В Риге прошел вечер памяти протоиерея Павла Адельгейма

Пять лет назад мученически погиб отец Павел Адельгейм
Протоиерей Павел Адельгейм
Протоиерей Павел Адельгейм

В Риге, в помещении Международной Балтийской академии, прошёл вечер памяти отца Павла Адельгейма – священника, исповедника веры, до последней минуты жизни исполнявшего свой пастырский долг...

Ведущая встречи Иоанна-Яна Калниня отметила, что правдивое и мужественное слово отца Павла Адельгейма объединяло и вдохновляло. На протяжении всей своей жизни он был примером силы духа, стойкости, бесстрашия, которые удивительным образом сочетались с любовью и открытостью. «Церковь призвана осуществлять общение любви», – эти слова отца Павла воплощались в его жизни. Ее пример – свидетельство того, как любовь к Богу и вера в Него побеждает зло.

Встреча началась с просмотра фильма «Взрастут хлеба так солнечно и щедро», созданного Преображенским братством. Ольга Борисова, исследователь жизни и служения отца Павла Адельгейма, рассказала об обстоятельствах, в результате которых появился этот фильм. Отец Павел был вдохновителем и консультантом паломнического проекта в Ташкентскую епархию, где начиналось его священническое служение. Но сама поездка состоялась уже после его убийства, и стала паломничеством по местам служения самого протоиерея Павла Адельгейма. Оказалось, что в Кагане, где отец Павел построил храм и был настоятелем почти 50 лет назад, его помнят до сих пор. Видеозапись этой неожиданной встречи стала основой фильма о служении отца Павла в Ташкентской епархии.

Путь служения отца Павла, хоть и непродолжительное время, был связан и с Рижской епархией. Около полутора лет он был настоятелем храма Святой Троицы в небольшом городке Алуксне, недалеко от границы с Россией.

Храм Святой Троицы в Алуксне
Храм Святой Троицы в Алуксне

В интервью, взятом у матушки Веры Адельгейм, она рассказала нам, как их семья попала в Латвию. Для многих оказался неожиданным тот факт, что еще задолго до переезда в Латвию отец Павел познакомился с архимандритом Таврионом (Батозским), который был духовником Спасо-Преображенской пустыни под Елгавой (Латвия) с 1969 по 1978 гг. Первый раз отец Павел с матушкой приехал в Пустыньку, еще во время своего служения в Ташкентской епархии, как паломник, никому не сообщив о своем приезде. Неожиданно в храме к нему подошла женщина в монашеском облачении и сказала: «Батюшка, Вас отец Таврион приглашает». После богослужения во время общения с отцом Таврионом отец Павел рассказал о своей судьбе. Матушка Вера вспоминала, что второй раз отец Павел был в Пустыньке, когда появились проблемы, практически сразу после освобождения: «Отец Таврион нас принял. Тогда вопрос был: что нам делать? Потому что отец Павел объездил несколько епархий, нигде его не хотели принимать. Отец Таврион пригласил нас в келью, где отец Павел рассказал о своем положении, о суде, о том, как отбывал заключение, как в лагере он остался без ноги, советовался о переводе в Рижскую епархию. На это отец Таврион сказал, что еще не время. И только несколько лет спустя отец Павел попал в Латвию. Перед этим он был у владыки Леонида (Полякова) и тот сказал: "Я бы с радостью, но уполномоченный... " И вдруг совершенно неожиданно мы получили письмо от владыки с назначением в Алуксне».

Ольга Борисова, Иоанна-Яна Калниня
Ольга Борисова, Иоанна-Яна Калниня

Перед вечером памяти отца Павла рижане съездили в Алуксне, где познакомились с людьми, близко общавшимися с семьей Адельгеймов и взяли у них видео интервью. Об этой поездке рассказала Иоанна-Яна Калниня: «Храм Святой Троицы – единственный православный храм в Алуксне, который не закрывался в советские годы, но священники там подолгу не держались. Отец Павел приехал туда молодым, полным энергии священником, и предполагал обосноваться там надолго. Он сразу принялся за ремонт храма, провел отопление, благодаря чему появилась возможность служить литургию и зимой (в лютеранском храме отопления нет до сих пор). В Алуксне отец Павел также оставил о себе добрую память, которая сохраняется до сегодняшних дней – о нем вспоминали на 125-летнем юбилее города».

Своими воспоминаниями о первой встрече с отцом Павлом в Алуксне поделилась семья Семкиных. В видеоинтервью Иван Афанасьевич вспоминал: «В 1976 году моя свекровь – глубоко верующий человек – перед смертью хотела исповедаться и причаститься. Я нашел священника – отца Павла. Помню, он вошел – молодой, красивый, такой светлый... А когда он уехал, как будто солнце померкло». Так было положено начало дружбе, связавшей две семьи – Адельгеймов и Семкиных на долгие годы. Впоследствии, когда отец Павел перехал в Псков и на деньги, которые ему дал митрополит Леонид, купил небольшой домик, Иван Афанаьевич с другом каждые выходные ездил в Псков, помогал ремонтировать дом, чтобы он был пригодным для жилья. А Эльвира Иосифовна, жена Ивана Афанасьевича, вспоминая отца Павла, не переставала удивляться: как он им доверял, всем делился, ничего не скрывал. Ведь в советское время, когда зачастую люди боялись собственной тени, такая дружба была редкостью. Дочери Татьяне, дружившей с детьми отца Павла, которой в то время было 12-13 лет, больше всего запомнились чтения, которые отец Павел устраивал в своем доме по вечерам: «Он подходил к книжной полке и говорил – сегодня мы возьмем вот это... Так мы прочитали практически всю классику. И это было не просто чтение. Он задавал вопросы, объяснял непонятные слова. Его интересовало, какое впечатление произвело прочитанное, но он никогда не навязывал своего мнения. «Да? Ты дествительно так думаешь?» – спрашивал, а сам хитро улыбался. Отец Павел повлиял на выборТатьяной профессии – она стала учителем русского и английского языков. В гимназии, где она работает на протяжении многих лет, она на своих уроках применяет «метод чтения отца Павла».

Церковь в это время была разрушена, священников в Рижской епархии катастрофически не хватало. Будучи инвалидом, отец Павел был вынужден на своем «Запорожце» ездить служить и в другие города Латвии, например, в Вентспилс – а ведь это на другом конце Латвии. Но он никогда не жаловался, не жалел себя и полностью отдавал силы на служение собирания Церкви.

В 1978 году отец Павел был переведен в Псковскую епархию, где нес служение до конца своей жизни. И здесь отец Павел много потрудился – открыл приют для детей-инвалидов, регентскую школу, восстановил несколько храмов... Годы служения в Пскове стали временем знакомства и тесного общения отца Павла с Преображенским братством. О своей первой встрече с отцом Павлом рассказали гости из Пскова, в жизни которых это событие сыграло решающую ролью. Елена Волкова поделилась воспоминаниями о том, что она, как многие советские люди в начале 1990-х гг., представляла образ церкви как «опиума для народа», а священников, как продавцов этого опиума. Встреча с отцом Павлом быстро разбила этот стереотип.

На вечере также прозвучали воспоминания об отце Павле – как живые свидетельства, так и видеоинтервью с прихожанами храма Жен Мироносиц, где отец Павел долгие годы был настоятелем. Все отмечали его редкую способность к глубокому, подлинному общению, любовь и веру в человека и готовность помогать людям, скромность, отзывчивость и бескорыстие. В то же время его отличала бескопромиссность в отношении вопросов веры, твердость и мужество, умение стоять за правду Божью до конца. Но для самого отца Павла его крестный путь казался естественным, отказаться от жизни по правде Божьей означало бы для него перестать быть человеком...

Завершился вечер видеозаписью последней проповеди отца Павла, произнесенной за несколько дней до его убийства, которая стала последним словом отца Павла о Церкви, обращенным к церкви и ко всем нам: «Когда мы смотрим на святых, мы видим, что все они стяжали богоподобие; они научились жить с Богом и по-Божьи, и Бог пребывал в их сердцах. Это единение человека с Богом начинается не в загробной жизни, а начинается на земле. И с тех пор, как оно начинается, человек уже не отделяется от Бога. Он живет благодатной жизнью с Ним. Эта жизнь – жизнь вечная, потому что и здесь, на земле, она возможна. И за пределами смерти, когда человек восходит в новую жизнь, благодатная жизнь продолжается. Это и есть та жизнь вечная, познание которой заповедано каждому христианину. Это познание должно быть не теоретическим, но оно должно быть осуществлено в нашей жизни. Аминь».

Фото Кристины Целитане и Марии-Лиги Зарини
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку