В некотором царстве в некотором государстве...

12 февраля 2018
Об образе человека в русских народных сказках говорили в екатеринбургском Детском духовном центре на встрече для родителей, подготовленной членами малого православного Свято-Екатерининского братства

Для чего мы читаем сказки? Читаем сами и читаем детям? Какие образы и смыслы скрываются за персонажами Бабы Яги, Кощея Бессмертного, Василисы-Премудрой, Емелюшки, Ивана-дурака? Какую глубокую традицию жизни русского народа открывает нам мир сказок?

Известно, что сказка – это история, не претендующая на историчность. Через сказки мы познаем мир и самих себя. Известно и то, что человек никогда не мог жить в необъясненном мире, он всегда пытался узнать и познать, исследовать и объяснить себе и мир, и самого себя. Так рождались мифы, многие из которых стали основанием для народных сказок. Поэтому многие образы сказок наполнены глубокими мифологическими смыслами и образами.

Так, например, гости встречи узнали о том, что дед и баба в сказке «Курочка-ряба» – это интуиция и воспоминание о первых людях – Адаме и Еве, а золотое яйцо – это предчувствие рая... Это дар, который попал в неумелые руки, и был утрачен. И записана она в разных губерниях (Архангельской, Вологодской, Черниговской и пр.) по-разному. Так, например, в одном из вариантов фигурирует поп…; о его судьбе после разбитого золотого яйца тоже повествуется в сказке…

А Баба Яга оказалась вовсе не людоедкой Костяной ногой, а умудренной жизненным, причем, не простым, судя по всему опытом пожилой женщиной... («чую, русским духом пахнет», – она использовала обоняние, вероятно, потеряв зрение). Она, к слову говоря, несмотря на свою злобность, одиночество и враждебность ко всему живому, помогает практически всем героям сказок, советом ли, делом ли, волшебным ли предметом... К тому же, Баба Яга выполняет роль стража, пограничника между этим и иным миром. Именно поэтому Василиса-Премудрая, находясь у старухи на житье, в послушании, и, вооруженная силой, возвращается в мир людей, обладая тайными знаниями. Становится понятным, откуда у нее волшебные навыки, которые нередко упоминаются в других сказках, и почему она может быть и доброй, и злой.

Иван – не дурак в привычном нам современном понимании этого слова, он «другак» – другой, иной, «инок», зачастую юродивый… Кто же он? Как правило, третий-четвертый сын в семье: ему уже не достается наследства, без которого не найти и жены, он лежит на печи, не обремененный ничем мирским. У него есть время подумать – редкое время! Он философ, он человек в поиске, он созревает, «лежит», никуда не торопится, в нем идет внутренний поиск. При этом он – самый послушный сын в семье (мы помним это на примерах сказок «По щучьему веленью», «Конек-горбунок» и т.д.). И благодаря тому, что в нем идет непрестанный мыслительный процесс, в нужный момент Иван находит выход из труднейших ситуаций, в отличии от его старших братьев. Это всегда человек творческий, он не ставит цели материального обогащения, но в итоге получает все.

Таков же и Емеля – философ и мыслитель, а не лежебока и лентяй... Он не живёт своим бессильным разумом, а полагается на Божью волю.

Мы видим, что в процессе сказки главный герой (часто Иван-дурак) преображается. Свои его не узнают, даже когда к тому есть явные доказательство (например, кольцо у Ивана). И только внешнее свидетельство (царевна указывает на кольцо) убеждает родных и знакомых, что это и есть главный герой. Происходит разрыв шаблона!

Многие исследователи сказок в своих толкованиях сказочных образов схожи. Так, например, Владимир Яковлевич Пропп, русский ученый, филолог-фольклорист, предлагает метасхему любой из сказок; София Залмановна Агранович, российский филолог, дополняет эту метасхему набором ролей и функций: есть вредитель, есть даритель, есть помощник, есть сам герой, есть невеста, есть испытание героя.

На встрече был затронут лишь один аспект образов сказок – образ человека. А их спектр весьма широк – и животные, и предметы, и явления природы, и взаимоотношения между людьми, и профессиональная тематика, и национальный колорит и т.д.

Участники встречи делились своим опытом прочтения сказок, звучали разнообразные интересные мнения; говорили о языке сказок, о той традиции, которая в них заложена и которую так важно считывать, передавать детям. Стало очевидно, что собрались неравнодушные думающие люди, что тема живая, и ее хочется продолжать, входя самим и вместе с детьми в этот многогранный удивительный мир.

Елена Каштанова

 

Фото Марины Подкопаевой

загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку