«В церкви не на все вопросы есть однозначный ответ»

Ректор СФИ священник Георгий Кочетков о новой хрестоматии по таинствоводству

В издательстве СФИ вышел первый том «Хрестоматии по мистагогии» – приложения к таинствоводственному этапу длительной катехизации взрослых людей, основанной на святоотеческой традиции. О составе, проблематике и адресате новой книги рассказывает ее составитель, ректор СФИ профессор священник Георгий Кочетков.

При написании мистагогических тем вы пользовались широким кругом литературы. Что из этого вы решили отобрать для «Хрестоматии» и почему?

Священник Георгий Кочетков: Я должен в первую очередь сказать, что «Хрестоматия», которая, наконец, увидит свет, – это очень важное приложение к мистагогическим темам, то есть таинствоводству, которое в святоотеческой литературе не получило большого развития, раскрытия в истории. Темы мистагогические являются достаточно сложными. Они неизбежно таковы, потому что во время таинствоводства, как и во время оглашения, мы имеем дело с современными людьми со всеми их запросами, трудностями, противоречиями, предрассудками, суевериями, влияниями, в конце концов, со стороны разных учений – философских, религиозных и культурных. И поэтому набор текстов, которые вошли в «Хрестоматию», сложился не случайно. Он сложился как необходимое приложение к тем основным текстам, которые даны в нашей мистагогии.

Что вошло собственно в эти приложения? Вошли самые интересные тексты, пусть иногда не бесспорные, требующие какого-то особого творческого подхода, а иногда даже комментария. Это тексты, которые включают вопросы, довольно важные, иногда очень важные, но в чём-то спорные. Во-вторых, в них вошли те вопросы, которые не являются самыми центральными. Для того, чтобы не уходить в сторону во время мистагогических бесед, приходится давать людям только главное. А вещи дополнительные, для наиболее интересующихся и способных людей, так же, как и вещи спорные, о чём я только что сказал, если они описаны как-то вдохновенно или очень концентрировано и правильно, – все такие вещи выведены в «Хрестоматию», в приложение к таинствоводству.

Все тексты очень интересные, но они особенно интересны в своей совокупности. Они, так же как и сама мистагогия, могут затрагивать разные подходы, учитывая, что в церкви далеко не на все вопросы мы можем получить какой-то однозначный ответ.

Кому и когда вы бы рекомендовали эти тексты читать? То есть они, прежде всего, адресованы катехизаторам, их стоит читать сразу вместе с темами, или как раз, учитывая их некоторую спорность и сложность, сначала освоить темы, а потом обращаться к «Хрестоматии»?

Священник Георгий КочетковДа, конечно, предполагается именно это – довольно интенсивное и быстрое усвоение тем и мистагогом, и мистами, теми, кто входит в таинство веры, жизни и молитвы церкви, а потом знакомство с дополнительными текстами. Можно, конечно, и не сразу читать их, а через некоторое время, потому что иногда люди не успевают сразу всё усвоить. Духовный опыт церкви очень многообразен и очень-очень непрост. А язык церкви, описывающий таинства молитвы, веры и жизни, тоже оказался к нашему времени очень непростым. Это даже составляет отдельную проблему, и мы должны это учитывать. У нас нет пока другого языка. Может быть, он возникнет, благодаря развитию христианской антропологии и богословия, может быть, удастся описывать богословские вопросы с позиций антропологических и с позиций экзистенциальных, и дай Бог, чтобы это быстрее было так. Но пока мы этого не видим, этого пока ещё нет. И поэтому, конечно, «Хрестоматия» рассчитывается, прежде всего, на мистагогов. Но она не закрыта и для тех, кто проходит таинствоводство сам. Вот это очень важные вещи, потому что даже слово о Христе, слово о нашей вере, надежде и любви должно звучать на современном языке, оно должно рассчитываться на современных людей. Ни в коем случае здесь не должно оставаться никакой схоластики, которой, к сожалению, в истории мистагогической литературы было слишком много. К сожалению, все мистагогические разработки, в том числе и святоотеческие, на сегодняшний день в каком-то смысле устарели, часто не по мысли, а по форме. Но иногда и сами мысли тоже требуют уточнения и дополнения, поскольку традиция церкви постоянно развивается. Святоотеческая традиция – это живая традиция, и она должна продолжать жить и в наше время. Вот этому и посвящены наши труды по мистагогии, а также все приложения к ним, в первую очередь «Хрестоматия», которую мы надеемся издать в четырёх книгах.

Беседовал Кирилл Мозгов

 

www.sfi.ru

Об издании

«Хрестоматия по мистагогии» является приложением ко всей системе оглашения, то есть длительной и полноценной катехизации взрослых людей, основанной на святоотеческой традиции, и к мистагогии, таинствоводству. В хрестоматию вошли тексты, раскрывающие как важные, но в чём-то спорные вопросы, требующие особого творческого подхода и дополнительных комментариев, так и вопросы, которые не являются самыми центральными, в связи с чем эти материалы интересны прежде всего в своей совокупности. Первая книга включает тексты, ставшие приложением к Введению в таинствоводство, а также к темам по Христологии и Пневматологии. Хрестоматия рассчитана прежде всего на катехизаторов и мистагогов, а также может быть полезна тем, кто сам проходит катехизацию и таинствоводство.

Приобрести книгу можно в книжном магазине СФИ и в интернет-магазине «Предание».

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку