В Вышнем Волочке снесен дом исповедников веры ради мойки для машин

03 мая 2018
О том, как был разрушен дом-храм семьи Малышевых
Руины дома Малышевых

В конце апреля члены Свято-Георгиевского братства побывали в Вышнем Волочке. Поводом для поездки послужила статья Дмитрия Михайлова о жизни семьи Малышевых. Алексей Петрович Малышев был купцом первой гильдии, после революции его разорили и сослали на лесозаготовки. Он смог выжить, вернулся из лагерей и уехал за границу. Его сын Борис Алексеевич с женой Марией Николаевной жили в Вышнем Волочке в деревянном доме по ул. Урицкого, 67. Они были верующими людьми, и после закрытия последнего храма в городе – Богоявленского собора, пригласили священников совершать богослужения в их доме, наверху, в мансарде. В советское время это было очень опасно: их арестовали и осудили на 10 лет. Их детей – сына Модеста и дочь Ольгу воспитывали опекуны – игумен Никон (Воробьев) и монахиня Марина (Изотова). В статье говорилось о необходимости создания музея новомучеников и исповедников в доме купца А.П. Малышева, где в 30-е годы ХХ века тайно совершалась литургия.

Дом-храм Малышевых
Дом-храм Малышевых
Борис и Мария Малышевы. 1939 год
Борис и Мария Малышевы. 1939 год

В Вышнем Волочке образовалась инициативная группа, которая пыталась убедить администрацию города не сносить дом. Но решение о сносе все же было принято. Тогда защитники дома нашли компромиссный вариант: было получено согласие о переносе дома на территорию Казанского монастыря, который находится на окраине города. Игуменья монастыря написала согласие о принятии дома на баланс монастыря. Но на второй день после этого дом уже снесли. На руинах дома мы встретились с краеведом Денисом Ивлевым, инициатором создания музея в доме Малышевых. Он рассказал нам, что по его подсчетам 22 канонизированных новомученика и исповедника вышневолоцких прославили Церковь, и дом-музей Малышевых был бы замечательным памятником им. Но этого не случилось.

На следующее утро мы приехали к месту событий как раз в тот момент, когда остатки бревен распиливали на дрова.

С добровольным гидом Светланой Хрулевой (слева) у руин дома Малышевых
С добровольным гидом Светланой Хрулевой (слева) у руин дома Малышевых

Оказалось, что дом был не старым. В подвале бревна были такими большими, что их не могли распилить. Все бревна сохранились как новенькие – не прогнившие и не испорченные. Повсюду в грязи лежали какие-то старые документы 1950-х годов.

Руины дома Малышевых

Отчего же такая спешка? И это при том, что в городе десятки (!) разрушенных деревянных домов с обвалившимися крышами, заколоченными окнами и обгоревшими фасадами. Оказалось, что рядом с домом Малышевых находится мойка для машин мэра города, и дом разрушили, чтобы подъезд к мойке сделать более удобным. Как говорится сейчас – no comments.

Место, где стоял дом Малышевых. Здесь пройдет дорога к мойке машин
Место, где стоял дом Малышевых. Здесь пройдет дорога к мойке машин

Мы встретились с дочерью Малышевых Ольгой Борисовной, которая, будучи ребенком, присутствовала на службах в их доме. Службы были тайными, совершались священником Симеоном Платоновым. Ольга Борисовна в этом году отметила свое девяностолетие, но прекрасно все помнит, хотя и жалуется, что «в последний год память стала подводить». Около двух часов она рассказывала о своей жизни и жизни своих родителей. Оба они были арестованы и сосланы. Ее отец, Борис Алексеевич, был выпущен из лагеря совершенно больным человеком, но все-таки продолжал служение – был рукоположен во дьякона, однако долго он не прожил. В 1949 году он скончался и был похоронен на Преображенском кладбище Вышнего Волочка. Мы были на его могиле. Кладбищу около трехсот лет. Здесь захоронены исповедники веры, но не все их могилы известны. Храм на территории пока не восстановлен, но что-то силами добровольцев уже делается.

Ольга Борисовна Малышева
Ольга Борисовна Малышева

Мы посетили Казанский монастырь, который был готов принять на баланс дом-музей, побеседовали с настоятельницей монастыря игуменьей Феофилактой (Левенковой). Матушка Феофилакта с насельницами монастыря несет тяжелый труд по восстановлению обители. Их всего семеро, но благодаря молитвам и подвижническому труду «жизнь жительствует». Два огромных храма и собор нуждаются в миллионных вложениях, которые никто им не обещает, но сестры продолжают трудиться, молиться и, главное, остаются людьми живой веры – радостной и деятельной.

С игуменьей Феофилактой (Левенковой)
С игуменьей Феофилактой (Левенковой)

Вышний Волочек поразил нас контрастом между славной историей Петровских времен, когда была создана гидротехническая система рек и каналов, позволившая именовать Вышний Волочек «Северной Венецией» и сегодняшним состояние дел, когда уничтожаются памятники новейшей истории, связанной с памятью новомучеников и исповедников.

Но, в то же время, мы познакомились с неравнодушным людьми, которым хочется служить Богу, Церкви, Отечеству. Это и вышеупомянутые Ольга Борисовна Малышева, игуменья Феофилакта, Светлана Хрулева, которая была нашим добровольным гидом, и краевед Денис Ивлев. Все они говорили об объединении усилий в сохранении памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской, возрождении церковной жизни и общественной жизни. Все они надеются на изменение общественного и церковного климата. Все они трудятся, чтобы это произошло.

Галина Коптева
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку