В Твери прошли Михайловские чтения

13 апреля 2017
2 апреля члены Свято-Мариинского братства выступили на тверском епархиальном лектории
Людмила Вайтишкина
Людмила Вайтишкина

Очередные Михайловские чтения были посвящены двум новомученикам и исповедникам – архимандриту Спиридону (Кислякову) и священнику Анатолию Жураковскому.

В своем вступительном слове ведущий лектория отец Александр Шабанов отметил, что год столетия переворота 1917 года особенно полезно изучать опыт новомучеников, особенно их труды на поле миссии и устроения общей жизни.

Важно, по словам отца Александра, видеть и понимать, каким образом, люди, ставшие впоследствии новомучениками и исповедниками, являли себя миру как христиане, исповедовали свою веру, свою принадлежность к церкви; что в их судьбе, в их служении важного для современного христианина, чему стоит у них учиться.

Также отец Александр с сожалением отметил, что, несмотря на то, что многие люди говорят о новомучениках и вспоминают их, но детального приобщения к их опыту очень мало. И знаем мы их зачастую значительно хуже, чем святых первых веков христианства.

Восполнить это попытались в своих сообщениях Людмила Вайтишкина и Татьяна Князева. Эти сообщения явились плодом прошедшей более года назад встречи Мариинского братства, посвященной общинной жизни в опыте новомучеников и исповедников российских.

Рассказывая об архимандрите Спиридоне, Людмила Вайтишкина заметила, что, хотя он и не творил чудес в привычном смысле этого слова, но сама его жизнь перед Богом была чудом. Уже в юном возрасте его, тогда еще отрока Георгия, потрясли две вещи – учение Оригена об апокатастасисе и эпизод из книги Деяний о сошествии огненных языков на апостолов. Последнее так впечатлило ребенка, что он тотчас же отправился из дома искать Иерусалим, но отец нашел его раньше и, приведя домой, «нарисовал ремнем на спине Георгия такие огненные языки, что тот еще две недели не мог повернуться с бока на бок».

Не останавливаясь долго на фактах из биографии, которая – как и биография архимандрита Спиридона – чрезвычайно богата на события и места (от Афона до Сибири), важно сказать, что Спиридон (Кисляков) на протяжении всей своей жизни искал Божьей правды и стремился исполнять Его волю. Мы это можем видеть, например, в его служении в Сибири, когда он отказывался крестить язычников, несмотря на то, что официальная церковь жаждала пусть и формального, но увеличения своей паствы. Архимандрит Спиридон же полагал, что никого нельзя обратить силой. И именно поэтому он принял решение ограничиться лишь проповедью Христа и Евангелия, не принуждая язычников ко крещению.

Поисков воли Божьей о себе и Церкви он не оставляет и по возвращении из Сибири. Создание братства Сладчайшего Иисуса, неприятие сотрудничества церкви и государства, перевод богослужения на русский язык, введение общей исповеди, служение литургии с открытыми царскими вратами – все это говорит о небывалой свободе архимандрита Спиридона и необходимости более глубокого осмысления его жизни и наследия.

В конце своего выступления Людмила прочла молитву архимандрита Спиридона о братстве во имя Иисуса Сладчайшего:

«Царь и Законодатель мой Христос! Сохрани наше братство во имя Твое святое, и не только братство, но и всех тех, кто любит Тебя, кто пребывает в Твоем Евангельском слове и живет Твоею жизнью. Когда я помыслю, что буду оторван от своего братства, то сердце мое обливается кровью и смертельная скорбь и тоска тяжелым бременем ложатся на мою душу. Христос! Живой мой Христос! Я со слезами молю Тебя и с сокрушенным сердцем прошу тебя: сохрани наше братство во имя Твое святое! Аминь».

Татьяна Князева
Татьяна Князева

Татьяна Князева рассказала о младшем современнике и друге архимандрита Спиридона – отце Анатолии Жураковском. Особое внимание в своем выступлении Татьяна уделила трудам отца Анатолия по устроению общинной жизни, ибо сам он считал, что лишь при наличии деятельного христианского сообщества – общины или братство – возможно обновление жизни в церкви. Жить, «врастая друг в друга». Жить вместе не для того, что свить гнездо или заиметь какое-то «дело», но чтобы «устроить самую жизнь во всем многообразии ее проявлений».

Казалось бы, что трудно представить себе более неподходящее время для созидания общей жизни в церкви, ведь в послереволюционные годы сама мысль о собирании людей ради Христа была безумием, но мы знаем, что невозможное человеку возможно Богу. И через проповедь отца Анатолия (а первыми его слушателями были местные старушки да дети с соседних улиц) стал собираться народ, в том числе и образованная молодежи, и родилась община. Общинники занимались благотворительностью, просветительской деятельностью, распространением православной литературы. Также члены общины при помощи профессоров Духовной академии В.И. Экземплярского и П.П. Кудрявцева изучали богослужение, стремились к пониманию и осознанному участию в церковных таинствах.

Все это не могло остаться незамеченным властями, и в 1923 году с формулировкой «за подрыв советской власти путем проповеди» отец Анатолий был в первый раз арестован. Далее последовали ссылка, возвращение, второй арест и, наконец, расстрел в 1937 году.

Несмотря на арест пастыря, община продолжила свое существование до 1930 года. По свидетельствам очевидцев в это время община возмужала, и отец Анатолий по возвращении из ссылки находит ее более сплоченной и самостоятельной, нежели до своего ареста. После второго ареста священника в 1930 году, большинство членов общины также были арестованы.

Несмотря на сравнительно недолгую жизнь и тяжелейшие условия для Церкви, отец Анатолий сумел явить и в своей жизни, и в жизни общины истинное собирание «под одним куполом жизни каждого <...> во всей полноте ее проявлений…».

Ксения Цветкова


Фото Ольги Козловой
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку