Евгений Сергеевич Боткин: остаться с теми, кто страдает

17 июля 2017
Сегодня мы вспоминаем о праведном страстотерпце – враче, лейб-медике семьи Николая II, дворянине

В ночь с 16 на 17 июля в Екатеринбурге в доме инженера Ипатьева была расстреляна семья последнего русского императора Николая II. Вместе с ними мученическую кончину принял доктор Евгений Сергеевич Боткин (27 мая [8 июня] 1865, Царское Село — 17 июля 1918, Екатеринбург). Когда императорскую семью перевозили из Тобольска в Екатеринбург, доктору Боткину предоставили возможность остаться в Тобольске. Но он как врач и как христианин посчитал своим долгом остаться рядом с теми, кто страдает.

Евгений Боткин был сыном известного русского врача Сергея Петровича Боткина (лейб-медика Александра II и Александра III). Он окончил Военно-медицинскую академию, стажировался у лучших врачей Европы. Свою медицинскую карьеру начал с должности врача-ассистента в Мариинской больнице для бедных, не желая воспользоваться положением отца, а стремясь выстроить свой профессиональный путь самостоятельно.

Мариинская больница была не единственным местом его службы, к ней со временем добавилась должность врача при Военном клиническом госпитале, преподавание в Военно-Медицинской Академии, а с 6 мая 1905 года он был назначен почетным лейб-медиком Двора Его Императорского Величества.

Доктор Боткин с одинаковой заботой относился ко всем своим пациентам, независимо от их статуса и материального положения. Сохранились материалы его лекций, в которых он призывал студентов к искренним и доверительным отношениям со своими пациентами. Он считал, что «бодрость духа в палате – драгоценное и сильное лекарство, которым нередко гораздо больше можно помочь, чем микстурой и порошками». И добавлял: «Только сердце для этого нужно, только опять искреннее сердечное участие к больному человеку».

Наставник цесаревича Алексея Пьер Жильяр в своих воспоминаниях о последних днях царской семьи пишет: «В эти мучительные дни присутствие доктора Боткина послужило большой поддержкой для узников; он окружил их своей заботой, служил посредником между ними и комиссарами и приложил все усилия, чтобы защитить их от грубости стражи».

Доктор Евгений Боткин с великими княжнами Анастасией и Марией
Доктор Евгений Боткин с великими княжнами Анастасией и Марией

До последнего часа доктор Боткин оставался верным своему призванию. Его сердце даже в столь трагичных обстоятельствах было полно любви, обращенной не на самоспасение, но на помощь ближнему. Говоря о нём, мы можем вспомнить строки из Евангелия, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Завершить наш рассказ о Евгении Сергеевиче Боткине хотелось бы его словами, написанными после русско-японской войны, но сохранившими свою актуальность и по сей день. Тогда, после войны, он призывал не забывать о горечи поражения, но сохраняя в душе боль ошибок, постараться исправиться: «Мне представляется даже очень благоприятным, что мы не кончили победоносным бравурным аккордом: он покрыл бы все фальшивые ноты, и снова мы, самодовольные, заснули бы на лаврах. Теперь же, сохранив в душе всю боль и остроту от наших ошибок, мы можем и должны исправиться, – именно потому, что мы сохранили ее. Надо нам работать, много и сильно работать».

Доктор Евгений Боткин с сыном Глебом и дочерью Татьяной, 1918 год
Доктор Евгений Боткин с сыном Глебом и дочерью Татьяной, 1918 год

3 февраля 2016 года Архиерейским собором РПЦ было принято решение об общецерковном прославлении страстотерпца праведного Евгения врача.

Материал подготовила Анна Ребасc
загрузить еще

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку