьмите себя в руки. Начинайте хотя бы повторять про себя «Господи, помилуй». Если другие молитвы не идут, можно просто повторять: «Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй...» – столько, сколько нужно. Здесь очень полезна Иисусова молитва и молитва о помиловании: она помогает человеку бороться с такого рода искушениями. Но, повторяю, самое важное – помнить, что Бог смиренным даёт благодать. Не гордитесь, не мните много о себе, не думайте о своих заслугах, не думайте, что Вас кто-то хочет обидеть. Ни на кого не держите зла, не держите никаких обид. И тогда Вы достаточно быстро и эффективно освободитесь от страхов всех видов, кроме страха Божьего, т.е. благоговения пред именем Божьим, пред лицом Божьим и пред Божьим действием – пред царствием Божьим.

 

Елена Шевелева

Дорогой о. Георгий! В нормальном случае христианин в своей жизни не должен ничего бояться. А как быть, если существуют страхи-фобии на уровне болезни? Когда возникают такие состояния, что страх парализует человека так, что нет возможности даже молиться? Можно ли победить эти страхи силой веры или в этой ситуации необходимо прибегать к медикаментозным средствам?

Ответ о. Георгия:

По сути дела, этот вопрос повторяет предыдущий, на который я уже ответил Елизавете Ключиковой. К медикаментозным средствам прибегать можно, только в меру. В любом случае надо стремиться духовно воздействовать на проблему, стараться как бы увести из своего сердца любые основания для страхов, потому что бесстрашный человек – это человек, который имеет подлинную надежду на Бога, подлинное упование на Него. Помните об этом, имейте надежду на Бога, полагайтесь на Его крепкую руку, верьте в силу Божью, в то, что Господь никогда и нигде не оставит Вас и всегда защитит.

 

Страхи современного человека

Павел Хоровский

Здравствуйте, батюшка, у меня два вопроса:

1. Можно ли различать страхи естественный и противоестественный? Страх как защитная реакция – например, страх высоты, крови, змей, пауков (опасных животных) – и страх, парализующий, подавляющий волю человека в обычных жизненных ситуациях – страх болезни, бедности, предательства, преследования и т. д.?

Ответ о. Георгия:

Конечно, есть страхи, которые выработаны естественными условиями жизни человека в борьбе за существование, в борьбе с естественными опасностями. В этом смысле, действительно, даже очень хорошо, если человек чего-то боится. Ведь бывает такое безрассудство, такое полное отсутствие страха, которое может привести человека к гибели или к тяжкому греху. И очень важно, чтобы человек боялся греха, боялся гибели, важно, чтобы он боялся смерти, чтобы не хотел умирать ни за что, т. е. напрасно. Для этого и существуют естественные страхи. Конечно, они свойственны и человеку естественному, природному, который ещё не просвещён благодатью. Благодатный же человек не пойдёт на неоправданные риски, не будет безрассудствовать, но действительно будет полагаться на Бога и вести себя смиренно, кротко и при этом дерзновенно, со смелостью там, где это нужно для исполнения воли Божьей.

Но есть, конечно, и страхи противоестественные – те, которые связаны, скорее, с патологиями, чаще всего временными, но иногда и постоянными, которые встречаются у людей в связи с психическими и психологическими перегрузками. Но об этом я уже говорил выше.

 

2. Как относиться к страхованию? Это ведь реально помогает справиться с частью страхов. Или христианам правильнее уповать на Бога и помощь церкви и не тратить зря средства на добровольное страхование? Или может быть церкви иметь свой страховой фонд?

Ответ о. Георгия:

Страхование – дело хорошее. Это компенсация ущерба, чтобы человек был уверен: что бы ни произошло, он не потеряет слишком много сил, средств и т. д., потому что кто-то это каким-то образом компенсирует. Если человек имеет эту уверенность, то ему легче переносить всякие риски, которых в нашей жизни бывает немало. Мы каждый день чем-то рискуем, осознаем мы это или нет. И чтобы эти риски были более оправданными, чтобы они меньше нас травмировали, беспокоили, для этого и существует система страхования, которая вполне может быть разумной. И если бы церковь, или община, или братство имели какой-то свой страховой фонд, это было бы совсем не плохо. Не вижу в этом ничего дурного.

Конечно, надо уповать на Бога, потому что если не будешь уповать на Бога, то и никакая страховка не поможет. Надо уповать на Бога, но надо и помогать друг другу – и психологически, и материально. Надо как бы распределять житейские тяготы между собой, чтобы те, у кого всё идёт хорошо, могли бы в чём-то помочь тем, кто попал в беду. Ну, а те, кто выпутался уже из беды, могли бы, в свою очередь, помочь первым в случае нужды.

 

Михаил, Свято-Алексеевское братство

О. Георгий, благословите! В Священном Писании мы видим, что страх был весьма свойственен человеку прошедших веков. Также видим, что страх был различным – назовём его так: страх убивающий и страх спасающий. Вот примеры: «Сердце моё трепещет во мне, и смертные ужасы напали на меня» (Пс 54:5); «Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем. Бог увидел бедствие моё и труд рук моих и вступился [за меня] вчера» (Быт 31:42). В чём разница между этими двумя страхами? Почему современные люди не боятся того, что в прежних поколениях было и помыслить страшно (блуд, кощунство)? Какие страхи более всего свойственны современному человеку?

Ответ о. Георгия:

Да, действительно многое изменилось. В течение истории люди в большой степени старались освобождаться от страхов, объясняя себе природные явления или высчитывая последствия тех или иных неприятностей, событий, грехов, страстей, искажений жизни. И, к сожалению, часто приходили к не очень правильным выводам, что, мол, вообще можно не бояться ничего, потому что человек всесилен, что он якобы может сам побороть все опасности. Это, конечно, легкомысленный вывод, мягко говоря, излишне оптимистический. Если кто-то придерживается такого рода взглядов, этого человека надо предупредить, что есть вещи, которых бояться надо. Надо не только бояться Бога – бояться остаться без благодати Божьей, без любви, без содержания жизни, – но надо бояться и греха, страстей, потому что они как раз и приводят к богооставленности, к отсутствию духовной силы в человеке. Только человек должен как бы контролировать эти страхи, они не должны быть иррациональными, порабощающими. Это является свойством страхов бесовских, о чём мы уже говорили выше.

Да, иногда люди ведут себя неразумно, но другой раз трудно бывает отличить дерзость – неразумную дерзость – от дерзновения. Дерзость – это дерзновение без смирения. Вот если человеку не хватает смирения, то дерзновение превращается в дерзость. А смелость, свобода слова и свобода действия – т.е. то, что мы подразумеваем под дерзновением, – это у человека должно быть. Хотя, повторяю, иногда трудно бывает отличить дерзость от дерзновения.

Я иногда по телевизору натыкаюсь на программу «Русский экстрим» и всегда удивляюсь тому, как люди рискуют своей жизнью ни за что, только ради острых ощущений, только для того, чтобы почувствовать выброс адреналина. Ну, еще, с другой стороны, чтобы похвастаться. Но, увы, иногда это приводит к трагическим последствиям: люди гибнут. И таких людей бывает жалко, ведь они жили-жили и так ни до чего и не дожили, ничего в жизни не сделали. Экстремальные ситуации в жизни могут быть, и хорошо, когда человек умеет их преодолевать, но эти экстремальные ситуации должны быть оправданы жизнью, как бы вытекать из жизни или её осложнений, а не создаваться искусственно. Поэтому я не поддерживаю такие экстремальные виды спорта, да и вообще всё, что делается просто ради того, чтобы показать себя и похвалиться перед другими: вот, мол, я сделал то, чего другие не могут, и все. Смелость, решительность, умение слаженно действовать и т. д. – это хорошие свойства, их надо в себе развивать, но надо это делать правильно.

 

Воробьева Татьяна Николаевна

О. Георгий, заранее прошу прощения за несколько упаднический вопрос. Но первая часть темы – «Страх – агония человечества» – напоминает о характеристике, вполне адекватной современности как времени «антропологической катастрофы». И настолько, увы, реальной, что ко второй части темы – «Пути к победе над страхом» – как-то мысль не продвигается. Ощущение такое, что «точка невозврата» человечеством уже пройдена. И то, что Господь указал Путь, оно – человечество – «в упор не видит». Вот ведь страх-то какой... Каким следует быть христианскому свидетельству, чтобы оно – человечество – прозревало? Извините. Благодарю, Татьяна.

Ответ о. Георгия:

На самом деле, это замечательный вопрос, никакой не упаднический. Действительно нужно, чтобы человечество прозревало, и для этого, прежде всего, нам самим нужно показывать пример жизни по вере. Человек, живущий верою, а не просто видением, подчиняясь обстоятельствам, действительно показывает пример бесстрашной жизни, пример победы над всеми опасностями, рисками и трудностями. Человек, который всего подряд боится, – это человек маловерный или вообще неверующий, которого можно только пожалеть. Таких людей, к сожалению, очень много. Не случайно страхи – одно из самых характерных явлений современности, здесь Вы абсолютно правы. Люди всегда чего-то боялись, но сейчас этот подавляющий всё и всех страх разлился вокруг нас с необыкновенной силой, как никогда прежде. Так что мы должны свидетельствовать о том, что и в наше время можно жить по вере, несмотря на все риски современности. Действуйте в этом направлении, трудитесь, не стесняйтесь свидетельствовать о помощи Божьей, о том, как Господь заботится о верных Своих, т.е. о людях, живущих как раз верою. Ваше слово будет особенно убедительным, если Вы будете показывать этот пример постоянно.

 

Михаил Беляков, г. Москва

Уважаемый о. Георгий! Глядя на то, как современное общество смело попирает христианские заповеди, разрабатывает всё более изощрённое орудие массового поражения, разрушает природу и т. п., Вы не находите, что к современному обществу больше подходит фраза: «Атрофия страха – агония человечества»?

Ответ о. Георгия:

Это мы тоже уже немножко начинали обсуждать выше. Действительно, с одной стороны, люди боятся всего, а с другой стороны, то, чего нужно бояться, – не боятся. Не боятся Бога, не боятся греха, не боятся позора, не боятся того, чего как раз было бы самым естественным для человека остерегаться. И надо думать, как преодолеть эту ситуацию. Наверное, если мы об этом хорошенько подумаем, мы увидим, что этот сдвиг современных людей, связанный с тем, что они боятся не того, чего надо бояться, с одной стороны, вещь старая, древняя. В Писании говорится: «Тамо убояшеся страха, идеже не бе страх» («Там убоятся они страха, где нет страха (Пс 13:5)). А с другой стороны, это действительно очень новое явление. Людей надо освобождать от ложных страхов, но надо иногда вспоминать и слова апостола: «Иных и страхом спасайте» (Иуд 1:23). Т.е. иногда страх для человека действительно спасителен. И не надо отвергать любой страх только потому, что он страх, только потому, что он так или иначе ограничивает человека в его поведении и в его абстрактных возможностях.

 

Наталья М.

О. Георгий, благословите! По страхам есть много вопросов. Но есть один и очень «страшный страх» у большинства людей. Почти каждый из нас боится прожить жизнь и остаться ни с чем. Не в плане материальном, хотя это тоже пугает, или остаться без близких, а скорее – после смерти остаться ни с чем. Узнать после смерти, что не сдан экзамен и нет пропуска дальше. Скажет кто, что надо стараться, работать над собой, но многие считают себя уже заранее недостойными. Очень часто слышу, как говорят: «Туда мало кто попадёт, уж точно не я!» Хотя налицо тот факт, что и здесь жизнь не сахар, и все же хочется, наконец, жить без страданий, без ошибок, просто жить и радоваться, но сами себя лишают этого, и в то же время боятся того, что идут к такому концу. Как же тут быть-то?

Ответ о. Георгия:

Неуверенность в спасении человека проистекает из его маловерия, из недостойной жизни, а также из желания, взявшись за плуг, оборачиваться назад. Таковых Господь называет неблагонадёжными для Царства Небесного. Современный человек действительно очень склонен к таким оборачиваниям назад, и поэтому он всегда не уверен в главных вещах. Во второстепенных бывает слишком уверен, т. е. самоуверен. Но в главных вещах, к сожалению, бывает очень робок. Эти вещи тоже надо ставить на место. Надо разъяснять себе и другим суть вещей: что Господь даёт нам жизнь вечную по нашей вере, в соответствии с нашей надеждой и любовью, если они живые и плодоносящие. И этого я всем желаю.

 

Страх креста

Ольга Кузнецова, Электросталь

Дорогой о. Георгий! В Писании говорится, что «в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви!» (1 Ин 4:18). Как научиться преодолевать тот страх, который умаляет в сердце любовь к Богу и мешает целожизненно Ему одному служить?

Ответ о. Георгия:

По сути дела, об этом мы тоже уже говорили. Всякий нездоровый, противоестественный, парализующий страх, который мы связываем с бесовским воздействием на человека, с воздействием силы зла, – всякий такой страх действительно мешает жить по-божески, и поэтому с ним и надо бороться. Надо жить по-божески, надо устраивать общинную, братскую жизнь – жизнь на основах братолюбия, на основах любви к Богу и к Церкви, – надо не бояться общей жизни, не бояться тех ограничений, которые мы вынуждены на себя накладывать тогда, когда идём узким путём, за Богом, по пути, ведущему в Жизнь. Вот это самое важное, об этом надо помнить. Читайте Писание, Евангелие, и вы там вычитаете все подробности: какие качества человек должен в себе воспитывать, а каких избегать. Главное, не забывайте, что Христос там, где двое или трое собраны во имя Его, что решение проблемы страха не только индивидуальное дело, но это ещё и дело соборное, церковное, общинно-братское. Этого часто не учитывают и потому начинают бороться индивидуально, а сил не хватает – и люди срываются и унывают, с самыми печальными последствиями. Постарайтесь этого избегать.

 

Павел Тихомиров

1. Присоединяюсь к вопросу Ольги, только немного перефразирую: иногда сталкиваешься с тем, что то, что поручает сделать Господь, делать страшно. Очень хочется найти способ этого не делать. Очень хочется представить, что это выполнять уже не нужно, не обязательно. Страх сковывает и лишает сил. В моём опыте единственная возможность действовать – это выполнять то, что должен, несмотря на внешние обстоятельства, независимо от того, фантомы они или нет. Правильно ли я понимаю, что страх этого рода возможно преодолеть только через послушание Богу и старшим?

Ответ о. Георгия:

Этот вопрос Павла Тихомирова из Петербурга очень хорош, потому что как раз об этом мы ещё не говорили. Послушание Богу, послушание старшим имеет огромную силу в процессе преодоления всякого рода страхов. Да, бывают ситуации, когда этого послушания недостаточно или у человека не хватает силы воли для того, чтобы такое послушание обрести. Да, так может быть, и так действительно бывает. Но это никак не снижает ценности послушания. Лучше всего жить любовью и любовью преодолевать все страхи, но многие могут сказать: а у меня не хватает любви, у меня её нет, где же я её возьму? И правильно, если пока нет любви, нет благодати, тогда просто слушайтесь старших, слушайтесь слова Божьего, слушайтесь Самого Господа, вслушивайтесь в голос своей совести и не бойтесь ничего, не страшитесь. Конечно, здесь очень важно доверие между людьми и умение знать старших, которые могут провести тебя через бурные воды житейского моря.

 

2. Второй вопрос (присоединяясь к вопросу Михаила о различении страхов): как различить страхи «предохраняющий» и «мешающий»? Спасибо.

Ответ о. Георгия:

Мы ведь уже об этом говорили: когда человек предохраняет себя, это значит, что он как бы себя смиряет. Все то, что касается смирения человека, – это очень хорошие вещи. Человек должен уметь вести себя спокойно, уметь останавливать свои страстные порывы. Но, конечно, если он так себя смирит, что превратится в совершенно бездействующего человека, ничего хорошего от этого не будет. Смирение надо всегда сочетать с дерзновением, со свободой духа и решимостью – тогда не будет никаких перегибов. Поэтому здесь для различения разного рода страхов нужен опыт – опыт жизни, опыт святых отцов, опыт апостолов, опыт, который содержится в церкви, в церковном собрании. Старайтесь им не пренебрегать и накапливать его, читая хорошие книги, общаясь с хорошими людьми в церкви и в обществе.

 

Константин Чобану, Кишинёв

Батюшка, благословите! Мои вопросы о том, как бороться со страхом быть за Правду и за Бога, со страхом свидетельства жизнью и словом. Страх взять на себя ответственность и бороться с неправдой и несправедливостью. Часто такой страх человека сковывает и обессиливает. В Священном Писании есть слова, в Евангелии от Луки (9:26): «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится, когда придёт во славе Своей и Отца и святых Ангелов», и в Евангелии от Матфея (10:32-33): «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным; а кто отречётся от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим Небесным». Этого рода страх есть грех? И нужно ли в нём каяться? Как победить страх этого рода? Спасибо Вам большое.

Ответ о. Георгия:

Конечно, страх, который ведёт к отречению от пути Божьего, к предательству Бога и ближнего, и подобные ему страхи – самолюбивые, горделивые, – несомненно, плохи, и, безусловно, это грех. От этого, конечно, нужно отходить. Если Вы почувствовали в себе трусость... а что такое трусость? Это тоже страх, но страх дурной, связанный с неумением отстаивать правду Божью, путь Божий, дело Божье в жизни. Так вот с трусостью надо бороться как раз дерзновением и смирением, это лучшие рекомендации. Так же, как надо бороться с унынием, с гордыней и самолюбием, которые тоже нередко ведут как раз к трусости. Ведь трусость рождается на основе желания сохранить только себя, свою шкуру, или думать только о своих интересах. Вот этот эгоизм надо преодолевать в себе как грех, каяться в нём и исправляться.

 

Адаменко Наталья, Братство во имя новомучеников и исповедников Российских

Батюшка, благословите! Апостол Иоанн Богослов пишет в послании о том, что «совершенная любовь изгоняет страх», и о том, что «не любящий пребывает в смерти». Значит ли это, что для человека существует лишь две возможности: либо верить в смерть, в то, что именно она является пределом и мерилом всему в этом мире (и тогда нужно стараться взять от этой жизни всё, что возможно), либо верить в воскресение мёртвых (и тогда перед человеком открывается возможность жертвенной любви)? Что необходимо узнать, увидеть, услышать человеку, чтобы обрести веру в воскресение и победить страх смерти, скрытый или явный?

Ответ о. Георгия:

Вера в воскресение – это, прежде всего, вера во Христа. Это вера в любовь Божью, в силу Божью, в то, что эта любовь наследует жизнь вечную и сама становится содержанием этой жизни. Вот что самое главное. Если мы понимаем, что наша земная жизнь – это только выражение нашей веры – веры в воскресение, веры в любовь Божью, в любовь Христову, – то мы, конечно, не будем бояться потерпеть ущерб в этом мире. И при этом, будучи смиренными, мы не будем и безрассудными. Поэтому испытывайте на себе действие любви Божьей, и тогда вы не будете сомневаться в том, что любящий Бога наследует жизнь вечную, и наследует её через воскресение.

 

Разные вопросы о страхе

Татьяна Г. Москва

Батюшка, благословите! Скажите, пожалуйста, верным ли будет утверждение, что основная причина страха (не страха Божьего в положительном значении) – это неверие в Бога, неверие в Его любовь и милосердие? Человеку страшно, когда он отдаляется от Бога. Сознательно или несознательно. А затем, осознав эту удалённость, человеку становится страшно, что у него не хватит сил (любви, желания) вернуться.

Ответ о. Георгия:

Ну конечно, естественно, человек, не верящий в Бога, подвергает себя разного рода страхам. Мы уже говорили, что ему не на кого положиться. Ему не может помочь Господь, потому что если человек отворачивается от Бога, Бог таковым не помогает, потому что не может помочь им насильно. Так что Вы абсолютно правы: надо, прежде всего, иметь живое общение с Богом, с Церковью, с ближними, и тогда только можно будет преодолевать страхи. Подлинная причина страхов, конечно, в этом одиночестве, в этой оторванности человека от всего живого, от силы Духа и от тех сил, которые питают в человеке дерзновение и свободу от страхов.

 

Мария Селихова

Дорогой о. Георгий, я не теряю надежды познакомиться с Вами лично, несмотря на то, что есть многочисленные препятствия (инвалидная коляска, ДЦП). Теперь вопрос по теме. Раньше у меня был страх одиночества. Сейчас я поняла, что Бог всегда со мной, я реально чувствую Его присутствие. Не могу объяснить, но это так. Это правильно?

Ответ о. Георгия:

Почему же нет? Если Вы чувствуете это присутствие Божье, то благодарите и держитесь за него, потому что Бог действительно присутствует там, где есть вера, где есть любовь, где есть надежда, где есть дух свободы, дерзновение и смирение. Поэтому обязательно продолжайте идти по тому пути, который Вы нашли. Если Вы нашли Бога, это для Вас не просто психологическое утешение, но новая реальность новой жизни, которая освободит Вас от страха так же, как освободила от одиночества. Я тоже надеюсь на встречу с Вами. Очень хотел бы познакомиться, потому что Ваши вопросы очень живые, реальные.

Информационная служба Преображенского братства
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку