День рождения общины

В ночь на 29 октября 1929 года большинство членов общины Василия Савельева (будущего архимандрита Сергия) были арестованы и отправлены в Бутырскую тюрьму, а затем в Северный край
Архимандрит Сергий (Савельев)
Архимандрит Сергий (Савельев)

Отец Сергий позже назвал этот день «самым дорогим… в жизни» – днем рождения общины. «Стоя у края могилы, мы, оставшиеся в живых, этот день всегда благословляем ..! Открылась новая страница нашей жизни, и эта жизнь сама нашла для себя имя – «родная». Она объединила людей, родственными узами не связанных, и всего лишь два – три года назад узнавших друг друга. Объединила так крепко, как не объединяют самые близкие родственные узы» [1].

Дочь архимандрита Сергия Екатерина Савельева свои последние годы посвятила сохранению духовного наследия отца. Это стало главным делом ее жизни. Прикованная к постели тяжелым недугом, превозмогая физическую боль и страдания, она делала выписки из его проповедей, сопровождая их своими размышлениями или воспоминаниями.

Екатерина Савельева
Екатерина Савельева

Ниже представлены фрагменты записей Кати Савельевой, ранее не публиковавшиеся.

Благодарим духовных детей отца Сергия Р.В. Корнееву и Л.И. Шахову за предоставленные материалы.

 

Об отце Сергии

«Я и Отец – одно» (Ин. 19, 30).

 «Такие люди как твой отец рождаются раз в 500 лет».
Монахиня в миру Михея [2]

На извечный, как считают, русский вопрос: «Кто виноват?» о. Сергий отвечает необыкновенно: «Во всем темном, мрачном и неправедном я вижу, прежде всего, самого себя, и твердо знаю, что все это темное и мрачное рассеется, если я останусь верен любви».

Какой любви?

«Христос – Сын Божий. Бог. Бог есть Любовь и ничто другое. А любовь неразрывно связана со свободой. Нельзя любить принужденно… Когда кто-нибудь полюбит другого, то он полюбит его не потому, что кто-то заставил его полюбить, а так – полюбилось, и полюбил.

Вот и Спаситель нам открыл путь любви, но любви, связанной неразрывно со свободой. Хотите идти этим путем – идите. Не хотите – никто вас принуждать к этому не будет».


***

Духоносность архим. Сергия открывается при первом прикосновении к оставленному им.

Абсолютно же доказывает ее как бы природное – конечно, ставшее природой – смирение, никогда не изменяющее ему, даже случайно. Пример – все проповеди.

 

«…Христианин по существу своему – человек всегда нищий духом. И эта его нищета – от жажды соединения со Христом.

Проповедь о Христе должна была звучать всюду, но отклик на эту проповедь может исходить только от свободной любви человека. Таких людей немного, но они-то только и способны выражать истинное учение Христа.

Подмена свободной любви ко Христу обрядами и внешним блеском недопустима ни в какой форме. Но без подмены ее церковная жизнь в том виде, в каком она создалась, не могла бы существовать. В этой подмене возлагать вину приходится прежде на самих себя. Человеку пренебречь Христом было трудно, но последовать за Ним несравненно труднее, так как пристрастие приковывает человека к земной жизни, и чем больше это пристрастие, тем труднее ему следовать по стопам Христа.

Нам хочется быть со Христом, в то же время еще больше хочется угождать своей плоти. Хотя нам хочется невозможного, мы все-таки свое хотение осуществили. Но как? Мы стали приспосабливать заветы Христа к своей земной жизни. Мы не отвергаем Христа, не отвергаем и евангельского учения. Но от Христа берем только то, что каждому из нас нужно. И когда наша жизнь расходится с заветами Христа, то мы закрываем глаза на это и, отступая от Христа, думаем только о том, как нам оправдать свое отступление. И, надо сказать, мы всегда это блестяще делаем и делали.

Словом, мы приспособили Христа для прикрытия своей беззаконной жизни, и поэтому в истории жизни человеческой под сенью Креста было совершено множество всяких преступлений».


***

Думается, ни одного раза во всех многих проповедях за много лет нельзя найти превозношения над другими людьми. Характерный пример речи о. Сергия: «А то, что мы называем верующими – это непросвещенные [3] люди. Нет у нас света в сердце, нет у нас света добра. Мы затемнены гордостью… А, самое главное, мы маловерны и малодушны».

 

***

Исповедуя, отец Сергий не отрывается от исповедуемых: «…и свидетелем-то стыдно быть. Так что свидетель-то я свидетель… но, в то же время, я и кающийся грешник. И поэтому то, что я буду вам говорить, это, прежде всего, относится ко мне самому и даже в большей степени, чем к вам, ибо я недостойный человек и, в то же время, служитель Престола. Господь по-разному ответ потребует, и от служителя Престола гораздо строже, чем от того человека, который и не слышал об Имени Божием по условиям своей жизни. Вот почему я испытываю некое смущение, когда мне приходится вести общую исповедь. Но что делать – иного выхода у меня нет».


***

О том, что скорбь надо принять в свое сердце, не бежать от нее будущий о. Сергий пишет еще в первых письмах из лагеря. Это тоже не слова, а отражение жизни, ибо в самом конце ее он восклицает: «Какая радость принять клевету…»

«Любить Христа и нести унижение за эту любовь…» – путь, которым идет о. Сергий. Но когда в проповеди он говорит: «И мы, исповедники Христа…» – сразу же подчеркивает, что не такие исповедники, как мы о святых привыкли понимать, а исповедники жизнью – исполнением в жизни Евангельских заповедей.

«Воображать себя мучениками за Христа – невежество, непростительное и для простого христианина». «За грехи» – наши и прежних церковных поколений – думал молодой будущий о. Серий в лагере.

Во фрагменте: «Я никогда не забываю…» А. Сергий написал, что «мы едины с погибшими страдальцами, но наши страдания еще не кончились».

 

***

«Ты же нас оставил!» – в одной из проповедей. Сила страданий о церковном устроении здесь отразилась особенно.

Не раз вспоминает о. Сергий о том, что у Спасителя на Крестном пути текли кровь и слезы.

В письме прихожанам храма из последней больницы о. Сергий пишет о жизни Христа на Кресте.

Только после 77 года узнала я, что «жизнь Церкви – продолжающееся жертвоприношение Христа Первосвященника». Прочла «вторичное распятие» у о. Сергия (сегодня день «Нечаянной радости», но я не отдавала себе до конца отчет, что значит кровь на ранах Младенца).

Прочла и о том, что путь у нас, всех людей, – крестный.

Подготовила Ольга Тушина


Свято-Архангельское братство

[1] Сергий (Савельев), архим. // Православная община. М. 1998. № 48. С. 124

[2] Екатерина Сергеевна Васильева – заведующая биохимической лабораторией Басманной больницы. В семье – зав. кафедрой физики Московского университета и проф. химии, … дир. ин-та. (прим. – К.)

[3] Сейчас, через 18 лет после 77 года вижу на себе и вокруг правду этих слов. А о. Сергий, увидевший, сказал, что самое страшное зло ХХ века – лжехристианство. Жизненное исполнение Заповедей Христа – самое главное для человека – для нас!

конец!

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку